23 января 2022 г. Воскресенье | Время МСК: 02:29:15
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Информация, которая действительно нужна руководителю



Питер Друкер
Источник: Журнал "Harvard Business Review"
добавлено: 26-09-2006
просмотров: 11974

Новые инструменты обработки информации появились лет 30—40 назад. Деловой мир и переоценил, и недооценил важность информации для организаций. Многие, и я в их числе, рассуждали об «электронных бизнес-моделях», которые будут сами принимать решения и даже управлять бизнесом. В то же время мы занижали значение этих инструментов: нам казалось, что они лишь помогут руководителям лучше выполнять свою работу.

К счастью, никто больше и не стремится возложить на компьютеры экономические решения. Они и правда сильно изменили жизнь корпораций, но не в сфере менеджмента, а в методах работы. Яркий пример тому — работа архитекторов. Современные программы позволяют им творить чудеса, объединяя сложнейшие инженерные решения и изысканный дизайн.

Спустя годы стало ясно, что в пылу тогдашних споров мы упустили самое важное — компьютеры изменяют сами задачи. История в который раз учит: концепции и инструменты взаимозависимы. Одно изменяет другое. Именно это и происходит с концепцией, то есть с компаниями, и инструментами, то есть с информацией. Новые инструменты заставляют нас по-новому взглянуть на свои компании:

  • как на организации, которые превращают затраты в доходы;
  • как на звенья экономической цепочки, которую руководители, чтобы управлять затратами, должны видеть целиком;
  • как на структуру общества, создающую материальные ценности;
  • как на творение и творцов материальной среды, внешнего окружения, от которого зависят возможности и достижения компании и от которого в то же время исходит угроза для ее существования и благополучия.

В этой статье речь пойдет об инструментах, без которых руководителям не получить нужной информации. Одни инструменты известны давно, но применяются редко. Другие уже устарели, их придется обновить. О каких-то мы имеем пока лишь общее представление, хотя, похоже, у них большое будущее. Их еще предстоит разработать.

Мы только начинаем понимать, как работать с информацией в качестве инструмента, но уже вполне уверенно можем сказать, какая информационная система нужна руководителям. Постепенно мы сформулируем и концепции, на основе которых, скорее всего, в ближайшем будущем будут основываться компании.

От учета затрат к контролю над доходами

Пока лучше всего нам удалось преобразовать одну из самых распространенных традиционных информационных систем — систему учета. Многие компании уже перешли от обычного учета затрат к учету затрат по видам деятельности, или, как его еще называют, АВС (activity-based costing), который основывается на новой концепции бизнес-процессов, особенно в производственных компаниях, и новых принципах измерения затрат.

При традиционном учете затрат, впервые примененном General Motors 70 лет назад, совокупные производственные затраты рассматриваются как сумма затрат по отдельным операциям. Но для конкурентоспособности и рентабельности важны эти затраты по всему процессу. А новый метод учета как раз и позволяет ими управлять. Его создатели исходили из того, что производство — целостный процесс. Он начинается, когда сырье, материалы и детали поступают на склад предприятия, и продолжается даже после того, как потребитель купит готовый продукт. Стоимость услуг также входит в себестоимость, как и затраты на установку оборудования у потребителя, даже оплаченную им.

Традиционный учет затрат оценивает стоимость работы, например нарезания резьбы. АВС фиксирует и затраты, которые появляются, если она не сделана, например, из-за простоя техники, ожидания нужных инструментов, переделки детали и т.д., а они порой даже превышают затраты на выполнение работы. Поэтому АВС позволяет точнее контролировать не только затраты, но и результат.

