26 сентября 2021 г. Воскресенье | Время МСК: 10:55:00
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Совершенствование системы законодательства в области лицензирования отдельных видов деятельности. Интервью с Андреем Владимировичем Шаровым




Источник: ИА "Гарант"
добавлено: 14-10-2004
просмотров: 20740

11 октября 2004 года в Центре информационных технологий компании "Гарант" состоялось интернет-интервью с Директором Департамента государственного регулирования в экономике Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации Андреем Владимировичем Шаровым. 

Тема интервью: "Совершенствование системы законодательства в области лицензирования отдельных видов деятельности".

Интервью организовано и проведено компанией "Гарант". Компания "Гарант" зарегистрирована в качестве Информационного агентства (свидетельство: ИА N77-14642). При распространении сообщений и материалов Информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на Информационное агентство обязательна (ст. 23 Закона о СМИ).

Ведущая интервью - Комарова Татьяна Юрьевна (заместитель директора по внешним связям компании "Гарант").

Ведущая:

Доброе утро, уважаемые дамы и господа, уважаемая Интернет-аудитория. Начинаем интернет-интервью с Директором Департамента государственного регулирования в экономике Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации Андреем Владимировичем Шаровым на тему: "Совершенствование системы законодательства в области лицензирования отдельных видов деятельности".

В настоящее время Минэкономразвития России в соответствии с поручением Правительства Российской Федерации разработан и внесен на рассмотрение Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности".

Проектом федерального закона предусматриваются сокращение количества лицензируемых видов деятельности и оптимизация порядка лицензирования в части:
уточнения порядка определения полномочий по лицензированию, осуществляемых как федеральными органами исполнительной власти, так и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации; упрощения процедур получения и переоформления лицензий; обеспечения защиты прав хозяйствующих субъектов; обеспечения открытости и доступности информации лицензирующих органов для граждан и хозяйствующих субъектов. Отдельные изменения в проекте федерального закона направлены на устранение избыточного государственного регулирования предпринимательской деятельности.

Каковы причины сокращения количества видов деятельности, подлежащих лицензированию? Изменятся ли процедуры получения и переоформления лицензий? Коснутся ли предполагаемые изменения полномочий лицензирующих органов? Какие будут предприняты меры, направленные на обеспечение защиты прав хозяйствующих субъектов при осуществлении ими лицензируемых видов деятельности?

На эти и другие актуальные вопросы, касающиеся проблем в сфере лицензирования, нам ответит наш гость - Директор Департамента государственного регулирования в экономике Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации Андрей Владимирович Шаров.

Стенограмма конференции будет размещена на интернет-сайте компании "Гарант" www.garant.ru

Разрешите, Андрей Владимирович, задать первый вопрос. Известно, что лицензирование устанавливается для тех видов деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, а также культурному наследию народов России. В настоящее время перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, определяется всем известной статьей 17 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности". Данная статья предусматривает 123 вида деятельности, для осуществления которых требуется получение лицензии. Разработанным Минэкономразвития России законопроектом предлагается сократить этот перечень до 74. На что направлены подобные изменения?

Шаров А.В.:

Доброе утро, уважаемые пользователи, уважаемые коллеги. Прежде всего, хотел бы поприветствовать вас. Я с удовольствием отвечу на ваши вопросы. Главная суть законопроекта - это устранение избыточного вмешательства государства в экономику. То есть мы устраняем те виды лицензирования, по которым есть другие методы государственного регулирования, позволяющие добиться и обеспечить безопасность граждан, охрану культурного наследия и избежать других рисков, других ущербов. Сразу скажу, что 74 - это не предел. Например, в Польше по аналогичному закону подлежат лицензированию всего шесть видов деятельности. И нам есть к чему стремиться.

Ведущая:

Лицензирование каких видов деятельности, вы полагаете, будет целесообразно отменить? О чем, в первую очередь, идет речь?

Шаров А.В.:

Назову несколько наиболее значимых, масштабных видов деятельности, лицензирование которых предлагается отменить. Именно по ним сейчас идут горячие дискуссии и споры. Это деятельность по проектированию зданий и сооружений первого и второго уровня ответственности, строительство зданий и сооружений первого и второго уровней ответственности, туроператорская и турагентская деятельность, производство табачных изделий, ветеринарная деятельность. С 1 января 2005 года предполагается отменить где-то порядка 25 видов деятельности. Остальные виды деятельности предполагается отменить с 1 января 2006 года либо с момента принятия технических регламентов.

