15 сентября 2019 г. Воскресенье | Время МСК: 15:09:39
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Полосатый миф



Юрий Коротецкий
Источник: Журнал "Эксперт"
добавлено: 27-02-2006
просмотров: 8154
Рассказы о десятках миллиардов долларов, которые в один прекрасный день россияне могут принести в отечественные банки, — просто сказка. Единственным реальным источником средств для развития отечественной банковской системы остается Банк России

Известие о покупке австрийской группой Raiffeisen российского Импэксбанка стало очередным свидетельством грустной тенденции: в отсутствие рефинансирования банковской системы со стороны ЦБ все больше российских банков сталкивается с недостатком ресурсов для дальнейшего развития, в результате чего их владельцы вынуждены продавать свой бизнес. Позиция Банка России в отношении рефинансирования банковского сектора хорошо известна: чиновники ЦБ, ссылаясь на опыт развитых стран, заявляют, что там центробанки не предоставляют коммерческим банкам долгосрочных кредитов, значит, и мы в России должны быть выше этого. Тем более что у нас инфляция выше плана.

Банкам же чиновники советуют озаботиться привлечением частных вкладчиков, у которых в матрасах якобы хранятся колоссальные суммы денег — эти средства и должны стать главным ресурсом развития национальной банковской системы. Совсем недавно, в конце января, председатель Банка России Сергей Игнатьев заявил, что россияне хранят в матрасах примерно 20─30 млрд долларов.

Как рождался миф

Первые разговоры о «миллиардах долларов в матрасах, которые банки должны привлечь», начались еще на заре возникновения российской банковской системы. Чуть позже власти начали предпринимать попытки оценить реальный объем средств на руках у населения. «В 1995 году Банк России совместно с социологической службой Института народонаселения РАН решил провести закрытый опрос, — вспоминает бывший зампред Банка России, глава консалтинговой группы БФИ Александр Хандруев. — Были использованы разные возрастные, социальные и доходные группы, привлечены „черные“ респонденты. Согласно этому опросу по состоянию на октябрь 1995 года на руках у населения в России было порядка сорока трех миллиардов долларов».

По мере роста спроса россиян на валюту в условиях стремительного обесценивания рубля увеличивались и оценки объемов «матрасных» денег. «Размеры покупки валюты населением к 1996─1997 годам стали уже вызывать подозрение властей, даже с учетом того, что какая-то часть этих денег шла на расходы, — говорит ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и конъюнктурной политики (ЦМАКП) Игорь Поляков. — Тем более что в этот период имел место дисбаланс между покупками и продажами: тогда активно развивались челночество, торговля недвижимостью за наличные доллары, зарплаты в конвертах. Тогда же и возникла оценка, что объем наличной валюты на руках у населения составляет около пятидесяти миллиардов долларов».

За последние два с половиной года российское население рассталось со значительной частью тех 20─25 млрд долларов, которые оно держало в качестве наличных валютных сбережений

В 1999 году на одном из заседаний межведомственной комиссии Совета безопасности представители Центробанка оценили общую сумму валютных средств у россиян уже значительно скромнее — примерно в 30 млрд долларов. Но в 2004 году Банк России называл уже цифру 35 млрд долларов.

Однако все эти оценки всегда вызывали сомнения и споры среди специалистов.«Я не знаю, с чьей легкой руки появилась сумма сорок-пятьдесят миллиардов, специалисты никогда не следовали такой оценке, утверждает президент — председатель правления „Внешторгбанка — Розничные услуги“ Михаил Задорнов. — С середины девяностых годов сумма, которую осторожно называли специалисты Центробанка, Минфина и эксперты в области макроэкономики, — двадцать, максимум тридцать миллиардов долларов, что совпадало с оценками Всемирного банка. Но даже сумма двадцать миллиардов всегда была осторожной оценкой наличности на руках у населения».

Средства в обороте

Следует отметить, что все эти оценки делались исключительно по косвенным признакам — объемам покупки-продажи наличной валюты, оценкам потоков через пункты погранконтроля, где декларируется наличная валюта, и экспертным оценкам, основанным на общих рассуждениях. «Если предположить, что каждый второй пенсионер имеет одну-две тысячи долларов, я уверяю вас, что — ну пусть даже каждый четвертый имеет эти деньги — уже получится порядка двадцати миллиардов долларов в матрасах, — считает Александр Хандруев. — Всего же на руках у россиян порядка тридцати─тридцати пяти миллиардов наличности».

Многие банкиры с этими оценками не согласны. «При пристрастии пенсионеров к Сбербанку, особенно после дефолта, не думаю, что они будут держать под матрасом крупные суммы денег, — говорит начальник отдела стратегического планирования и развития Международного Московского банка Сергей Кондрашов. — По моим ощущениям, эти деньги либо уже лежат в банках, либо вложены в недвижимость или мелкий бизнес. Мне кажется невероятным, что в условиях бурного роста страны десятки миллиардов долларов просто лежат в матрасах».

Покупки долларов растут на фоне снижения запасов наличной иностранной валюты у населения. Это означает, что наличность тратится на потребление

И здесь возникает важный момент: далеко не все деньги на руках у населения рассматриваются как накопления, которые можно перенести из матрасов на банковские депозиты ­— значительная часть этой наличности предназначена для обслуживания экономического оборота. И разделить эти суммы достаточно сложно. «Можно считать, что оборот составляет от четверти до трети общей суммы, — уверен Игорь Поляков. — Таким образом, если считать, что на руках у населения находится тридцать миллиардов долларов, то из них на накопления вряд ли приходится больше двадцати миллиардов, а десять миллиардов находятся в реальном хозяйственном обороте».