При традиционном учете затрат считается, что некую операцию (скажем, тепловую обработку) нужно сделать, и именно там, где ее делают сейчас. Для АВС важно, нужна ли эта работа вообще и, если да, то где ее лучше выполнять. АВС объединяет в себе функционально-стоимостный анализ, анализ процессов, управление качеством и калькуляцию затрат, а потому позволяет резко, иногда на треть и больше, снизить производственные затраты. Особенно выигрывает от нового метода сфера услуг. Традиционный учет не вполне отвечает потребностям большинства производственных компаний, а для банков, магазинов, образовательных учреждений, больниц и т.д. вообще не годится. И дело не в том, что неверны его методы — он основан на ложных допущениях. Компании из сферы услуг просто не могут в своем учете исходить из затрат на отдельные операции. Они должны следовать другой концепции: что есть лишь один вид затрат — затраты всей системы и в любой отчетный период они постоянны. Традиционный учет предполагает, что постоянные затраты отличаются от переменных, но в сфере услуг это не имеет смысла. Как и главное допущение этого учета: что труд можно заместить капиталом. На самом деле дополнительные инвестиции капитала, особенно в сфере умственного труда, чаще всего не уменьшают, а увеличивают потребность в труде. Например, если больница купит новые диагностические приборы, ей придется нанять новых сотрудников для работы с ними. Постоянство затрат в отчетный период, невозможность заменить один ресурс другим и необходимость учитывать общие затраты на все виды деятельности — именно на этом основывается АВС. Применяя его в сфере услуг, мы можем наконец контролировать затраты и доходы.

Банки, например, десятилетиями применяют традиционный учет затрат, но безуспешно. Теперь, задаваясь вопросом, какой вид деятельности оказывается источником затрат и прибыли, они понимают: обслуживание клиентов. Затраты на одного клиента — величина постоянная. Значит, именно доходами в расчете на одного клиента (и объемом оказываемых ему услуг) определяются затраты и рентабельность. Магазинам-дискаунтерам это известно давно. Они знают, что если площадь торговых залов постоянна, то постоянны и затраты и нужно за тот или иной период получить с этой площади как можно больше дохода. Контролируя доходы, они повысили рентабельность, даже при низких ценах и норме прибыли.

Компании из сферы услуг только начинают применять новые принципы учета затрат. В каких-то областях, скажем в науке, где измерить производительность труда практически невозможно, вероятно, всегда придется полагаться на оценки и мнения, а не на точные расчеты. Большинству интеллектуальных видов деятельности, как и работе в сфере услуг нужны надежные инструменты для измерения и управления затрат, и их нужно создать в ближайшие 10—15 лет.

Если бы, скажем, GM, Ford и Chrysler в свое время применили АВС, то они поняли бы, что их маркетинговые акции последних лет, при которых покупателям предлагались большие скидки и заманчивые денежные призы, вылетели им в копеечку и, что еще хуже, привели к потере потенциальных клиентов. Фактически эта троица лишилась значительной доли рынка. Но руководство и не подозревает об этом, ведь традиционный учет фиксирует лишь издержки по отдельным производственным операциям (а они не изменились из-за скидок и бонусов) и, конечно, не отражает зависимость рыночной доли от ценовых решений.

АВС показывает (или хотя бы пытается), как изменение затрат и доходов по каждому виду деятельности сказывается на общих результатах. Если бы автомобилестроители применяли этот метод, они бы быстро оценили ущерб от своих маркетинговых кампаний. Японцы давно уже применяют что-то вроде АВС. Именно поэтому Toyota, Nissan и Honda не стали состязаться с американцами в предоставлении скидок и бонусов и сохранили свою рыночную долю и прибыль.

От юридической фикции к экономической реальности

Чтобы преуспеть на глобальном рынке, компаниям нужно знать затраты всей экономической цепочки и помогать всем ее участниками сокращать затраты и наращивать доходы. Поэтому от учета своих внутренних затрат компании постепенно переходят к учету затрат всего процесса, рассматривая даже самых крупных его участников лишь как одно из звеньев цепочки.

Юридическое лицо, компания — это реальность для акционеров, кредиторов, служащих и налоговых органов. Но экономически это — фикция. Лет 30 назад Coca-Cola Company занималась франчайзингом. Ее продукцию производили независимые американские заводы безалкогольных напитков. Сейчас ей принадлежит большинство из них. Но любителям кока-колы до этого нет дела. Для рынка важна лишь экономическая реальность — затраты на весь процесс, а не то, кто чем владеет.

История бизнеса знает немало примеров, когда никому не известные новички за несколько лет вытесняли признанных лидеров отрасли. Обычно это объясняют удачной стратегией, новой технологией, продуманным маркетингом, системой «бережливого производства». Но у продукции удачливых новичков, кроме прочего, всегда была более низкая (обычно примерно на треть) себестоимость. И каждый раз по одной и той же причине: они знали затраты всей экономической цепочки и умело ими управляли.

