5 марта 2024 г. Вторник | Время МСК: 03:20:13
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Оффшоры: что изменилось и чего ожидать



Игорь Басаргин
Источник: Журнал "Финансовый директор"
добавлено: 16-04-2008
просмотров: 19708
Уверен, я выражу сейчас общее и наиболее распространенное на сегодня мнение бизнес – сообщества о том, что оффшор – это что-то полузаконное, и вслух это слово, по крайней мере, в присутствии государственных чиновников, произносить не принято. От поголовного «увлечения» оффшорами в начале 90-х не осталось и следа. Тенденция такова, что если сегодня кто-то и решается использовать оффшор в открытую, то делает это явно не для налоговой экономии. Теневой же рынок оффшорного бизнеса, в это самое время, все так же огромен.

Оффшоры: что изменилось и чего ожидатьОднако, посмотрев на вопрос предельно практично, без полярных эмоциональных окрасок, можно отметить, что ничего незаконного в инкорпорации оффшора, и, уж тем более, в термине «оффшор» нет. Возможная незаконность всегда кроется лишь в механизмах использования зарубежной структуры, а незаконно использовать можно и российское юридическое лицо.

Насколько же оправданы сегодняшние опасения бизнеса в  отношении оффшорных структур? И что под этими оффшорными структурами следует понимать?

Здесь надо отметить, что термины «оффшор», «оффшорная зона», «оффшорная компания» применяются и толкуются даже не двояко, а в гораздо большем количестве смысловых значений. Очевидная разница в трактовке термина возникает у представителей  бизнеса и государственных служащих.

Термин «оффшор» в его буквальном и широком понимании означает любую нерезидентную компанию, инкорпорированную за пределами какого-либо определенного государства и осуществляющую прямую активную (хозяйственную) или косвенную пассивную (владение пакетами акций дочерних структур) деятельность в этом государстве.  

Термин «оффшорная зона» в его классическом или узком понимании подразумевает любую юрисдикцию с низкой или нулевой ставкой налогообложения и возможностью обеспечения конфиденциальности владельцам компаний, зарегистрированным в данной юрисдикции. Очень часто применительно к оффшорным юрисдикциям применяют такие понятия как “налоговая гавань” или “налоговое убежище”.

В таком смысле любую страну, предоставляющую налоговые льготы и режим секретности регистрируемым компаниям, можно отнести к оффшорным. Поэтому, в связи с различным пониманием такого явления в международной коммерческой деятельности, как оффшор, целесообразно разграничить и конкретные юрисдикции, хоть сколько-нибудь предоставляющие компаниям налоговые льготы и обеспечивающие режим секретности. 

В качестве основного критерия разграничения оффшоров следует рассматривать такой признак, как режим налогообложения компаний в данной юрисдикции. Так, в первую группу  юрисдикций следует включить территории, предоставляющие возможность полного освобождения от уплаты налогов. Такие юрисдикции принято называть «чистыми оффшорами» или классическими оффшорами. К ним относятся острова Гернси и Джерси, Антигуа и Барбуда, Барбадос, Гренада, Доминика, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Киттс и Невис, Ангилья, Бермудские острова, Британские Виргинские острова, Каймановы острова, Монтсеррат, Теркс и Кайкос и другие.

Также можно выделить и юрисдикции, которые предоставляют компаниям режим секретности и привлекательный режим налогообложения, связанный с довольно низкими ставками налога на прибыль компаний (корпоративного налога) и рядом налоговых льгот, в отличие от полного отказа от налогообложения в вышеперечисленных юрисдикциях. В этом смысле классическим примером является Кипр, который на сегодняшний день более не является классическим оффшором: на Кипре ставка корпоративного налога составляет 10% для всех компаний.  При этом Кипр продолжает признавать услуги номинального сервиса  (номинальных акционеров и директоров) в регистрируемых компаниях для обеспечения конфиденциальности собственникам (бенефициарам) компаний.

Еще одна категория юрисдикций, которые многие также считают оффшорами, - это престижные, в основном европейские государства, в которых ставка корпоративного налога довольно-таки высока (иногда выше, чем ставка налога на прибыль в России), но где существуют весьма привлекательные режимы налогообложения холдингов, вплоть до полного освобождения отдельных видов доходов холдинговой компании от налогообложения. К таким юрисдикциям относятся, в частности, Нидерланды, Австрия, Швейцария, Лихтенштейн, Люксембург, Великобритания и другие. При этом в большинстве таких юрисдикций также можно обеспечить конфиденциальность владельцам компаний. Так, в Австрии при регистрации компании в форме акционерного общества (AG) при наличии двух и более акционеров реестр акционеров остается закрытым. В других государствах, таких как Нидерланды, развито трастовое законодательство, в соответствии с которым в качестве директора и/или акционера регистрируемой компании может выступить трастовая компания.

