20 января 2019 г. Воскресенье | Время МСК: 17:18:12
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Обсуждение проектов интерпретаций IFRIC D23 и IFRIC D24




Источник: НСФО
добавлено: 01-04-2008
просмотров: 7105
На заседании Совета по стандартам, состоявшемся 20 марта состоялось предварительное обсуждение вынесенных Советом по МСФО на публичное обсуждение проектов интерпретаций IFRIC D23 «Распределение активов, иных, чем денежные средства собственникам» (Distributions of Non-cash assets to owners) и IFRIC D24 «Вклады потребителей» (Customer Contributions). По результатам обсуждения было принято решение подготовить проекты писем-комментариев к ним для направления в СМСФО.

Представляя участникам заседания  вынесенный СМСФО на публичное обсуждение проект интерпретации IFRIC D23 «Распределение активов, иных, чем денежные средства собственникам», проектный менеджер отметил, что в рассматриваемом проекте Советом по МСФО предлагается установить следующий порядок учета распределений собственникам активов в неденежной форме:

  1. организации надлежит оценивать обязательство  по выплате дивидендов неденежными активами в соответствии с параграфом 36 IAS 37 в сумме справедливой стоимости активов, подлежащих распределению. Если организация предоставляет своим собственникам выбор на получение или актива в неденежной форме или денежной выплаты, ей надлежит оценить обязательство по дивидендам на основе рассмотрения справедливой стоимости каждой из альтернатив и соответствующих им вероятностей выбора собственниками каждой из них.
  2. в конце каждого отчетного периода и на дату урегулирования обязанности организация анализирует и корректирует, если необходимо, балансовую стоимость обязательств по дивидендам  в соответствии с параграфом 59 IAS 37 и при этом признает любые изменения в балансовой стоимости такого обязательства в качестве поправки на сумму распределений.
  3. при урегулировании   обязательства по дивидендам организация признает разницу, если она имеет место, между балансовой стоимостью распределяемых активов и балансовой стоимостью подлежащих уплате дивидендов в финансовом результате.

Далее проектный менеджер представил участникам заседание свои комментарии к проекту. В частности он отметил, что предложенный СМСФО подход может быть подвергнут критике. По его мнению, поскольку решение о распределении дивидендов принимается в конкретный момент времени, и с этого момента времени обязательство по уплате дивидендов становится таким же обязательством, как и любое иное обязательство. Следовательно, изменения его справедливой стоимости  следует относить на  финансовый результат, но никак не на нераспределенную прибыль. Утрата прямой связи между моментом принятия решения об объявлении дивидендов и величиной распределяемой прибыли, по его мнению, противоречит самой сущности операции по распределению прибыли, поскольку величина распределяемой прибыли оказывается независимой от решения уполномоченных лиц, т.е. ее оценка отрывается от самой операции распределения прибыли. Если принять предлагаемый подход справедливым, то точно также можно было бы учитывать в качестве дополнительной выручки (или ее уменьшения) колебания справедливой стоимости дебиторской задолженности, которые могут возникнуть, например, вследствие ухудшения кредитного рейтинга дебитора между моментом продажи товара и моментом погашения задолженности.

Кроме того, по мнению докладчика, признавая обязательство по неденежным дивидендам в сумме равной справедливой стоимости активов, предназначенных для распределения, но, не переоценивая эти активы до их справедливой стоимости, мы фактически представляем в балансе недостоверную информацию о финансовом положении организации. Погашение обязательства потребует оттока активов из организации, при этом величина этого оттока в контексте балансового отчета будет равна балансовой стоимости распределяемых активов, но не их реальной справедливой стоимости. Поэтому, признавая обязательство, в сумме равной  справедливой стоимости подлежащего распределению актива, но, не увеличивая до той же величины его балансовую стоимость, мы изначально искажаем реальное финансовое положение организации, ведь на самом деле обязательство, имеющее большую оценку, будет урегулировано  посредством оттока активов, имеющих заведомо меньшую оценку в балансе. Таким образом, мы изначально признаем обязательство в неадекватной сумме. Для обеспечения адекватности с точки зрения достоверности отражения финансового положения  в балансе в этом случае, по нашему мнению,  было бы обоснованным либо оценивать и обязательство, и активы, подлежащие распределению  либо по балансовой стоимости последних, либо и то и другое по их справедливой стоимости. Только в этом случае информация, отражаемая в балансе,  будет правдиво отражать будущие последствия урегулирования обязательства по дивидендам в неденежной форме. При этом вариант отражения обязательства по дивидендам в неденежной форме в оценке равной балансовой стоимости активов, подлежащих распределению, представляется нежелательным, поскольку при этом не обеспечивается соблюдение  представляемых оценок такой качественной характеристике как сопоставимость информации об идентичных по своей экономической сущности фактах хозяйственной жизни в отчетности различных компаний. Прежде всего, это верно с позиций оценки инвестиционной привлекательности организации инвесторами, рассчитывающими на получение ежегодных дивидендов. Действительно, при оценке обязательства по дивидендам и, следовательно, суммы распределяемой акционерам прибыли по балансовой стоимости распределяемых активов, организация, производящую выплату дивидендов неденежными активами будет выглядеть менее привлекательно с точки зрения таких показателей  как сумма дивидендов, приходящихся на одну акцию или норма дивидендного дохода (dividend yield) по сравнению с организацией, производящей выплату дивидендов денежными средствами. В то время как на самом деле с точки зрения акционеров стоимость получаемых ими в качестве дивидендов активов, независимо от того представляются ли они в денежной или неденежной форме, будет одинакова.  Поэтому, по его мнению, вариант оценки и обязательства и активов, подлежащих распределению  - по справедливой стоимости последних представляется единственно приемлемым.