Ведущая:

По каким критериям Вы определяли, что для данного вида деятельности лицензирование является избыточной мерой государственного регулирования?

Шаров А.В.:

В законе определены несколько критериев избыточности лицензирования тех или иных видов деятельности. Первый критерий - это отсутствие риска нанесения ущерба безопасности и здоровью граждан и культурному наследию Российской Федерации. Второй критерий, он наиболее важный, связан с тем, что существуют другие более мягкие методы государственного регулирования и негосударственного регулирования, которые позволяют добиваться устранения риска. Речь идет, например, об обязательной или добровольной сертификации, или декларировании. Речь идет о страховании гражданской ответственности, о таких формах снижения риска, как саморегулирование и так далее. В случае, если один из этих критериев срабатывал, мы приходили к выводу, что лицензирование не нужно.

Ведущая:

Из названных Вами видов деятельности, лицензирование которых подлежит отмене, Вы назвали строительство, в том числе я так понимаю жилых домов. Под какой из этих критериев подпадает этот вид деятельности?

Шаров А.В.:

Строительство подпадает под второй критерий, т. е. есть другие методы государственного регулирования, их примерно 8. Некоторые наиболее значимые я могу назвать. Первое, это государственная экспертиза всех проектов. Вы не построите дом, если проект строительства дома не прошел государственную экспертизу. Второе, существуют требования к безопасности строительных материалов, они действуют. Третье, это архитектурно-строительный надзор на каждом из значимых этапов строительства. И, наконец, есть такой метод государственного регулирования, как приемка уже готового здания государственной комиссией. То есть, иными словами, не надо лицензировать осуществление строительной деятельности, если есть другие достаточно эффективные методы государственного контроля.

Ведущая:

Предполагает ли разработанный законопроект какие-либо изменения в части определения полномочий лицензирующих органов?

Шаров А.В.:

Да, предполагает. В рамках административной реформы, многие, наверное, знают, были приняты системные решения о передаче функций приостановления деятельности или приостановления лицензий в судебные органы. Это касается и аннулирования лицензий. У надзирающих лицензионных органов полномочия по приостановлению деятельности будут предусмотрены на кратковременный период - это 48 часов и, только в случае, если такое приостановление связано с устранением риска техногенной катастрофы, гибели людей. По истечении 48 часов, суд должен либо подтвердить это приостановление, либо отменить. Вот такие достаточно радикальные изменения предлагается внести в состав полномочий лицензирующих органов. Дополню, в настоящее время довольно часто случается ситуация, когда под любым надуманным предлогом можно приостановить стройку, закрыть магазин и т. п. После внесения изменений она будет просто невозможна.

Ведущая:

Предполагается ли предпринять какие-то меры для упрощения процедуры получения или переоформления лицензии?

Шаров А.В.:

Да, предполагается. Во-первых, сокращается срок получения лицензии с 60 до 45 дней. Но, как нам кажется, это только начало. Я думаю, в перспективе, можно будет сократить этот срок и до 30 дней. Во-вторых. Об этом пока в законе ничего нет, но я думаю, что мы сможем внести соответствующие поправки в закон. Речь идет о том, чтобы предусмотреть в законе возможность сохранения лицензии в случае слияния компаний. Есть две компании, обе имеют лицензии и решили объединиться. По действующему закону необходимо получить новую лицензию, т. е. пройти весь этот круг. И тут нам хорошую подсказку дали иностранные инвесторы. Они говорят: "Зачем? Какой смысл в получении новой лицензии, если две компании сливаются? Вид деятельности сохраняется, просто реструктуризируется компания". Мы предложили внести поправку в закон, чтобы действие лицензии одной из компаний сохранялось и не создавался еще один дополнительный барьер для компаний.

Ведущая:

А если у одной только из сливающихся компаний есть лицензия?

Шаров А.В.:

Если только у одной - это надо обсуждать.