Подавляющее большинство европейских юрисдикций являются членами Европейского Союза, на территории которого применяются общие директивы и иные нормативные акты, например директивы, обязывающие банки и иные организации раскрывать информацию о своих клиентах. Однако, такие государства, как Швейцария, Лихтенштейн, Австрия и Нидерланды применяют данные директивы с оговорами, в результате чего имеют высокую степень защищенности информации, в том числе и в отношении ее раскрытия третьим лицам и государственным органам.

На данном этапе, полагаю, следует четко отграничить термины «нерезидентная компания» и «оффшорная компания». И хотя каждый оффшор одновременно является еще и нерезидентом, правовой режим в отношении данных территорий может существенно различаться. Негативную реакцию в мире со стороны органов отдельных государств, FATF, банков вызывают именно страны, предоставляющие зарегистрированным в них компаниям полный режим освобождения от уплаты налогов.  На мой взгляд, под оффшорными зонами следует понимать именно такую группу юрисдикций.

Исторически, негативный резонанс звучания термина «оффшор» вызван, прежде всего,  возможностью использования оффшорных компаний в мошеннических схемах. Не секрет, что оффшорные юрисдикции позволяют использовать бесчисленное число схем уклонения от уплаты налогов и незаконного вывоза капитала. Поэтому, в связи с участившимися злоупотреблениями в использовании оффшоров к ним зачастую просматривается повышенный интерес со стороны государственных органов. В России эта проблема стала особо очевидна в 90-х годах, когда под воздействием реформ экономика страны стала открытой для зарубежных рынков.

Специального законодательства, регулирующего использование оффшорного бизнеса в России, не существует. Хотя, при этом государство сделало ряд попыток на законодательном уровне ограничить использование оффшоров. Основная цель – это ограничить вывоз незаконного капитала из России по контрактам, обладающим признаками фиктивности. К таким документам можно отнести Указание ЦБ РФ от 12.02.1999г. № 500-У “Об усилении валютного контроля со стороны уполномоченных банков за правомерностью осуществления их клиентами валютных операций и о порядке применения мер воздействия к уполномоченным банкам за нарушение валютного законодательства”.  С 01.01.2008г вступил в силу Приказ Минфина от 13.11.2007г №108Н «Об утверждении перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны)».   В данный список вошли не только классические оффшоры, такие как Британские Виргинские острова, Каймановы острова и так далее, но и Кипр, и такая европейская юрисдикция с высокой мировой репутацией как Лихтенштейн. В этой связи следует сказать, что Россия пошла по примеру Европы, определив перечень оффшорных юрисдикций (имеются в виду "черные списки" таких международных организаций, как Организация экономического сотрудничества и развития и FATF (Financial Action Task Force) - Международная группа по борьбе с отмыванием доходов), с последующим повышенным контролем в той или иной форме за компаниями из данных юрисдикций. Причем, заметим, что полного запрета использования операций с такими компаниями нет.

Оффшорные юрисдикции, помимо прочего, в некоторых случаях являются компонентом в процессе отмывания денег. Отмывание денег через банковские счета компаний, зарегистрированных в офшорных зонах, открывает возможность преступным сообществам легализовать доходы, полученные незаконным путем в миллиарды вполне законных долларов. По оценкам Международного Валютного Фонда ежегодно отмывается около 600 миллиардов долларов преступной прибыли. В связи, с этим нельзя не отметь осторожное отношение международных организаций и международных банков к оффшорам. Среди международных актов, регулирующих деятельность по использованию оффшоров, следует отметить принятую 16.05.2005 года в Варшаве Конвенцию Совета Европы Об отмывании, выявлении и изъятии, конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма. Что касается международных банков, то показательным в этом смысле будет политика прибалтийских банков по отношению к нерезидентным компаниям, открывающим в них счета. Так, например, согласно требованиям латвийского банка “Aizkraukles banka”, клиенты - нерезидентные компании   должны предоставлять банку полную информацию о конечных владельцах бизнеса, причем бизнеса реального, где бы он ни осуществлялся, также банку предоставляются сведения о партнерах компании, количестве сотрудников, опыте ведения бизнеса и годовом обороте компании. При осуществлении операций банк требует полного раскрытия контрагентов по сделкам и договорам, предоставляемым в банк в качестве обоснования платежа; все контракты и иные документы по правилам банка должны подписываться реальными, а не номинальными владельцами бизнеса (случаи, когда используются номинальные директора и акционеры). Также некоторые европейские банки при открытии счетов требуют предоставления ежегодной финансовой отчетности, заверенной сертифицированными аудиторами.