В частности, по мнению аналитиков, когда стал обесцениваться доллар, а рубль начал укрепляться, значительную часть накоплений многие россияне перевели из наличной валюты в недвижимость. Это делали в первую очередь состоятельные люди, владеющие значительной частью наличных валютных сбережений. «Оценить масштаб здесь достаточно сложно, но я думаю, что эти суммы измеряются миллиардами долларов, — поясняет Михаил Задорнов. — Всего же за последние два с половиной года по двум каналам — через размещения средств в банках и через приобретение недвижимости — российское население рассталось со значительной частью тех двадцати─двадцати пяти миллиардов долларов, которые оно держало в качестве наличных валютных сбережений».

Скромные остатки

Итого из наиболее реалистичной оценки в 30─35 млрд долларов «матрасных» денег 20─25 млрд уже ушли в банки и на рынок недвижимости. Тогда в матрасах остается 5─10, максимум 15 млрд, которые по большей части служат не для накопления, а для обеспечения текущих платежей, в том числе в теневом секторе экономики. «Иметь запас наличной валюты россиян сегодня заставляют уже совершенно другие экономические причины: во-первых, в мелкой торговле, в теневом бизнесе так удобнее осуществлять оборот, хотя бы из-за меньшего количества банкнот, — говорит Игорь Поляков. — Во-вторых, возросло число заграничных поездок: сезонно запасается наличная валюта именно на эти цели. Кроме того, наличная валюта продолжает играть роль для выплаты заработной платы (мелкая торгово-посредническая деятельность, строительство недвижимости) в конвертах». По оценкам экспертов, наличный теневой оборот будет еще долго существовать в сфере торговли, при оформлении сделок с недвижимостью, во внешнеторговых операциях мелких предприятий и в деятельности «организованных сообществ» челноков.

Еще одна причина уменьшения «матрасных запасов» та, что россияне сегодня тратят больше, чем зарабатывают, то есть их реальные расходы растут опережающими темпами. «В прошлом году рост розничного оборота только по официальным оценкам составил одиннадцать-двенадцать процентов, — говорит Михаил Задорнов. — Люди тратят сбережения как рублевые, так и валютные, потому что в противном случае их съест инфляция».

Так что потенциальный ресурс «матрасов», который в принципе может быть вовлечен в развитие отечественной экономики вообще и банковского сектора в частности, сегодня оказывается гораздо скромнее. «Мы проводили специальное исследование и пришли к выводу, что из всего предполагаемого объема „матрасных денег“ не больше двух-трех миллиардов долларов можно мобилизовать для развития экономики: купить какие-нибудь бумаги „народного автомобиля“, „народного газа“, „народной трубы“, — говорит Александр Хандруев. — Эти деньги в массе своей мелкие. Что касается состоятельных людей, то они свои накопления в наличной форме не держат — это счета в банках, в том числе заграничных, кредитные карты и так далее».

Банки их не получат

Другими словами, представление о том, что можно мобилизовать в российскую банковскую систему 20─30 млрд долларов частных накоплений, — просто миф. Россияне, которые до сих пор хранят наличные сбережения в матрасах, очевидно, крайне консервативны, и самое большее, на что могут рассчитывать банки, лишь на незначительную часть этих средств, которые перейдут в форму организованных сбережений через новые банковские продукты и услуги.

Исследование показало, что из всего предполагаемого объема «матрасных денег» привлечь в банки или крупные инвестиционные проекты можно лишь 2─3 млрд долларов

Впрочем, представители банковского сообщества не питают иллюзий на этот счет.«Если владельцы этих денег еще не положили их в Сбербанк, то они их не положат никуда — ни в коммерческий банк, ни в иностранный, — уверен зампред правления „Межпромбанк Плюс“ Игорь Лысенко. — Скорее всего эти деньги размазаны по всем слоям населения и где-то, на каких-то рынках они будут выстреливать небольшими, почти незаметными порциями».

С этим мнением соглашаются и банковские аналитики. «У людей всегда останется потребность заботиться о черном дне, — говорит Александр Хандруев. — И если человек хранит на черный день одну-две тысячи долларов, не миллион, он эти деньги никуда не отдаст. Все-таки риски помещения рублей в банк перевешивают доходность, которую они обеспечивают по рублевым инструментам, поэтому люди согласны нести альтернативные издержки, но зато иметь на руках чрезвычайно ликвидный актив». Игорь Поляков полностью разделяет эти оценки: «Понятно, что в банковскую систему с существующим уровнем ставок по вкладам не очень-то привлечешь большой объем от наличных запасов населения. Люди предпочтут держать это как страховой резерв, запас для поездок, крупных покупок — для оборота в своих гражданских целях».

Вывод напрашивается один: сказка о десятках миллиардов долларов, которые в один прекрасный день могут положить россияне на депозитные счета в отечественных банках, не станет былью никогда. Так что единственным источником средств для развития российской банковской системы остается Банк России. Если же он не займется рефинансированием отечественных банков, эту функцию очень скоро полностью возьмут на себя Raiffeisen, Citibank, казахстанский «Туран Алем» и другие иностранные банки.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.276 сек.
Яндекс.Метрика