Пожалуй, лучше всего это удается Toyota (а все поставщики и дистрибьюторы, конечно, входят в ее кейрецу). Toyota управляет общими затратами на изготовление, сбыт и обслуживание своих автомобилей как единым потоком, размещая производственное задание там, где затраты будут меньше, а доходы — больше.

Управление затратами всей цепочки — изобретение вовсе не японское, а американское. Его автор — Уильям Дюрант, основатель General Motors. В 1908 году он начал приобретать небольшие преуспевающие автомобильные компании (Buick, Oldsmobile, Cadillac, Chevrolet) и присоединять к своей новой компании General Motors Corporation. В 1916 году Дюрант учредил дочернюю фирму United Motors: она покупала мелких производителей комплектующих, одним из ее первых приобретений была Delco, владевшая патентами Чарлза Кеттеринга на автомобильный стартер.

Всего Дюрант купил около 20 компаний, последнюю, Fisher Body, — в 1919 году, за год до смещения его с поста гендиректора GM. Дюрант специально привлекал поставщиков комплектующих к процессу создания новых моделей автомобилей. Так он управлял затратами как единым потоком. Фактически Дюрант создал кейрецу.

В 1950—1960-х из-за деятельности профсоюзов затраты на оплату труда в подразделениях GM, производящих комплектующие, стали выше, чем у конкурентов. По мере того как один за другим исчезали внешние потребители — вроде независимых Packard и Studebaker, которые прежде покупали половину продукции этих подразделений, ослабевал и контроль GM над затратами и качеством продукции основных поставщиков. Однако почти 40 лет система учета затрат GM давала ей неоспоримое преимущество даже перед самыми сильными конкурентами, в том числе Studebaker.

Первой систему Дюранта переняла Sears, Roebuck and Company. В 1920-е годы она заключила долгосрочные контракты с поставщиками, стала их миноритарным акционером и сотрудничала с ними на этапе разработки продукции, управляя всем потоком затрат. Более низкие издержки десятилетиями обеспечивали ей лидирующее положение в отрасли.

В начале 1930-х систему Sears успешно внедрила лондонская сеть универмагов Marks & Spencer. Через 20 лет японцы, в первую очередь Toyota, изучили и освоили опыт и Sears, и Marks & Spencer. В 1980-е их примеру последовала Wal-Mart Stores: поставщикам разрешили хранить продукцию прямо на полках ее магазинов. Так можно было ликвидировать складские запасы и уменьшить обычные в розничной торговли затраты почти на треть.

Но подобные компании — все еще исключение. То, что определять затраты по всей экономической цепочки выгодно, было понятно еще в конце 1890-х — после выхода работ Алфреда Маршалла, но до сих пор большинство представителей делового мира считают этот метод чистой теорией. Вместе с тем управление цепочкой затрат становится объективной необходимостью. Джеймс Вумек и Дэниел Джонс в статье «От бережливого производства к бережливому предприятию» (James P. Womack, Daniel T. Jones. From Lean Production to Lean Enterprise. HBR, March — April 1994) доказывают, что руководителям нужно организовать и контролировать как единое целое не только цепочку затрат, но и другие процессы (особенно планирование стратегии и ассортимента), независимо от формальных границ отдельных компаний.

Расчитывать затраты всей экономической цепочки компании начинают, переходя от затратного ценообразования — при нем к затратам прибавляют желаемую прибыль и получают цену — к учету затрат на основе цен. Sears и Marks & Spencer уже давно учитывают затраты на основе цен: именно от того, какую цену готов заплатить заказчик, зависят допустимые затраты начиная с этапа разработки продукта. Еще недавно эти компании были исключением. Теперь расчет затрат на основе цен становится правилом. Японцы первыми применили этот метод, оценивая себестоимость своих экспортных товаров. Теперь им пользуются Wal-Mart и другие дискаунтеры США, Японии и Европы. Так же определяли цену на свои последние модели Chrysler и GM, чем и объясняется их успех. Но метод эффективен, только если компании управляют затратами всей цепочки.

Все, что мы говорили об учете затрат экономической цепочки, справедливо и в отношении аутсорсинга, альянсов или СП. Фактически это нужно любой бизнес-структуре, деятельность которой держится на партнерстве. И именно такие структуры, а вовсе не традиционная модель материнской компании с принадлежащими ей дочерними фирмами, сегодня особенно преуспевают, прежде всего на мировом рынке.