Оффшорные компании могут быть созданы для совершенно разных целей. Выделим наиболее распространенные из них:

1. Удобство использования нерезидентной компании в бизнесе

Для многих российских предпринимателей, работающих в сфере внешнеэкономической деятельности, в качестве контрагента более удобно использовать компанию, инкорпорированную в определенных зарубежных юрисдикциях. В первую очередь это связано с пожеланиями иностранных партнеров по бизнесу, которые привыкли или которым более удобно работать с резидентами определенных юрисдикций. При этом здесь может идти речь не столько и не только о классических оффшорах, но и о других юрисдикциях, в том числе о Европе и о Соединенных Штатах Америки. С другой стороны использование такой оффшорной компании имеет свои преимущества и для российского предпринимателя. Так, во многих юрисдикциях (например, Кипр, Австрия) отсутствует валютное регулирование по сравнению с Россией, где валютное регулирование действует (в частности Федеральный Закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле"), что, например, влечет необходимость составления паспорта сделки при совершении ряда валютных операций. Перечень валютных операций, по которым необходимо готовить паспорт сделки, указан в пункте 3.1. Инструкции ЦБ РФ от 15.06.2004 N 117-И "О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок".

2. Обеспечение конфиденциальности владения активами

Представим себе следующую ситуацию: российский бизнесмен желает приобрести недвижимость в Европе. Он может сам выступить покупателем данного имущества, и тогда данная сделка будет совершенно прозрачна, в частности, личность самого покупателя. А может пойти следующим путем: зарегистрировать компанию в какой-нибудь недорогой зарубежной юрисдикции с использованием услуг номинального директора и номинального акционера (услуга номинального сервиса, как правило, предоставляется всеми зарубежными регистрационными агентами и состоит в «замещении» реального владельца компании в реестре компаний и во всех государственных органах; таким образом, номинальные акционер и директор компании обеспечивают конфиденциальность бенефициару). В дальнейшем в качестве покупателя недвижимости выступает данная нерезидентная компания, и личность бенефициара не раскрывается.

3. Налоговое планирование

Учитывая в последнее время негативное звучание термина «налоговое планирование» заранее оговорюсь, что здесь мы ведем речь исключительно про методы налогового планирования, которые полностью укладываются в рамки как российского, так и зарубежного правового поля.

Конкретные зарубежные юрисдикции можно с успехом использовать для налогового планирования, как при совершении определенных сделок, так и при деятельности холдинговых компаний. Так Кипр выгодно использовать при совершении сделок купли-продажи акций благодаря тому, что доходы, полученные резидентом Кипра от операций с ценными бумагами, освобождены на Кипре от корпоративного налога (статья 8 Закона Кипра о доходах 2002г.) (The Income Tax Law of 2002).

С точки зрения налогового планирования трансляции денежных средств внутри юридических лиц холдинга выгодно использовать компании, зарегистрированные в таких престижных европейских юрисдикциях как Австрия или Нидерланды в качестве головной компании холдинга. Сами по себе данные юрисдикции не являются низконалоговыми, но они предлагают режим освобождения от налогообложения доходов, полученных от участия в других компаниях (affiliation privilege). К таким доходам, в частности, относятся дивиденды от дочерних компаний и доходы, полученные от продажи участия в дочерних компаниях (capital gains). Другим несомненным преимуществом использования таких компаний является то, что большинство европейских юрисдикций (в том числе Австрия и Нидерланды) имеют Соглашения об избежании двойного налогообложения с Россией.

4. Структурирование холдингов

В настоящее время многие крупные и средние российские компании в процессе выстраивания своих холдинговых структур регистрируют головную компанию холдинга (холдера) в престижных европейских государствах. Как уже было сказано выше, такие холдинговые структуры имеют возможность получать налоговые преимущества, связанные со льготным режимом налогообложения дивидендов. Однако, здесь присутствуют и иные факторы, определяющие выбор юрисдикции для регистрации холдера, а именно: репутация таких юрисдикций и кредитоспособность таких структур. Данные факторы особенно актуальны, когда владельцы холдинга планируют привлечь зарубежные инвестиции в бизнес, так как холдинговая структура, которая имеет во главе холдера – резидента престижного европейского государства, является более привлекательной для иностранных инвесторов.