Касательно порядка учета разности между справедливой стоимостью распределенных активов и их балансовой стоимостью, проектный менеджер согласился с мнением IFRIC, согласно которому она представляет собой накопленную нереализованную прибыль. Однако, вместе с тем, он отметил, что моментом реализации указанной прибыли (и соответственно ее признания в финансовом результате) должен быть момент возникновения обязательства по выплате дивидендов путем передачи этого   актива, а не момент его фактической передачи в погашение обязательства. Действительно, сам факт признания того, что стоимость актива эквивалентна стоимости обязательства, оцененного по справедливой стоимости этого актива, говорит о том, что накопленная прибыль может считаться реализованной. С этого момента актив изменяет свое экономическое содержание и становится не более чем средством платежа, т.е. фактически начинает играть роль денежных средств. Поэтому, по нашему мнению, с точки зрения метода начисления было бы правильным признать прибыль от прекращения признания удерживаемого ранее актива именно тогда, когда он изменяет свое экономическое содержание. В этот момент (момент возникновения обязательства по выплате дивидендов путем передачи актива) он должен быть реклассифицирован в актив, представляющий собой средство платежа и учитываться в дальнейшем по справедливой стоимости. В дальнейшем и актив и обязательство будут учитываться по их справедливой стоимости в равных суммах с отнесением результата колебаний их стоимостей на финансовый результат. Однако при этом совокупное влияние этих изменений на финансовый результат последующих отчетных периодов будет нулевым, также как и в момент погашения обязательства ни прибыль, ни убыток признаваться не будут. По мнению проектного менеджера, такой порядок учета в большей степени соответствовал бы экономическим реалиям, подлежащим отражению в финансовой отчетности в случае с распределением дивидендов в неденежной форме.

В ходе состоявшегося по завершении презентации обсуждения присутствовавшие на заседании члены Совета, в целом поддержали подготовленный проект письма-комментария и поручили проектному менеджеру подготовить проект письма-комментария, исходя из высказанных предложений и вынести его на обсуждение на следующий Совет.
Представляя участникам заседания  вынесенный СМСФО на публичное обсуждение проект интерпретации IFRIC D24 «Вклады потребителей», проектный менеджер отметил, что в рассматриваемом проекте Советом по МСФО предлагается следующее:

  1. сферой применения разрабатываемой Интерпретации  определить ситуации, в которых отчитывающаяся организация  получает объект основных средств или денежные средства, предназначенные для использования в целях приобретения или строительства объекта основных средств, который должен использоваться для предоставления доступа к поставке товаров или услуг.
  2. организация, получающая вклад от потребителя оценивает полученный ресурс на соответствие критериям его признания в качестве актива и при соответствии признает его в качестве основного средства в сумме равной его справедливой стоимости.
  3. организация, получающая актив, отвечающий определению вклада потребителя, имеет обязанность предоставить доступ к поставке товаров или услуг. Эта обязанность признается в отчете о финансовом положении в сумме равной справедливой стоимости полученного вклада. Признанное обязательство уменьшается,  а выручка признается по мере предоставления доступа к поставке товаров или услуг.
  4. организации, получившей актив в качестве вклада потребителя, следует оценить, не является ли действующий договор о предоставлении доступа к поставке товаров или услуг с использованием актива по своему экономическому содержанию договором аренды или не содержит ли он в себе элемент договора аренды. При наличии элемента договора аренды организация оценивает, является ли в соответствии с IAS 17 договор операционной или финансовой арендой. В случае операционной аренды организация учитывает ее в соответствии с IAS 17. В случае финансовой аренды организации не следует признавать, ни актив, полученный в качестве вклада потребителя, ни обязательство по предоставлению доступа к поставке товаров или услуг.
  5. выручка признается в течение периода, в котором организация имеет обязанность по предоставлению доступа к поставке товаров или услуг с использованием предоставленного ей актива. Однако этот период не может быть больше срока экономического использования актива.
  6. организации, получающей вклад денежными средствами, следует рассмотреть, будет ли актив, подлежащий приобретению или строительству в результате получения вклада в денежной форме соответствовать критериям признания в качестве объекта основных средств. В случае если актив не соответствует этим критериям, организация учитывает вклад денежными средствами в соответствии с IAS 11 или IAS 18 как поступления от предоставления актива потребителю. Если же такой актив соответствует критериям признания в качестве объекта основных средств, организация признает и оценивает его как собственный строящийся или приобретенный актив в соответствии с IAS 16.  В этом случае, организация, получающая вклад потребителя денежными средствами, имеет обязанность по предоставлению ему доступа к поставкам товаров или услуг, которая оценивается на основе этого вклада и учитывается также как и обязанность, возникающая при получении вклада потребителя в неденежной форме.

