21 января 2019 г. Понедельник | Время МСК: 13:39:08
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Банкам разрешили приукрасить отчетность

Банк России пошел на временное смягчение требований к формированию резервов на возможные потери по ссудам



Ирина Велиева
Источник: Журнал "Банковское обозрение"
добавлено: 02-03-2009
просмотров: 6413
Банк России пошел на временное смягчение требований к формированию резервов на возможные потери по ссудам. Сейчас эта мера необходима рынку, однако в будущем искажения в оценке резервов могут негативно сказаться на реальном качестве кредитных портфелей.

Ирина ВелиеваГримуборная

Оправившись от шоков, вызванных обвалом фондовых рынков и масштабными списаниями убытков 2007–2008 годов, финансовые регуляторы по всему миру стремятся придумать механизмы, способные хотя бы формально улучшить балансы банков.

Так, в IAS 39 (стандарт международной финансовой отчетности, регулирующий порядок учета и оценки финансовых инструментов) в октябре 2008 года были внесены поправки, позволяющие переводить активы (главным образом, ценные бумаги) из торгового портфеля в инвестиционный, и отражать их в отчетности не по рыночной, а по исторической стоимости. Также поправки в IAS 39 позволяют банкам использовать более гибкие подходы к формированию резервов на возможные потери по ссудам.

Российский регулятор действует в русле общих тенденций. Количество кредитных организаций в России, по итогам 10 месяцев 2008 года показавших чистый убыток, по сравнению с 2007 годом возросло в 10 раз — с 11 до 113. Для того чтобы улучшить финансовые показатели банковского сектора, ЦБ в декабре 2008 года тоже разрешил реклассифицировать ценные бумаги, в результате чего банки смогли не отражать на балансах около 40,4 млрд рублей потерь, понесенных от переоценки (общие потери составили порядка 177 млрд рублей).

Банк России пошел также на временное смягчение требований к резервированию. Благодаря вышедшему 23 декабря 2008 года Указанию № 2156-У («Об особенностях оценки кредитного риска по выданным ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности») банки смогут либеральнее оценивать качество задолженности и более мягко подходить к вопросу создания резервов. Ослаблены критерии оценки качества обслуживания долга: «хорошим» будет признано обслуживание кредитов, срок просроченной задолженности по которым не превышает 30 дней для юридических лиц и 60 дней для физических лиц (ранее — 5 дней и 30 дней соответственно). Также на 30 дней продляются сроки для критериев признания «среднего» и «плохого» обслуживания. Кроме того, теперь реструктуризация ссуды не будет приводить к изменению оценки ее качества. Все эти меры избавят банковский рынок от необходимости наращивать резервы, то есть, по сути, «омертвлять» деньги, в случае входа экономики в стадию рецессии.

Цель регулятора — не допустить снижения достаточности капитала и массовых банкротств банков из-за кризиса неплатежей по кредитам. В краткосрочной перспективе послабления действительно пойдут сектору на пользу и помогут сохранить устойчивость. Как признаются многие участники рынка, сегодня банки работают на пределе достаточности капитала, и рецессия реального сектора может привести к обострению ситуации в финансовой сфере. Однако слишком оптимистичные оценки качества кредитных портфелей не только будут вводить в заблуждение внешних пользователей банковской отчетности, но и могут привести к еще более стремительному росту просроченной задолженности в будущем.

Сам обманываться рад

В ожидании затяжной глобальной рецессии главной проблемой финансовых организаций становится резкое падение качества кредитных портфелей. Замедление (или даже падение) темпов роста производства приводит к тому, что заемщики — юридические лица теряют способность обслуживать уже взятые кредиты. Кто-то планировал экспоненциальный рост выручки и взял кредит большего объема, чем мог бы, кто-то не угадал движения валютных курсов и принял на себя неоправданный валютный риск. В России главный удар экономического спада должны принять на себя две наиболее популярные для банковского кредитования отрасли — торговля и строительство. Кроме того, качество розничных кредитных портфелей (автокредиты, ипотека, потребительские кредиты) также будет стремительно ухудшаться: снижение зарплат и массовые увольнения продолжаются, и люди из «хороших» заемщиков переходят в категорию «плохих».

Уже сейчас о серьезном ухудшении качества кредитных портфелей свидетельствует динамика просроченной задолженности: если за весь 2007 год объем просроченных кредитов увеличился на 52%, то за 10 месяцев 2008 года прирост составил порядка 79%. При этом темпы прироста просроченной задолженности юрлиц за 10 месяцев 2008 года достигли 123%. Доля просроченной задолженности по корпоративному портфелю по состоянию на 01.11.2008 находилась на уровне 1,56%, по розничному портфелю — на уровне 3,27% (см. график 1). Ухудшение экономической ситуации в ноябре и декабре прошлого года позволяет предположить, что годовая статистика по просроченным кредитам будет гораздо хуже, чем приведенные цифры.