И все же перейти к учету затрат экономической цепочки непросто. Ведь для этого всем компаниям цепочки нужно унифицировать или хотя бы сделать совместимыми свои системы учета. Но чаще всего они предпочитают вести учет по-своему: им кажется, что их система — единственно возможная. Кроме того, партнеры должны обмениться друг с другом информацией, но этого порой трудно добиться даже в пределах одной организации. И все же компаниям под силу наладить новый принцип учета, в чем убеждает опыт Procter & Gamble. Следуя примеру Wal-Mart, P&G управляет экономической цепочкой из 300 крупных компаний розничной торговли, сбывающих по всему миру львиную долю ее продукции.

Какие бы препятствия на этом пути ни возникали, учитывать затраты экономической цепочки необходимо. Иначе даже самые сильные компании будут все заметнее проигрывать конкурентам в себестоимости продуктов или услуг.

Информация, необходимая для создания материальных ценностей

Предприятия получают доходы не потому, что контролируют затраты, а потому, что создают материальные ценности. Но традиционные показатели их деятельности никак не отражают этот очевидный факт. Студентов учат, что бухгалтерский баланс отражает ликвидационную стоимость предприятия, а эта информация нужна только в одном случае — при ликвидации предприятия. Но предприятия обычно создают не для того, чтобы их ликвидировать, а чтобы они работали, то есть создавали материальные ценности. Раз так, то руководителям нужна информация, на основе которой они могли бы принимать обоснованные решения: базовая информация, информация о производительности, о специализации и о распределении ресурсов. Это и есть те диагностические инструменты, с помощью которых руководители управляют своими компаниями.

Базовая информация. Самые старые и привычные инструменты управления — прогнозы денежных потоков и ликвидности, такие стандартные показатели, как соотношение количества проданных новых машин и тех, что находятся у дилеров; покрытие прибылью процентов по выпуску облигаций и соотношение между дебиторской задолженностью, просроченной более чем на шесть месяцев, общей дебиторской задолженностью и продажами. Это что-то вроде пульса, температуры, кровяного давления — показателей, которые измеряет врач при осмотре пациента. Если они в норме, значит, человек здоров. Если же нет, нужно понять почему и устранить причину. Эти показатели можно назвать базовыми.

Информация о производительности. Другие инструменты позволяют оценить производительность (отдачу) ключевых ресурсов. Производительность физического труда — самый старый из них, его используют со времен Второй мировой войны. Сейчас постепенно разрабатываются показатели (пока еще очень примитивные) производительности умственного труда и производительности труда в сфере услуг. Однако измеряя производительность лишь труда людей — неважно, «синих» или «белых воротничков», — мы не получим адекватной информации. Нужны данные о совокупной производительности факторов производства.

Этим и объясняется растущая популярность анализа чистой добавленной стоимости, или EVA (economic value added). При этом анализе становится очевидным давно известный факт: то, что обычно называют прибылью, — деньги, остающиеся для обслуживания собственного капитала, — часто к прибыли не имеет никакого отношения. Пока компания не получит прибыль, превышающую ее затраты на привлечение капитала, она работает в убыток. Неважно, что при этом она платит налоги как рентабельная организация. Она все равно возвращает экономике меньше, чем забирает у нее в качестве ресурсов. Пока объявленная прибыль не превысит затраты на привлечение капитала, компания не покроет свои затраты. До этих пор компания не создает, а уничтожает материальное богатство. Между прочим, анализ EVA показывает, что за все послевоенное время из американских компаний рентабельными были совсем не многие.

Измеряя стоимость, добавленную ко всем затратам, в том числе на привлечение капитала, анализ EVA, по сути, измеряет производительность всех факторов производства. Сам по себе он не показывает, почему тот или иной продукт или услуга не добавляют стоимости и что в связи с этим нужно делать. Но благодаря ему легко понять, что нужно выяснить и следует ли принимать какие-то меры. Кроме того, анализ EVA помогает определить, какой продукт, услуга, операция или мероприятие приносит необычно высокую отдачу и добавляет необычно высокую стоимость, а уж наше дело понять — почему.

Новейший диагностический инструмент, используемый для получения информации о производительности, — сравнительный анализ (своих показателей с лучшими в отрасли или мире). Он строится на вполне логичном предположении, что если что-то делает одна организация, то это может делать и другая, а кроме того, любая компания, которая хочет быть впереди, должна как минимум не отставать от лидера. Анализ EVA и сравнительный анализ необходимы для измерения совокупной производительности факторов производства и управления ими.