Далее проектный менеджер представил участникам заседание свои комментарии к проекту. По его мнению, в целом, подход, предлагаемый IFRIC, выглядит логичным, однако, с его аргументацией не всегда можно согласиться. В частности он отметил, что в тексте проекта недостаточно ясно проведено различие между категориями «обязанность по предоставлению доступа к поставке товаров или услуг» и «авансовый платеж, внесенный в счет исполнения обязанности по предоставлению доступа к поставке товаров или услуг». Однако , оценка «обязанности по предоставлению доступа к поставке товаров или услуг» далеко не всегда равна справедливой стоимости полученного актива, подлежащего использованию для предоставления доступа. Такая обязанность может быть отнесена к нефинансовым обязательствам, регулируемым IAS 37. Согласно IAS 37 нефинансовые обязательства оцениваются в сумме наилучшей оценки затрат, необходимых для урегулирования существующей обязанности на конец отчетного периода каковой  является разумная сумма, которую организация  уплатила бы для урегулирования такой обязанности на конец отчетного периода или для передачи этой обязанности третьей стороне на эту дату. На основании  подхода, предлагаемого IFRIC, можно предположить, что затраты на предоставление доступа к поставкам товаров и услуг равны справедливой стоимости актива (основных средств) с помощью которых этот доступ предоставляется. Однако, по мнению докладчика, при таком подходе игнорируется наличие эксплуатационных затрат, связанных с функционированием актива. Так в случае предоставления муниципалитетом некоторой компании-оператору газораспределительной сети для обеспечения доступа потребителей к поставкам газа газоснабжающей компанией, неизбежно будут затребованы дополнительные платежи, необходимые для содержания газораспределительной сети. На самом деле,  стоимость внесенного в качестве вклада потребителя актива, представляет собой только авансовый платеж за выполнение в будущем обязанности по предоставлению доступа, но ни в коем случае не может служить оценкой всей обязанности в целом. При этом он отметил, что соглашение о предоставлении доступа в будущем, в счет которого потребитель производит вклад активами в неденежной или денежной форме, представляет собой пример контракта, подлежащего исполнению (executory contracts)  активы и обязательства по которому, не подлежат признанию в полном объеме до того момента, пока обязательства по контракту не будут выполнены одной из сторон. Однако если такие контракты могут быть квалифицированы в качестве «обременительных» (onerous) по ним должны создаваться «оценочные обязательства». В частности, это может иметь место, когда предоставление доступа осуществляется после получения актива, внесенного в качестве вклада потребителя, на безвозмездной основе, а компания-провайдер несет дополнительные издержки. Следовательно, по мнению докладчика, параграф 11 проекта Интерпретации, необходимо скорректировать для того, что бы ясно указать, что признанию подлежит именно внесенный аванс по будущему предоставлению услуг, а не обязанность по предоставлению такой услуги как таковая. Более того, было бы уместно указать, что в ряде случаев, принятие провайдером обязанности по предоставлению услуги в будущем в результате получения вклада потребителя может привести к возникновению «обременительного контракта», который может потребовать признания дополнительных оценочных обязательств в соответствии с IAS 37. Также докладчиком был отмечен и ряд других технических замечаний к тексту проекта.

В ходе состоявшегося по завершении презентации обсуждения присутствовавшие на заседании члены Совета выразили концептуальную поддержку предложениям проектного менеджера, высказали ряд предложений и поручили ему подготовить на их основе проект письма-комментария для обсуждения на следующем заседании Совета

Популярные статьи по теме:
Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.237 сек.
Яндекс.Метрика