9 декабря 2019 г. Понедельник | Время МСК: 06:25:59
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Бизнес идеальных пропорций



Дмитриq Фалалеев
Источник: E-xecutive
добавлено: 26-01-2006
просмотров: 8692
Бизнес идеальных пропорций

Великий Нанни Гроссо умирал в больнице для бедных. Исповедовав скульптора, священник протянул крест напрестольный для поцелуя. Но Гроссо оттолкнул его: «Это некрасивый крест! Дайте мне распятие работы Донателло!». Так ценилась красота в былые времена, пока не появился ширпотреб.

Доктор филологических наук Юрий Борев, автор более двадцати книг по эстетике, уверен: чувство прекрасного полезно и в бизнесе. В своей теории он установил взаимосвязь между экономикой и эстетикой. О том, какое воздействие оказывает культура на экономику, ученый рассказал редактору «HBR — Россия» Дмитрию Фалалееву:

В своих работах вы указываете на связь экономики и эстетики.

Эстетика и производство были связаны изначально. Во всех музеях мира сегодня хранятся амфоры и другие гончарные изделия древних греков, которые создавали красивые сосуды для практических целей — для хранения вина, оливкового масла, зерна. Взаимосвязь эстетики, экономики и промышленности стала проявляться в конце XVIII — начале XIX века, в период бурного развития производства. В Средние века, в эпоху Возрождения всякий предмет, будь то скульптура, картина или шкаф, мастер делал вручную. Прекрасный пример такого мастера — Кола Брюньон. В романе Ромена Роллана есть описание стола, который Кола на протяжении многих лет делал для курфюрста. С ножек стола свисали резные гроздья винограда, пропорции его были идеальны. Мастер создавал вещь полезную и прекрасную одновременно, выражая свою личность в акте творчества.

Так было практически до XIX века. Промышленное и экономическое развитие набирает обороты, появляется массовое производство. Время великих мастеров уходит, рождается, по меткому выражению Гегеля, «частный и частичный человек», который делает только ножку от стола, в то время как другой работник делает столешницу. Массовое производство приводит к тому, что эстетическая ценность вещей становится минимальной, с этого момента главный критерий — утилитарность.

И что в этом плохого?

Наступила эпоха ширпотреба. И в ответ на это в XIX веке в развитых промышленных странах возник целый ряд школ единения пользы и красоты. Над этими вопросами работали и известные теоретики: инженер Франц Рело, написавший в 1862 году книгу «О стиле в машиностроении», и архитектор Готфрид Земпер, автор знаменитого труда «Стиль в технических и тектонических искусствах». Английский теоретик искусства Джон Рескин даже ввел в 1857 году понятие «эстетически ценных продуктов производства». В России в тех же традициях с 1919 года работало творческое объединение Вхутемас.

Какой урок из этого может извлечь бизнес?

Искусство полифункционально, оно воспитывает, информирует, обучает. Но самая главная (и незаменимая) его функция — вызывать у человека эстетическое наслаждение. Эстетическое наслаждение социализирует личность и превращает человека в творца. Я далеко не все приемлю в теоретическом наследии Ленина, но у него есть одна заслуживающая внимания мысль: «Искусство пробуждает в людях художников». Это не значит, что, посмотрев «Лебединое озеро», я сам выйду на подмостки Большого театра. Но это должно пробудить во мне дух творчества. После спектакля я приду на завод, где собираю те самые столы, и уже не позволю себе допустить брак, а буду стремиться работать по законам красоты.

То есть просвещенный, эстетически образованный человек работает эффективнее, чем человек глухой к искусству?

Разумеется. Скажу больше: умный бизнес — не тот, который стремится побыстрее выкачать нефть и увезти полученные деньги за границу, а тот, который думает о своем будущем и о будущем страны. Умный бизнес патриотичен. Такой бизнес должен заботиться о культуре и искусстве, об эстетике хотя бы потому, что они учат людей лучше работать. Я абсолютно уверен, что эстетически развитый человек не может быть бракоделом.

Мы вышли на актуальную для бизнеса проблему — человеческий фактор.

Да, не секрет, что экономика сильно зависит от человеческого фактора. Тот, кто преследует лишь цель «заработать миллион» или «побыстрее сколотить стол», как правило, и создает эстетически ущербные вещи. К сожалению, таких «утилитарных» людей сейчас много и среди бизнесменов, и среди рабочих.

То есть искусство может быть полезно бизнесу даже с чисто прагматической точки зрения?

Эйнштейн говорил, что Достоевский ему дает больше, чем Гаусс, на работы которого он опирался. Экономисты и бизнесмены должны понять, что искусство и культура имеют больший экономический потенциал, чем нефть, газ и металл, потому что полезные ископаемые в отличие от человеческого ресурса исчерпаемы. Это прекрасно подтверждает пример Японии, которая и без богатых недр во многих областях «впереди планеты всей» в немалой степени за счет вложений в эстетическое воспитание.

Вы бывали в Японии. Создавая свою теорию, вы опирались на опыт этой страны?