5. Выход на IPO

Если посмотреть статистку Лондонской фондовой биржи, которая является наиболее популярной площадкой для выхода на IPO у российских предпринимателей, станет очевидно, что подавляющее большинство российских компаний выходят на IPO через нерезидентные компании. При этом среди них есть компании, зарегистрированные в таких юрисдикциях как Люксембург, Нидерладнды, Великобритания и т.д., так и компании, которые зарегистрированы в классических оффшорах.

Таким образом, использование зарубежных компаний в российском и международном бизнесе является достаточно перспективным направлением с точки зрения ведения бизнеса. Однако, говоря об офшорах нельзя не отметить складывающееся отношение к ним со стороны российских органов власти. Увы, в России все больше разрастается такой стереотип, что нерезидентные компании всегда используются только для того, чтобы «уйти от налогов в России». Позиция налоговых и иных органов, а также судебных инстанций в этом отношении следующая: зачем регистрировать офшорную компанию и переводить на нее часть деятельности и, соответственно, часть прибыли, если можно продолжать вести бизнес в пределах России, получать всю прибыль в России и платить в России законно установленные налоги? В данном случае показательно небезызвестное «дело ЮКОСа», офшорная составляющая бизнеса которого во многом сказалась на результате исхода дела.

К сожалению, с момента рассмотрения «дела Ходорковского» судебная практика еще более ужесточилась на сегодняшний день. Так, есть ряд судебных прецедентов, например, дело «МЕАна» когда суд принимал следующую позицию: доходы, которые получила оффшорная компания, тем или иным образом аффилированная с российской компанией, признавались доходами данной российской компании со всеми вытекающими отсюда последствиями - взыскание российского налога на прибыль с дохода, полученного иностранной компанией. С юридической точки зрения данная позиция представляется довольно абсурдной, но, тем не менее, ее надо учитывать в случае, если тот или иной российский предприниматель решил использовать нерезидентные компании в своем бизнесе.

Можно ли избежать таких неблагоприятных ситуаций? Да, вполне. Один из вопросов налоговых органов и судов, который зачастую являлся решающим при вынесении решений не в пользу предпринимателей и который, кстати говоря, вполне обоснован, был следующий: докажите для чего еще вам нужна оффшорная компания, кроме как для того, чтобы минимизировать налоги в России? Соответственно, предприниматели, использующие нерезидентные компании, при предъявлении соответствующих претензий должны быть готовы обосновать и доказать цель создания и использования такой компании.

За последние несколько лет произошли важные изменения в корпоративном и налоговом законодательстве целого ряда стран, являющихся классическими базами для создания структур, использующихся в международном бизнесе. Радикальные реформы корпоративного права проведены в Великобритании и на Британских Виргинские островах. Важные изменения внесены в налоговое законодательство Нидерландов. Произошли изменения в законодательствах и иных территорий.

В 2005-2006 гг. на Британских Виргинских островах была проведена довольно радикальная реформа корпоративного и налогового законодательства. Коротко говоря, было ликвидировано различие между законодательством, регулирующим оффшорные и местные - оншорные компании. До этого существовало два разных закона - International Business Companies Act 1984 (Cap. 291) (в отношении офшорных компаний) и Companies Act (Cap. 185) (в отношении онфшорных компаний). Начиная с 1 января 2007 года на Британских Виргинских островах действует единый корпоративный Закон о коммерческих компаниях (Business Companies Act 2004); полностью отменено налогообложение корпоративного дохода.  Также с недавнего времени компании – резиденты Британских Виргинских островов обязаны вести бухгалтерский учет, позволяющий объяснить операции компании.

Изменений также претерпело и корпоративное законодательство Великобритании. В этой связи следует отметить принятие нового Закона «О компаниях» (Companies Act). Он будет вводиться в действие по частям, полное вступление в силу планируется к октябрю 2008 года. Новый закон «О компаниях» вводит много новых норм, часть из которых направлена на соответствие положений законодательства Великобритании законодательству Европейского Союза. К основным новшествам можно отнести: отказ от концепции разрешенного уставного капитала компании; облегчение административных требований к частным компаниям (отмена требований об обязательном наличии секретаря, о проведении ежегодных собраний акционеров); предъявление более жестких требований к публичным компаниям в части их прозрачности и иные нововведения.