Слишком оптимистичные оценки качества кредитных портфелей не только будут вводить в заблуждение внешних пользователей банковской отчетности, но могут привести к еще более стремительному росту просроченной задолженности в будущем.

Развитие и усиление существующих тенденций грозит кредитным организациям более масштабными последствиями, чем просто рост просроченной задолженности. Банки неминуемо должны будут увеличить резервы на возможные потери по ссудам, а значит, для покрытия потенциальных убытков необходим будет дополнительный капитал. Вот только проблема в том, что у многих банковских организаций в России достаточность капитала и так на пределе: хотя в целом по отрасли норматив достаточности капитала Н1 составляет около 15% (см. график 2), у отдельных кредитных организаций (из-за хронической недокапитализированности и уже проведенной реклассификации) норматив вплотную приближается к 10%, то есть к предельно низкому значению, установленному ЦБ. Более того, значение Н1, скорректированное на долю основного капитала, в настоящее время составляет лишь 11%. Разница между нормативами объясняется запасом дополнительного капитала, который часто формируется за счет привлечения субординированных кредитов от связанных сторон либо за счет прироста стоимости имущества от переоценки, то есть за счет источников, более подверженных влиянию негативных кризисных явлений, чем основной капитал.

В этом контексте меры по временной либерализации требований к резервированию являются вполне оправданными. Помимо ослабления регулятивной нагрузки на капитал, они, по мнению участников, будут стимулировать кредитование реального сектора. «Банки теперь смогут идти навстречу добросовестным заемщикам, испытывающим временные трудности в связи с экономическим кризисом, проводя реструктуризацию задолженности или находя другие компромиссные варианты в отношениях с заемщиками, не снижая при этом показатель достаточности капитала, — отмечает руководитель службы внутреннего контроля Межтопэнергобанка Оксана Пахненко. — Ранее банкам приходилось требовать досрочного возврата кредитов в связи с нарушением заемщиками условий кредитных договоров, так как смягчение для заемщиков условий обслуживания долга оборачивалось необходимостью досоздания резервов на возможные потери по ссудам и, следовательно, снижением капитальной базы».

Смягчение проблем качества ссуд и достаточности капитала будет иметь не только положительный психологический эффект. Многие акционеры банков будут избавлены от необходимости срочного проведения дополнительных эмиссий, волну которых мы наблюдаем в последнее время. Вполне вероятно, что многие недавно принятые решения относительно увеличения размера собственных средств были продиктованы не экономической целесообразностью и стремлением получить более высокий доход на вложенный капитал, а отсутствием другого выхода. За нарушение норматива Н1 (достаточность капитала) банк может лишиться лицензии, а рост просрочки требует дополнительных отчислений в резервы. Принятые меры позволят разорвать замкнутый круг, в котором собственники банка вынуждены новыми вливаниями в капитал покрывать убытки, вызванные невозвратами.

Теперь реструктуризация ссуды не будет приводить к изменению оценки ее качества.

С другой стороны, масштабы положительного эффекта, вызванного смягчением требований к резервированию, для разных банков могут быть различны. «Все зависит от качества кредитного портфеля», — комментирует Николай Павлов, директор департамента экономического анализа и финансового планирования КБ «Транспортный». Наименее консервативные кредитные организации смогут получить больше всего выгод от введения новых требований. Подобные банки изначально специализировались на заемщиках с более высоким уровнем риска, а следовательно, имели в портфеле менее качественные ссуды, которые можно будет реклассифицировать в соответствии с новыми правилами. По оценкам Николая Павлова, некоторым кредитным организациям данная мера позволит высвободить средства, достигающие даже 50% от капитала. Другие, более осторожные банки, практически не получат выгоды от нововведений. В масштабах всего банковского сектора правила, вводимые Указанием ЦБ 2156-У, по оценке Оксаны Пахненко, позволят снизить резервы на возможные потери на 10–15% от объема сформированных банковских резервов.