Ведущая:

Не могли бы Вы поподробней рассказать об упрощенном порядке лицензирования, предусмотренном законопроектом? Значит ли, что, застраховав свою гражданско-правовую ответственность, соискатель лицензии для ее получения не должен подтверждать квалификацию своих работников, например?

Шаров А. В.:

Действительно, законом вводится упрощенный порядок лицензирования, это новый для нашего законодательства институт. В чем его суть? Упрощенный порядок лицензирования применяется в двух случаях. Первое, это когда по определенным видам деятельности Правительством устанавливается такая возможность. В основном эти виды деятельности связаны с имущественным риском, т. е. с риском имущественного ущерба. По этим видам деятельности возможно: первое - это страхование своей ответственности, и второе - это наличие у соискателя международно-признанного сертификата. Таким образом, в первом случае претендент на получение лицензии страхует свою ответственность, приносит полис в лицензирующий орган и в течение 15 дней получает соответствующую лицензию. Более интересным, может быть, абсолютно новым является второй случай, когда речь идет о международно-признанных сертификатах. Например, при производстве лекарственных средств в большинстве стран действует стандарт JMP. Это стандарт, который предъявляется к производству лекарственных средств. Без сертификации это лекарство не может выйти на рынок. Если производство сертифицировано по мировому стандарту JMP, то просто предъявляется этот сертификат и лицензия выдается в упрощенном порядке. И что еще очень важно, лицензионный контроль в виде плановых проверок и в первом, и во втором случае не применяется. Т.е. проверки будут только по жалобам, если возникают какие-то проблемы. Это, естественно, существенное облегчение для деятельности этих компаний. Что касается подтверждения квалификации своих работников, то лицензионные требования не изменяются от упрощенного порядка.

Ведущая:

Для лицензиата всегда был болезненным вопрос, касающийся приостановления или лишения лицензий. Предполагаются ли какие-либо изменения в этой области?

Шаров В.А.:

Частично я уже ответил на этот вопрос. Сейчас полномочия по приостановлению, которые сейчас есть у лицензионных органов, позволяют в любое время приостановить лицензию на шесть месяцев. Фактически парализовать деятельность. Такой возможности больше не будет. Максимум - 48 часов, в случае непосредственной угрозы жизни и здоровью или для предотвращения техногенной катастрофы. Затем только санкция суда.

Ведущая:

Как в соответствии с уже перечисленными изменениями и дополнениями изменятся нормы о порядке ведения реестра, содержащего сведения о лицензиях, полученных юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями?

Шаров А.В.:

Наверное, это будет особенно важно для этой аудитории, потому что законом предусматривается публикация реестров лицензий в системах общего пользования, в том числе в сети Интернет. То есть все сведения о лицензиате, которые содержатся в реестре лицензий, должны быть опубликованы либо предоставлены, соответственно, по запросу, потому что не все имеют доступ к Интернету. Такая норма будет предусматриваться законом, поэтому не будет необходимости обращаться в государственный орган, чтобы получить информацию об обладании тем или иным контрагентом лицензией на вид деятельности. Достаточно будет выйти в Интернет.

Ведущая:

Предусмотрены ли какие-либо еще меры, направленные на повышение открытости и доступности информации о деятельности лицензирующих органов?

Шаров А.В.:

Помимо реестра лицензий, лицензирующий орган также обязан будет размещать все существующие лицензионные требования и технические регламенты, регулирующие стандарты безопасности. До создания технических регламентов он будет обязан размещать действующие ГОСТы, ОСТы и так далее. Соискатель лицензии должен представлять себе требования, предъявляемые государством к осуществляемому им виду деятельности. Для примера скажу, полный сборник ГОСТов Российской Федерации стоит 8000 долларов. В нем собраны все требования, которые действуют на сегодняшний день в России, но бесплатно вы его по действующему закону получить не сможете, только за плату. Закон частично решает эту проблему.

Ведущая:

Почему Минэкономразвития пытается отменить лицензирование перевозочной деятельности на автомобильном транспорте? На сегодняшний день это единственный способ хоть какого-то регулирования данного вида деятельности. Логика принимаемых Правительством решений подчас поражает: вводится страхование гражданской ответственности, но при этом упраздняется лицензирование наиболее опасного и криминализированного вида деятельности - таксомоторных перевозок. Неужели Вы думаете, что отмена лицензирования в данной сфере может увеличить приток предпринимателей-таксистов?