Информация о специализации. С тех пор, как С.К. Прахалад и Г. Хамел написали статью «Основная специализация корпорации» (The Core Competence of the Corporation. HBR, May — June 1990), мы знаем: чтобы стать лидером, нужно хорошо делать то, что другие не умеют делать или делают плохо. А значит, прежде всего необходимо определить свою основную специализацию, то есть область, которой компания благодаря уникальным умениям — своим и поставщиков — сможет создавать рыночную или потребительскую стоимость.

Скажем, японцам нет равных в производстве миниатюрной электроники. Это умение уходит корнями в 300-летнюю традицию пейзажной живописи на миниатюрных лаковых коробочках инро: их носили, привязывая к поясу шнурком, который продевали в отверстие крохотных фигурок нэцкэ. Другой пример — неподражаемое умение GM успешно проводить поглощения. Marks & Spencer делает лучшие готовые к употреблению деликатесы для покупателей среднего достатка. Но как выбрать специализацию на сегодня и на будущее, чтобы лидировать на рынке? Как узнать, усиливается или ослабевает положение компании в этой области, по-прежнему ли нужна ее специализация?

До сих пор если специализацию компаний и обсуждали, то эпизодически. Однако некоторые узкоспециализированные предприятия средней величины (в том числе шведская фармацевтическая компания и американский производитель инструментов) уже разрабатывают методики определения специализации и управления ею. Для этого необходимо тщательно анализировать свою работу и работу конкурентов, причем особое внимание обращать на неожиданные успехи и провалы в областях, где у компании обычно стабильно высокие показатели. Успех показывает, что именно ценит рынок, за что он готов платить и в чем у компании есть преимущество. Неудачи свидетельствуют либо об изменениях на рынке, либо об ослаблении позиции компании в конкретной области.

Такой анализ позволяет своевременно находить новые возможности. Пытаясь найти причину своих неожиданных успехов, американская компания обнаружила, например, что ее дорогие высокотехнологичные инструменты покупают мелкие японские автомастерские, хотя она и не ориентировалась на такую группу потребителей и не предлагала им свою продукцию. Так она поняла, на что ей нужно ставить: на простоту в эксплуатацию и ремонте. Именно это ценили японцы. Разрабатывая новую продукцию с учетом этого «открытия», компания выбилась в лидеры на рынке инструментов для небольших заводов и мастерских США и Западной Европы, хотя раньше она практически не работала для него.

У каждой организации есть своя специализация, которая соответствует ее индивидуальности. Но все без исключения должны заниматься инновационной деятельностью. А значит, всем нужно как-то регистрировать и оценивать ее результаты. Организации, которые уже научились делать это (к их числу относятся несколько крупнейших производителей лекарств), отталкиваются не от собственных достижений. Они скрупулезно анализируют все инновации в своей отрасли за определенный период. Какие оказались удачными? Сколько из них принадлежит нам? Соответствуют ли наши результаты нашим целям, направлению развития рынка и нашему положению на нем, нашим расходам на исследования и разработки? Работаем ли мы в самых перспективных областях? Сколько важных инновационных возможностей мы упустили? Почему? Мы не увидели их или увидели, но не захотели или не сумели ими воспользоваться? Умеем ли мы превращать свои открытия в нужные рынку продукты? Конечно, на многие эти вопросы можно ответить лишь приблизительно, о точных измерениях здесь речь не идет. И ответы вызовут новые вопросы, но именно те, какие и нужно задавать.

Информация о распределении ресурсов. Четвертый комплект инструментов, необходимых для управления компанией, имеет прямое отношение к распределению финансовых и людских ресурсов. От них зависит, будут ли воплощены решения руководителей, будет компания процветать или придет в упадок.

Примерно 70 лет назад GM впервые ввела процедуру регулярного выделения средств на инвестиции. Сегодня такая процедура есть почти у всех компаний, но далеко не все правильно ее наладили. Рентабельность инвестированного капитала, срок окупаемости, поток денежных средств и приведенную стоимость — вот четыре критерия, по которым нужно оценивать варианты инвестирования. И хотя с начала 1930-х известно, что по отдельности ни одного из них недостаточно, обычно компании обходятся лишь одним-двумя. А учесть нужно учесть все четыре параметра. Лет 60 назад для этого потребовались бы бесконечные вычисления, а сегодня компьютер за несколько минут выдаст необходимую информацию. Кроме того, уже 60 лет все знают, что незачем изучать отдельно взятые запросы на выделение средств — руководителям следует выбирать проекты с оптимальным соотношением возможностей и риска. Для этого бюджет должен отражать все возможные варианты, а подавляющему большинству компаний до этого еще далеко. Но хуже всего то, что чаще всего и не пытается прояснить два важнейших момента.