Смутная угроза

С другой стороны, нельзя забывать и о негативных последствиях, которые порождает любая отчаянная антикризисная мера. Последствия будут проявляться тогда, когда закончится действие нового указания ЦБ — 31 декабря 2009 года. Предполагается, что с первого дня 2010 года резервы по «плохим кредитам» вновь нужно будет формировать в прежнем объеме. Досоздание резервов может сказаться на прибыльности всего банковского сектора, и тогда начавшая восстанавливаться инвестиционная привлекательность вновь будет утрачена, на этот раз из-за неспособности банков генерировать прибыль.

Кроме того, в период «мягких» требований к резервной политике вполне может возникнуть риск недобросовестного поведения со стороны банков: они начнут сознательно наращивать кредитование заемщиков с низкой кредитоспособностью, что может породить еще более высокие фактические убытки.

Стремление к быстрому и легкому захвату рынка в период кризиса может побудить некоторых игроков к неоправданной кредитной экспансии в высокорискованных сегментах. Но еще более важно то, что кредитные организации сейчас испытывают достаточно серьезное влияние неэкономических факторов, побуждающих увеличивать кредитный портфель, особенно в сегменте корпоративного кредитования. Во-первых, слышатся многочисленные политические заявления о необходимости выдавать кредиты реальному сектору. Во-вторых, банки испытывают давление со стороны постоянных клиентов, предъявляющих спрос на заемные ресурсы в прежнем или даже большем объеме, пусть даже и по более высоким процентным ставкам. Кроме того, логика докризисного развития средних и небольших региональных банков часто предполагала, что рост клиентской базы осуществлялся за счет связей акционеров с владельцами промышленных предприятий. Развитие бизнеса за счет дружеских отношений также может стимулировать банки к более лояльной оценке качества заемщика. Наконец, нельзя забывать, что в банковском секторе, хоть и не повсеместно, но все же распространена практика занижения резервов (с целью улучшить показатели прибыльности), а меры, вводимые Указанием ЦБ 2156-У, могут вызвать у банков соблазн расширить эту практику.

Видимо, опасаясь недобросовестного поведения банков в связи с введением указания, Банк России отметил, что «исходит из того, что кредитные организации будут пользоваться предоставленными возможностями взвешенно, с учетом оценки реальных перспектив деятельности и обслуживания долга заемщиками».

С другой стороны, многие позитивно оценивают введенные меры и не опасаются того, что банки будут принимать на себя избыточные риски. «Согласно Указанию № 2156-У, банк вправе улучшить оценку качества обслуживания долга заемщиками и, соответственно, повысить качество кредитного портфеля, но не обязан этого делать, — отмечает Оксана Пахненко. — Таким образом, банк может оценить вероятность исполнения заемщиком своих обязательств и, если, с точки зрения банка, заемщик испытывает серьезные проблемы, ничего не помешает поддерживать уровень резервов в прежнем или даже большем объеме. Таким образом, при объективном подходе к оценке кредитного риска значительного завышения оценки качества кредитного портфеля не произойдет». Однако это справедливо в отношении осторожных и консервативных участников рынка.

В период «мягких» требований к резервной политике вполне может возникнуть риск недобро­совестного поведения со стороны банков.

Направленный удар

Уже в самом начале кризиса участники рынка поняли, что проблемы финансового сектора возникли не из-за ограничения ликвидности, а из-за потери доверия друг к другу. В середине 2007 года инвесторы поняли, что не в состоянии верно оценивать принимаемые риски. С тех пор ситуация не улучшилась, однако вместо того, чтобы повысить стандарты раскрытия информации, обеспечив рынку уверенность, регуляторы накачивают его ликвидностью, то есть лечат симптомы, а не саму болезнь. Изящные ходы в отношении смягчения требований к отчетности только отдаляют от главной цели и консервируют сложившуюся ситуацию.

При этом указанные меры преследуют цель обеспечить приток кредитных ресурсов в реальный сектор. Однако для того, чтобы обеспечить кредитную разморозку, нужно в том числе и напрямую поддерживать определенный уровень кредитоспособности потенциальных заемщиков — как компаний, так и физических лиц. Применяя административные пути решения проблем, пытаясь искусственным путем заставить банки вновь начать кредитовать, регулирующие органы подрывают рыночные экономические стимулы принятия решений о выдаче кредита, что может в среднесрочной перспективе привести к перекосам в качестве кредитных портфелей.

Разработка мер по поддержке кредитоспособности предприятий, безусловно, не должна ложиться только на плечи Банка России — это скорее более широкая макроэкономическая задача. Но если она будет решена, то маскировать накопившиеся «плохие кредиты» на балансах банков просто не будет нужды.

"Банковское обозрение", №2, февраль 2009 г.
Популярные статьи по теме:
Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.631 сек.
Яндекс.Метрика