Шаров А.В.:

Во-первых, хотелось бы сделать акцент на то, что все предложения об отмене лицензируемых видов деятельности согласованы с отраслевыми ведомствами. То есть в случае строительства - с Минпромэнерго, в случае с таксомоторным транспортом - с Минтрансом. Это - решение не только Минэкономразвития, это взвешенное решение и отраслевого ведомства, и Минэкономразвития, отвечающее за устранение административных барьеров в экономике. Второе. Если говорить о криминализации этого рынка, то лицензирование тут никак не помогает. У лицензирования другая задача: обеспечение безопасности. Посмотрим, какие меры обеспечения безопасности есть в этой сфере. Вот то, что Вы перечислили: обязательная автогражданская ответственность, обязательный допуск водителей. У водителей есть водительские права, выдаваемые в установленном порядке. Затем технический осмотр. Это тоже мера государственного регулирования, обеспечивающая безопасность транспорта. Мы исходим из того, что технический осмотр должен обеспечивать безопасность и, собственно, надзор на дорогах. У нас существует ГИБДД, которая надзирает за соблюдением водителями правил дорожного движения. Вот, исходя из анализа этих методов государственного регулирования, мы вместе пришли к выводу, что их вполне достаточно, а лицензирование этого вида деятельности является входным билетом, за который надо заплатить, и никаких последствий для обладателя лицензии, сокращающих риск в этом виде деятельности, лицензия не несет.

Ведущая:

Будет ли осуществляться передача функций лицензирования отраслевым организациям саморегулирования? Будут ли лицензироваться сами саморегулируемые организации?

Шаров А.В.:

Важный вопрос для понимания места СРО в обществе. Лицензирование не будет передаваться этим организациям. Лицензирование - это всегда государственная функция, властная функция, надзорная функция, и никаким организациям бизнеса она передаваться не будет. Другое дело, что в некоторых видах деятельности мы уходим от лицензирования именно потому, что считаем, что может СРО лучше обеспечит контроль на рынке, чем государство. Это такие виды деятельности, как аудиторская и оценочная деятельность. По этим двум видам деятельности законы уже подготовлены. Там сформировалось профессиональное сообщество, и существуют уже прообразы настоящих СРО. Уже сейчас на добровольной основе те организации, которые входят в СРО добровольно, если можно так выразиться, подвергаются контролю со стороны СРО на предмет соблюдения законодательства и соответствующих стандартов. Сейчас это делается в добровольном порядке. Одновременно с этим существует система лицензирования, которая занимается тем же. Мы говорим о том, что существование двух этих систем слишком накладно для бизнеса. Мы говорим, что лицензирование в этом случае неэффективно. То же самое касается и такого вида деятельности, как оценочная деятельность. Сами СРО лицензироваться не будут. Как я говорил, лицензия у нас решает только один вопрос: безопасность. Механизм признания СРО - это механизм включения в реестр, то есть предъявление определенных требований. СРО заявляет и предъявляет документы, что она соблюдает эти требования и производится включение в реестр в течение семи дней, как по арбитражным управляющим. То есть достаточно простой механизм.

Ведущая:

То есть саморегулирование является альтернативной формой контроля?

Шаров А.В.:

Это альтернативная форма контроля, но надо отметить, что первоначально она будет действовать не более чем на пяти-шести сегментах рынка, не больше. Там, где речь идет о регулировании даже не видов деятельности, а о профессии.

Ведущая:

Почему принято решение отменить лицензирование в сфере туристической деятельности? Если Вы считаете, что в настоящее время лицензии не защищают в должной мере от некачественных услуг, следует совершенствовать лицензионные требования и условия, упорядочить контроль и так далее, то есть отлаживать сам механизм лицензирования и заставлять его эффективно работать, но не отменять его, так как он якобы не действует. Мне кажется, что автор этого вопроса беспокоится о том, что, заменив лицензирование другими формами контроля, о которых мы с Вами говорили, государство хочет снять с себя какую-то ответственность за тот или иной вид деятельности из-за контроля качества. Вот такой крик души, можно сказать.