В части изменений налогового законодательства нельзя не отметить налоговую реформу Королевства Нидерландов, проводимую в 2006-2007 годах. Основными положениями реформы являлись: уменьшение ставки корпоративного налога и ставки налога у источника на дивиденды, выплачиваемые за рубеж; освобождение от корпоративного налога дохода, получаемого от участия в других компаниях; введение особого режима налогообложения для процентов, выплачиваемых в рамках группы компаний, и для доходов от патентов.  Кроме того, в 2008 в Нидерландах планируется снижение ставок корпоративного налога (в настоящий момент  ставка составляет от 20 до 25,5 %).

 В целом, снижение налогового бремени на компании в европейских государствах – это достаточно обсуждаемая тема в последние несколько лет. Представляется, что это обусловлено тем, что в Европейском Союзе сейчас состоят государства, ставки налога на прибыль которых существенной разнятся. Учитывая общий процесс унификации законодательства и всех процессов в ЕС, приведение ставок корпоративного налога к общему знаменателю является одной из важных задач.

Нельзя не отметить и изменений, произошедших на Кипре. С 2008 года Республика Кипр перешла на еденную валюту Евро, что еще раз доказывает закрытие на Кипре оффшорной зоны и переход  Кипра к европейским стандартам ведения бизнеса.

В отношении изменений российского налогового законодательства необходимо отметить, что с 1 января 2008 года вступил в силу Федеральный Закон от 16.05.2007 N 76-ФЗ "О внесении изменений в статьи 224, 275 и 284 части второй Налогового Кодекса Российской Федерации". Нас в данном случае в первую очередь интересуют изменения, произошедшие в части определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций по доходам, полученным в виде дивидендов. С 2008 года российские компании освобождены от уплаты налога на прибыль с дивидендов, полученных ими от владения крупными пакетами акций как российских, так и иностранных компаний. По ставке 0 процентов облагаются доходы, полученные российскими организациями в виде дивидендов при условии, что на день принятия решения о выплате дивидендов получающая дивиденды организация в течение не менее 365 дней непрерывно владеет на праве собственности не менее чем 50-процентным вкладом (долей) в уставном (складочном) капитале.

Представляется, что цель принятия данных изменений – это приведение налогового законодательства России в соответствие с налоговым законодательством развитых европейских государств, где уже несколько лет действуют нормы об освобождении дивидендов, полученных юридическими лицами, от корпоративного налога при наличии определенных условий.

Кроме того, хотелось бы отметить изменения, произошедшие в валютном законодательстве России, что также сказалось на работе с зарубежными компаниями. Так, с 01 января 2007г. было отменено требование о резервировании денежных средств (пункт 3 статьи 26 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле»), а также требование об использовании специальных банковских счетов, специальных разделов счетов депо, специальных разделов лицевого счета по учету прав на ценные бумаги, а также специальных брокерских счетов при совершении валютных операций (Указание ЦБ РФ от 29.05.2006 N 1688-У "Об отмене требования обязательного использования специальных счетов при осуществлении валютных операций и о признании утратившими силу отдельных нормативных актов Банка России"). Данные изменения, безусловно, упростили совершение валютных операций между резидентами Российской Федерации и нерезидентами.

Также среди последних новинок законодательства нельзя не отметить введение нового перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (оффшорные зоны), о котором говорилось ранее.  Данный документ обновил существующий с августа 2003 г. аналогичный перечень оффшорных территорий (утвержден Указанием ЦБ РФ от 7 августа 2003 г. N 1317-У). Основные изменения здесь на наш взгляд состоят в том, что  в список государств, официально признаваемых государственными органами России оффшорами, более не входят Швейцария и Люксембург.

Кроме того, Минфин России планирует в течение следующих лет пересматривать соглашения об избежании двойного налогообложения с зарубежными юрисдикциями и вводить в практику соглашения Федеральной налоговой службы с крупными компаниями о принципах ценообразования.

При всех произошедших изменениях в политике в области оффшоров, несмотря на определенные ограничения, существующие по операциям с оффшорными компаниями как в России, так и в большинстве других стран, ни владение оффшорными компаниями, ни операции с оффшорными компаниями законом не запрещены. При этом все более активно используются стопроцентно законные схемы с участием оффшорных компаний.

Оффшорное направление развилось в мировой бизнес, охватывающий, так или иначе, существенный объем всех финансовых сделок. Оффшорный сектор мировой экономики является достаточно существенным и вряд ли он будет сворачиваться в ближайшее время.

Что касается перспектив использования оффшоров в российской практике, то здесь на лицо следующая тенденция: российские предприниматели все больше уходят от использования классических оффшоров в своей деятельности, выбирая все чаще и чаще европейские юрисдикции с высокой репутацией. Представляется, что данная тенденция будет развиваться и далее.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: [email protected]
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2024, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.098 сек.
Яндекс.Метрика