  • Что если предлагаемый вариант инвестирования не принесет ожидаемых результатов, а ведь так и бывает в трех случаях из пяти? Нанесет ли это компании серьезный ущерб или все обойдется?
  • Что мы будем делать, если проект окажется успешным?
  • В GM, видимо, никто не подумал, чем для компании обернется успех автомобиля Saturn. И теперь она, похоже, своими руками задушит проект, поскольку не сможет его финансировать.

    Кроме того, в запросе на выделение средств необходимо указывать точно, когда будут первые результаты; затем о них (полном или неполном успехе или провале) нужно отчитаться, и, наконец, важно их проанализировать. Полезнее всего сравнить результаты с ожиданиями — ничто так не повышает эффективность компании. Насколько лучше сегодня было бы положение дел в США, если бы последние 50 лет в стране так оценивали бы правительственные программы!

    Однако капитал — лишь один из ключевых ресурсов и, безусловно, не самый ограниченный. Самый ограниченный и ценный ресурс организации — ее люди. После Второй мировой войны американские военные, пока лишь они, научились оценивать решения о назначениях. Теперь, прежде чем утвердить кандидатуру на высокий пост, они формулируют, чего ждут от этого назначения, а спустя время сравнивают ожидания и фактические результаты. Имея данные об удачных и неудачных назначений, можно постоянно оценивать действующую процедуру отбора высших военачальников. Компании же, наоборот, нанимая специалиста, почти никогда не думают, чего они  ждут и периодически не оценивают его работу. Но ведь, чтобы компания создавала материальные ценности, руководители должны распределять людские ресурсы так же продуманно, как и капитал. И результаты этих решений нужно так же тщательно анализировать.

    На чем основываются результаты?

    Рассмотренные виды информации дают представление лишь о нынешнем положении компании. На их основе определяется тактика. Для выработки же стратегии нужна информация о внешней среде: о рынках, потребителях, о технологиях в своей и других отраслях, о мировых финансах и об изменениях в мировой экономике. Ибо результаты существуют именно во внешней среде. В самих компаниях есть только центры затрат. Единственный источник прибыли — потребитель, оплативший покупку.

    Крупные изменения всегда зарождаются вне организации. Владелец магазина может хорошо знать людей, которые покупают у него товары. Но как бы хорошо у него ни шли дела, его покупатели — лишь в капля в море по сравнению с теми, кто не пользуется его услугами. А именно с этих «непотребителей» и начинаются основные изменения.

    По меньшей мере половина новых технологий, в последние 50 лет преобразовавших отрасли, появились не в них. Коммерческие бумаги, благодаря которым в финансах США произошла настоящая революция, придумали не в банках. Молекулярная биология и генная инженерия зародились вовсе не в лабораториях фармацевтических предприятий. И хотя огромное большинство компаний и впредь будет работать только на локальных или региональных рынках, всем им угрожает глобальная конкуренция со стороны новичков из мест, о которых никогда и не слышали.

    Конечно, компания не всегда может получить необходимые ей сведения о внешней среде. Нет, например, информации, даже приблизительной, об экономических условиях на большей части Китая или о правовой ситуации в государствах, появившихся на карте мира после распада СССР. Но даже если информации достаточно, не все удосуживаются уделить ей внимание. Многие американские компании выходили в 1960-е годы на рынок европейских стран, заранее даже не ознакомившись с их трудовым законодательством. Европейские компании действуют в США столь же беспечно. Главной причиной провала В 1990-х японские проекты инвестирования в калифорнийскую недвижимость потерпели фиаско главным образом потому, что японцы не ничего знали о зонировании и налогах.