Шаров А.В.:

Отмена лицензирования туристической деятельности - один из наиболее обсуждаемых вопросов сейчас и в туристическом сообществе, и в прессе. Первое, что хотелось бы сказать. Эффективно ли лицензирование и тот ли это инструмент, который защищает потребителя? Нет, не тот. Почему он не защищает потребителя? А потому что, в случае причинения какого-либо ущерба, например, самолет улетел в Турцию, а туристическая компания в связи с какими-то проблемами не смогла обеспечить вылет этого самолета на родину. Что мы будем делать?  Отзовем лицензию. Туристы так и останутся в Турции и никуда не вылетят. На практике возникала такая ситуация, что правительству приходилось залезать в собственный карман и вызволять наших туристов из других стран. Это все стало возможным потому, что те лицензионные требования, которые сейчас есть, не обеспечивают эффективность и не могут её обеспечить по определению. Какие это требования: наличие офиса и наличие хотя бы двух или трех сотрудников, которые имеют среднее туристическое образование. Никаких имущественных гарантий со стороны турфирм нет. Установить имущественные гарантии со стороны турфирмы на уровне лицензионных требований невозможно, это дополнительное обременение, а оно может вводиться только законом. Регулирование турбизнеса, в общем, не является проблемой ни в одной другой стране, так как критерии и требования, предъявляемые для компаний, желающих начать этот бизнес, уже выработаны. Главное - обеспечение имущественной ответственности туроператора или турагента. Чтобы начать туристический бизнес, пожалуйста, открой неснижаемый депозит в банке, застрахуй свою ответственность, но не на 10000 рублей, а на цену минимум двух чартеров, которая составляет примерно 100000 долларов. Либо открой гарантию первоклассного банка для того, чтобы в случае вот таких непредвиденных ситуаций турист не страдал. И дальше, пожалуйста, занимайся туристической деятельностью. То есть этот механизм имущественной ответственности значительно эффективней любого государственного регулирования в этой сфере. И что интересно, ведь решение вопроса об отмене лицензирования туристической деятельности Правительство приняло месяцев восемь назад. За это время у туристического сообщества была возможность презентовать уже готовый закон в Правительстве и провести в Государственной Думе, то есть подготовиться к отмене лицензирования. Но ничего сделано не было. Это значительно удобнее - заплатил 1300 рублей и никаких гарантий.

Ведущая:

Т. е.Вы хотите сказать, что профессиональное сообщество само недостаточно активно работает?

Шаров А.В.:

Конечно. Есть же сравнения. Пожалуйста, аудиторская деятельность. Закон готов. Имеется в виду отмена лицензирования и передача некоторых функций контроля СРО. Оценочное сообщество работает, закон готов. Туристическое сообщество - закон не готов. Решения были приняты на одном и том же заседании Правительства.

Ведущая:

Смысл наших мероприятий именно в том, чтобы привлечь внимание общественности к этим вопросам. Прокомментируйте, пожалуйста, отмену лицензирования деятельности по распространению лекарственных средств.

Шаров А.В.:

Здесь достаточно все просто. У нас сохраняется лицензирование фармацевтической деятельности. В рамках лицензирования фармацевтической деятельности идет лицензирование торговли лекарственными средствами, поэтому здесь мы просто убираем вторую лицензию. Т.е. лицензирование сохраняется в рамках лицензирования фармацевтической деятельности. А дополнительная лицензия на распространение лекарств убирается.

Ведущая:

Как Вы считаете, на практике те механизмы лицензирования, которые существуют, эффективно работают? Не секрет, что очень много публикаций в СМИ о том, что в аптеках чуть ли не большая часть лекарств поддельная. Т.е. это эффективная форма контроля или неэффективная?

Шаров А.В.:

Надо задать вопрос по-другому: а контроль был? Сейчас создана служба по надзору в сфере медицинской деятельности. У этой службы будут территориальные органы, т.е., наконец-то, появятся инспектора. И я думаю через полгода, через год, когда служба активно развернет свою деятельность, эта проблема снимется. Нужен надзор на рынке. Мы сохраняем дорыночные инструменты: заплати за лицензию - и спи спокойно. А на рынке мы не контролируем. Поэтому, я думаю, что касается лекарственных средств, рыночный контроль значительно более эффективен, чем дорыночные инструменты.