Да. Надо сказать, что в Японии меня едва ли не больше всего поразила система образования. Эстетический компонент проходит красной нитью через всю программу обучения: литературу, рисование, гравирование, лепку, пение, художественную гимнастику преподают на протяжении всего школьного курса. Идет мощнейшая эстетическая подготовка будущих специалистов.

Не могли бы вы привести примеры?

Я побывал на одном из заводов Sony. Главный инженер устроил мне экскурсию, из которой я узнал много интересного. В отличие от европейцев и американцев, Sony не ведет дорогостоящих и ресурсоемких прямых исследований в области радиопромышленности и электроники (поэтому в тот момент на заводе трудилось около двухсот «белых воротничков» против двух тысяч на аналогичном западном производстве). Компания планомерно скупает лицензии на все более или менее интересные изобретения в своей области, среди которых в свое время оказался, кстати, и популярный советский приемник «Спидола». Но японцы не запускают их немедленно в производство. Те самые двести экспертов изучают каждый узел изделия и берут только лучшее. Соединяя лучшее, они и получают на выходе совершенные продукты, опережающие по своим качествам конкурентов.

Однажды Sony купила лицензию на популярную в то время американскую радиолу компании National. По своему обыкновению эксперты стали изучать устройство и пришли к единодушному мнению, что механизм практически идеален и улучшать тут нечего. Через какое-то время компания запустила приемник в производство, внеся лишь одно изменение — переделав дизайн. Американский дизайн был довольно грубым, а имеющие богатые эстетические традиции японцы придали аппарату безупречную форму. И этот приемник вытеснил своего прародителя сначала с японского, потом с мирового, а затем и с североамериканского рынка.

Как я понимаю, дизайн и есть одна из точек соприкосновения мира бизнеса и мира искусства?

Главное правило дизайна гласит: объект творчества человека, делающего любую вещь, — не сама вещь, а человек — потребитель вещи. Другими словами, целью дизайна является гуманизация и продуктов производства, и человека, в то время как ширпотреб, наоборот, их дегуманизирует. Чтобы сделать стол, автомобиль, кресло, любую вещь, нужен инженерный проект. Однако создавать его должен не только инженер, но и дизайнер. А там, где дизайнера нет, и появляется ширпотреб, утилитарная бездарность. Поэтому бизнесмен должен не только включить дизайнера в процесс производства, но и отвести ему важную роль в этом процессе. И тогда выпускаемый продукт будет произведением хотя бы и массового, но все-таки искусства. Все народное творчество утилитарно и прекрасно — например, знаменитая расписная ложка. И это отличный ориентир для современных предпринимателей.

Есть одно противоречие. Производство эстетически совершенной вещи дороже, чем изготовление ширпотреба.

Производство эстетически совершенной вещи обойдется «на пять копеек дороже», но будет в десятки раз эффективнее в финансово-экономическом отношении.

Чем, кроме моральной стороны, можно обосновать целесообразность «эстетически идеального продукта»?

Чем красивее вещь, тем она полезнее и экономичнее. Делать плохую вещь в конечном счете дороже. Перефразируя афоризм Корнея Чуковского «быть честным выгодно», можно сказать «быть щедрым выгодно». Красивая вещь доставляет эстетическое удовольствие, поднимает настроение, приятна в обращении — а значит, будет хорошо продаваться. Изготовление эстетически совершенных вещей несколько удорожает производственный процесс, но при массовом производстве эти издержки минимальны, а цена изделия может вырасти в разы.

В свое время я был знаком с известным летчиком-испытателем, героем Советского Союза Марком Галлаем. Получая самолет, он в первую очередь оценивал его с эстетической точки зрения. У него была интересная теория: красивая машина будет хорошо летать. Галлай был опытнейшим летчиком, он испытывал множество самолетов, и его жизнь во многом зависела от интуиции, поэтому можно доверять мнению этого человека.

Как я понял, ваша теория о тесной взаимосвязи между бизнесом с одной стороны и искусством, культурой, эстетикой — с другой применима и к макроэкономике?

Одна из популярных идей современной макроэкономики, которую в нашей стране начал развивать академик Сахаров, — конвергенция, соединение капиталистических и социалистических принципов, рыночная экономика с сильным социальным уклоном. По этому пути пошел Китай, а также некоторые европейские страны — например, Швеция и Финляндия, где традиционно сильны социалистические, гуманистические взгляды. Они-то и показывают высокие экономические результаты.

Вы сказали, что бизнес должен заботиться об искусстве. Но как?

Есть много способов. В первую очередь меценатство. В США, где гораздо более прогрессивная система налогообложения, чем в России, при определенных условиях часть прибыли можно потратить на приобретение духовных и эстетических ценностей. В Америке не очень глубокий культурный слой — чуть больше трехсот лет. И американские предприниматели едут в Европу с ее тысячелетней культурой, скупают замки, которые переносят по камушку на родину, и полотна великих художников. Интересно, что в США даже музейная классификация строится по совершенно иному принципу. В музее Метрополитен есть зал Рокфеллера, зал Моргана, других меценатов. Конечно, такие вложения в отличие от нефтяной скважины не дают моментальной прибыли, но они в исторической перспективе выгодны бизнесу.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.297 сек.
Яндекс.Метрика