    Часто к неудачам в бизнесе приводит уверенность в том, что внешние условия (налоги, социальное законодательство, предпочтения рынка, каналы распространения, права интеллектуальной собственности и т.д.) должны быть именно такими, какими мы их себе представляем. Или хотя бы такими, какими, на наш взгляд, могли бы быть. Надежная информационная система должна заставлять руководителей критически оценивать свои решения, взвешивать все за и против, задавать правильные вопросы, а не предоставлять им информацию, которая подтвердит их правоту. Такая система предполагает, что руководители, во-первых, знают, какая информация им нужна, во-вторых, регулярно ее получают, и в-третьих, постоянно пользуются ею, принимая решения.

    Известно, что транснациональные корпорации (Unilever, Coca-Cola, Nestle, крупные японские торговые компании, несколько больших строительные фирм) создают системы сбора и систематизации информации. Но для большинства эта работа еще впереди.

    Даже многим гигантам придется обращаться за помощью к внешним специалистам. Понять, что нужно компании, может только тот, кто хорошо разбирается в специальной информации. Ее так много, что эта задача по плечу лишь экспертам. Источники сильно отличаются друг от друга. Некоторую информацию, например сведения о потребителях или о технологиях отрасли, компании могут собирать сами. Но получить данные о внешней среде, как правило, можно только из внешних источников — банков данных и архивов информационных служб, журналов, выходящих на разных языках, изданий профессиональных ассоциаций и государственных органов, докладов Всемирного банка и отчетов об исследованиях в той или иной области.

    Внешняя помощь понадобится и потому, что информацию нужно организовать, так, чтобы она заставляла критически оценивать стратегию компании. Именно не просто добыть, а благодаря ей уточнять стратегию компании и исходные предпосылки, корректировать прогнозы. Для этого годится новое программное обеспечение, информация, подготовленную по заказу конкретных пользователей, например больниц или страховых компаний. Нечто подобное предлагает юристам база данных Lexis, но она не поднимает вопросы, лишь дает ответы. Что нам действительно нужно, так это службы, которые объясняли бы, как пользоваться информацией, задавали бы вопросы о компании-пользователе и, возможно, проводили бы интерактивные консультации. Создание системы сбора и обработки внешней информации можно поручить и внешним исполнителям. Допускаю, что самым популярным поставщиком таких систем, особенно для небольших компаний, станет «внутренний аутсайдер» — независимый консультант.

    Как бы мы ни старались, потребность в информации не полностью не удовлетворить, и она будет только расти. Кто-то скажет, что потребность эта в основном не нова. Так оно и есть. Концепции новых показателей уже дано обсуждаются в разных странах. Но появились новые инструменты обработки данных. Теперь мы можем быстро и дешево делать недавно еще трудоемкую и дорогую работу. С введением системы 70 лет назад нормативов времени на трудовые движения родился традиционный учет затрат. Сегодня компьютеры позволяют вести учет по видам деятельности — раньше это было практически невозможно.

    Но важны не инструменты, а концепции, благодаря котором они появляются на свет. Именно концепции превращают разрозненные методы, предназначенные для решения отдельных задач, в единую информационную систему. А потом уже система позволяет проводить диагностику компании, разрабатывать ее стратегию и принимать решения. Вот это и есть то новое понимание роли и цели использования информации, согласно которому она нужна не для регистрации уже случившегося, а для планирования работы в будущем.

    Систему, основанную на контроле и подчинении и впервые возникшую в 1870-е годы, можно сравнить с беспозвоночным, у которого вместо скелета — раковина. У корпорация, которая рождается сейчас, есть полноценный скелет — информация, то есть система, обеспечивающая существование компании как единого целого.

    Мы считаем (даже если применяем сложнейшие математические методы и непонятные простому смертному термины), что бизнес — это когда дешево покупают и дорого продают. Ну а при новом подходе на первый план выходит иное определение: бизнес — это процесс увеличения стоимости и создания ценностей.

    Группа компаний "ИПП"
    Группа компаний Институт проблем предпринимательства
    ЧОУ "ИПП" входит
    в Группу компаний
    "Институт проблем предпринимательства"
    Контакты
    ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
    190005, Санкт-Петербург,
    ул. Егорова, д. 23а
    Тел.: (812) 703-40-88,
    тел.: (812) 703-40-89
    эл. почта: info@ippnou.ru
    Сайт: https://www.ippnou.ru


    Поиск
    Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
    © 2001-2022, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
    При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
    Гудзик Ольга Владимировна,
    генеральный директор ЧОУ «ИПП».
    Страница сгенерирована за: 0.101 сек.
    Яндекс.Метрика