Ведущая:

Как связаны между собой технические регламенты и отмена лицензирования авиационной и медицинской техники, изготовление средств измерений и картографическая деятельность? Кто будет предъявлять требования к специалистам, работающим в этих сферах?

Шаров А.В.:

Отмена лицензирования этих видов деятельности связана с техническими регламентами напрямую. Технический регламент представляет собой документ, который содержит: первое - набор обязательных требований, в том числе и к персоналу; второе - технический регламент содержит методы государственного контроля. Возможно, мы не исключаем того, что в технических регламентах вместо лицензирования появится такой инструмент, как добровольная сертификация или обязательная сертификация. Вся идеология реформы лицензирования состоит в том, что мы контроль на входе максимально смягчаем, т.е. убираем там, где такой контроль неэффективен, но одновременно усиливаем контроль на рынке.

О картографической деятельности на память мне приходит, что лицензированием картографической деятельности занимается несколько человек. При этом тысячи предприятий имеют лицензии. Но как несколько человек могут затем заниматься лицензионным контролем? Это невозможно.

Поэтому есть два варианта поведения. Или мы говорим, что это избыточная мера, или мы должны увеличить численность контролирующих.

Ведущая:

Будет ли способствовать отмена лицензирования в сфере строительства уменьшению взяточничества? Поясните, пожалуйста, с помощью каких средств государство будет контролировать данную сферу деятельности? В прессе была информация, что некоторые строительные организации аргументировано высказывались против отмены лицензирования, учитывались ли их мнения?

Шаров А.В.:

Ну, по поводу обоснованности отмены лицензирования я уже сказал. Что касается различного рода издержек, которые несет лицензиат при получении лицензии, то скажу следующее. Сама лицензия стоит 1300 рублей. Вместе с тем для того, чтобы получить лицензию, нужно пройти массу процедур, обследований, экспертиз, исследований и так далее, и цифра резко возрастает. Я не говорю сейчас о случаях взяток и коррупции, но прямые расходы бизнеса, естественно, сразу сократятся, потому что им не надо будет платить дополнительную плату. 1300 рублей это, конечно, не обременение, а вот все, что связано с дополнительными исследованиями, обследованиями, это достаточно большие суммы. Самая большая сумма платится за лицензирование химически опасных производств, это примерно 3000 долларов.

Что касается лицензирования строительства. В год выдается 70000 лицензий. Всего было выдано и действует 200000 лицензий. О чем говорят эти цифры? Мы и раньше подозревали, что нет в России столько компаний, 200000 - это колоссальная цифра. Полгода назад, может быть, кто-то отслеживал ситуацию с криминализацией этого рынка, была выявлена деятельность одной из компаний, которая за сумму 5000-8000 долларов обеспечивала получение лицензии в Госстрое. Были подготовлены сотни бланков лицензий, сотни документов на подставных лиц и так далее. Такие цифры наводят на определенные мысли. И строительный бизнес прекрасно понимает, о чем я говорю.

Ведущая:

Т.е. есть фирмы-однодневки, которые хотят потом уйти от ответственности, и лицензия от этого никак не защищает.

Шаров А.В.:

Конечно. Когда нам говорят, что теперь строить будут неграмотные специалисты, теперь дома будут падать и так далее, мы говорим: во-первых, есть другие методы контроля, во-вторых, лицензирование в том виде, в каком оно есть, породило с юридической точки зрения 200000 законопослушных компаний, которые могут строить. На самом деле это не так.

Ведущая:

В вопросе прозвучала тема взяточничества. Не кажется ли Вам, что теперь эти дополнительные поборы перейдут в какие-то другие стадии проектов всех видов, госприемка и так далее?

Шаров А.В.:

Глупо было бы ставить себе задачу искоренить нашим законопроектом эту российскую беду. Мы можем сузить этот рынок. И, скорее всего, он трансформируется. Правильно вы говорите, это перейдет на другие стадии. Но все равно, как правило, сумма неофициальных платежей уменьшится. Посмотрите простой пример. Даже если вы нарушаете какие-то правила, но эти нарушения несущественны. Сейчас любой инспектор к вам может прийти и остановить стройку. И стройка будет стоять столько, сколько нужно инспектору. По новому закону он этого сделать не сможет, вы с ним не сможете договориться, потому что у него таких полномочий нет. Он сможет остановить на 48 часов стройку по конкретным основаниям, которые указаны в Кодексе об административных правонарушениях.

Ведущая:

Какие позитивные изменения в сфере развития предпринимательства в целом Вы ожидаете в случае принятия законопроекта? Есть ли у Вас какие-то конкретные цифры, какие-то прогнозы?

Шаров А.В.:

Первое. Мы почувствовали, почему некоторые ассоциации побаиваются отмены лицензирования. Первое, чего они боятся, это, конечно, конкуренции. Появятся новые компании, придут новые игроки на рынок. Это, конечно, беспокоит тех, кто на этом рынке занимает определенную нишу. Поэтому положительные моменты действия закона - это увеличение компаний, которые придут и будут заниматься тем бизнесом, где мы убираем лицензирование - это увеличение конкуренции. Кроме того, увеличение предложений по оказанию услуг в тех видах деятельности, где мы убираем лицензирование. Это такой макроэффект. Микроэффект также будет. Сейчас, чтобы получить лицензию, предпринимателю нужно официально заплатить. Например, чтобы начать производство табачных изделий, необходимо заплатить 28000 рублей и плюс 1300 рублей госпошлины. Естественно, вот эти прямые затраты снизятся. Второе. Как нам кажется, можно будет потеснить и теневой сектор. У нас уже есть практика отмены других видов лицензирования. Я напомню. В самом начале действия закона было более тысячи видов деятельности, которые подлежали лицензированию. Сейчас у нас чуть ста видов деятельности. За весь этот период не было попыток восстановить ни один вид деятельности, который был отменен. Отмена 900 видов деятельности на безопасности никак не сказалась. Нам кажется, этот закон также не создаст никаких проблем для общества и граждан.

Ведущая:

Вы сделали акцент на снижение нагрузки на производителей за счет усиления конкуренции, повышения качества, снижения стоимости оказываемых услуг и выполняемых работ. А с точки зрения безопасности, как Вы считаете, в результате этих мер не пострадает ли потребитель? Т.е. контроль не будет ослаблен путем использования других форм контроля?

Шаров А.В.:

Мы уверены, что по тем видам деятельности, лицензирование которых мы предлагаем отменить, никаких изменений в худшую сторону с точки зрения безопасности не произойдет.

Ведущая:

Почему в течение девяти месяцев не выдаются лицензии в области связи? За этот срок наша организация, планировавшая заняться оказанием услуг в области кабельного телевидения, успела открыться, сделать проект, собрать необходимые, согласно Федеральному закону "О связи" документы, получить частотное разрешение. Теперь даже если "вдруг" в этом, 2004 году будут выдаваться лицензии согласно тому же закону "О связи", на рассмотрение заявки уйдет до 75 дней! Считаете ли Вы создавшуюся ситуацию нормальной?

Шаров А.В.:

Ситуация, конечно, ненормальная. Одна из задач, которую мы ставим, это внести в закон о лицензировании все процедуры и виды деятельности, регламентированные в настоящее время другими законами. Мы должны создать единые правила и процедуры для всех. Будь то в области связи или в каких-нибудь других областях. Здесь я могу только предположить, почему была возможна такая ситуация. Структурная реформа правительства, которая прошла, видимо и породила такие ощутимые проблемы с лицензированием. Действительно, функции, которые раньше выполняло министерство, затем были переданы службе, то есть, скорее всего, в большей степени именно структурные изменения повлияли на такую длительность выдачи лицензии.

Ведущая:

В самом начале Вы говорили об обратной связи. Планируется ли исключить функции проверки лицензирующими органами предприятий и предпринимателей? Требования при проверке пожарного надзора, санэпиднадзора, налоговых органов более или менее прописаны в законах, а лицензирующие органы проверяют все, что им захочется, зачастую дублируя вышеперечисленные надзорные органы и выдумывая свои требования. Рассматривались ли предложения исключить лицензирующие органы из числа проверяющих. Как Вы к этому относитесь?

Шаров А.В.:

Если говорить о проверках вообще, и даже безотносительно к лицензионным органам, то идеология контроля в ближайшие годы, я думаю, будет меняться. В чем она будет состоять? Предполагается отказ от плановых проверок как таковых, за исключением, может быть, особо опасных каких-то видов деятельности, где технологические нарушения могут привести к серьезным техногенным авариям. Идеология контроля, в том числе лицензионного, будет состоять в том, чтобы реагировать на жалобы, на нарушения. И второй момент, который в вопросе прозвучал, - это лицензионные требования, то есть предмет надзора. В ближайшее время будет поставлена такая задача, как пересмотр лицензионных требований. И то, как они сейчас сформулированы, например "соблюдение Законодательства Российской Федерации", позволяет как раз лицензирующим органам проверять любые требования. Конечно, здесь мы возлагаем большую надежду на технические регламенты, потому что именно там будут установлены предмет надзора и метод надзора, лицензирование или сертификация. И только в рамках этого предмета надзора и будет осуществляться, соответственно, и лицензионный контроль. Но пока на сегодняшний момент ситуация другая.

Ведущая:

Медицинская деятельность сегодня включена в состав лицензируемых видов деятельности, но список конкретных видов медицинской деятельности предлагаю сократить, исключив из него виды деятельности среднего медицинского персонала, доврачебной помощи и так далее. Средний медицинский персонал, медсестры, зубные техники без врача не могут оказывать помощь больным, и врачи должны отвечать за то, какой средний медицинский персонал они привлекают. Любой средний медперсонал должен быть зарегистрирован в лечебном заведении или у частного врача, которые проверяют и образование, и профпригодность и так далее. И они это сделают лучше, чем любой лицензирующий орган. Предлагаю исключить лицензирование среднего медицинского персонала в качестве индивидуальных предпринимателей. Как Вы к этому относитесь?

Шаров А.В.:

Я сейчас не готов сказать, надо ли исключать этот вид деятельности из списка лицензируемых. Единственное, скажу, что готов с Минздравом это обсудить и услышать аргументы или контраргументы в пользу этого решения. Этот вопрос затронул важную проблему, которая касается, я сказал, клонирования видов деятельности, которые подлежат лицензированию. В законе у нас записан, например, один вид деятельности, в положении о лицензировании мы получаем пять-семь лицензий на этот же вид деятельности. Эта ситуация типична. И через пересмотр всех положений о лицензировании мы как раз и надеемся эту ситуацию поменять. И там, где лицензирование не требуется, то есть сам вид деятельности требует лицензирования, но для какого-то подвида деятельности в этом нет необходимости, в таких ситуациях мы тоже будем достаточно смело выходить с предложениями об отмене лицензирования подвидов деятельности.

Ведущая:

Было бы крайне желательно, чтобы все это было четко прописано и понятно - кто отвечает за лицензирование того или иного вида деятельности.

Наверное, можно посоветовать представителям бизнеса активнее участвовать в составлении технических регламентов, потому что сейчас есть такая возможность. Для того чтобы потом все требования, которые будут в них записаны, были им понятны, прозрачны и они сами четко знали, насколько они выполняют или не выполняют эти требования.

Шаров А.В.:

К счастью, бизнес очень хорошо понимает, что технические регламенты это и есть главный документ, по которому они будут действовать. Я приглашаю всех представителей бизнеса участвовать в обсуждении законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" и предлагаю направлять свои вопросы, предложения и замечания по законопроекту и по тем вопросам, которые мы обсуждаем сегодня на интервью.

Ведущая:

Уважаемая интернет-аудитория! Ваши предложения можете направлять для Андрея Владимировича Шарова на адрес gov@garant.ru, мы их обязательно передадим.

Шаров А.В.:

Спасибо, буду рад.

Ведущая:

Андрей Владимирович, позвольте Вас поблагодарить за очень интересное интервью. Мы всегда рады видеть Вас у нас и в будущем.

Шаров А.В.:

Спасибо большое. До свидания.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2021, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.261 сек.
Яндекс.Метрика