1 марта 2024 г. Пятница | Время МСК: 04:28:08
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

"Мировой кризис - это проблемы современной финансовой инженерии"

Интервью Руководителя ФСФР России В.Д.Миловидова



добавлено: 02-04-2009
просмотров: 11341
Глобальная система управления финансовыми рисками в пику собственной, изначально заложенной в ней функции на поверку оказалась весьма «действенным» генератором финансовых пузырей. Причиной тому стала философия невнятного госконтроля кредитных и фондовых рынков развитых стран, которая привела в масштабах планеты к получению, выражаясь языком фондового рынка, «дивидендов», крайне неприятных для всей экономики. Причём из-за масштаба кризиса их «получение» гарантировано ещё для ряда последующих лет. Понятно, что ситуацию необходимо исправлять, и здесь важную роль приобретают те государственные структуры, которые дают профессиональные оценки происходящему в экономике и предлагают реальные рецепты её оздоровления.

О детальных причинах мирового финансового кризиса, о том, где выход из него и как регулируются финансовые рынки в России, а также о новых законах, которые необходимы для этого самого регулирования, — об этом всём в нашей беседе с гостем газеты — руководителем Федеральной службы по финансовым рынкам Владимиром Миловидовым.

 

Об идеологии и правоприменительной практике

Скажу сразу, что наша встреча в стенах «Парламентской газеты» мне представляется очень важной по ряду причин, и главная из которых — это большой авторитет издания как информационной площадки по информированию и взаимодействию с Государственной Думой и Советом Федерации. В этом плане вряд ли какое-либо другое СМИ может составить вам конкуренцию.

Вначале несколько слов об идеологии работы ФСФР. В конце прошлого года Правительством РФ была одобрена Стратегия развития финансового рынка на период до 2020 года, и понятно, что этот год для ФСФР будет очень ответственным. Для нас период действия стратегии разбит на два этапа. Первый этап — более краткосрочный, и связан он с 2009 годом, когда предстоит разработать и внести в Правительство и в Государственную Думу порядка 22 проектов федеральных законов, касающихся финансовых рынков. Ведь сейчас главная проблема регулирования финансовых рынков заключается в элементарной нехватке правовой базы. И в этом смысле роль Государственной Думы и Совета Федерации и взаимное сотрудничество чрезвычайно важны и актуальны. Тем более что утверждение стратегии сопровождалось разработкой концепции формирования в России одного из мировых финансовых центров. Несмотря на кризис, мы от своих долгосрочных планов развития не отказываемся.

Ключевым в нашей работе является вопрос эффективности правоприменительной работы. Здесь, в первую очередь, необходимо упомянуть внесённый в Государственную Думу закон о противодействии инсайду и манипулированию, который обозначен как один из приоритетных и о необходимости принятия которого говорил Председатель Правительства РФ Владимир Путин на недавней встрече с руководством партии «Единая Россия». При этом очевидно, что те полномочия, которые этот закон даёт ФСФР, — очень большие, вплоть до того, что мы можем запрашивать записи телефонных переговоров и другую информацию. Тем более что и инсайд, и манипулирование связаны с распространением информации.

Кроме того, в начале этого года был принят очень важный закон о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях, который даёт нам дополнительные полномочия в части наказаний за нарушения законодательства. И теперь срок давности по административным делам с двух месяцев увеличен до года, что даёт нам возможность реально проанализировать нарушения законодательства. Этот закон вступит в силу в апреле. Также у нас появился такой вид наказания, как дисквалификация.

Кроме названного закона о противодействии манипулированию ценами своего принятия ожидает закон об уголовной ответственности за нарушения на рынке ценных бумаг, кроме того, совсем недавно Правительством РФ внесён в Государственную Думу законопроект по внесению изменений в Налоговый кодекс в части налогообложения производных финансовых инструментов и клиринговых организаций.

Полагаю, что к обсуждению этих нормативных актов будет привлечено внимание общественности и «Парламентская газета» могла бы сыграть важную роль в дискуссиях и в формировании экспертного мнения. Мы к этому очень внимательно прислушиваемся. В целом же наша нормотворческая практика подразумевает, что, если рождается какая-то новая концепция закона, мы стараемся собрать вместе и участников рынка, и представителей органов исполнительной власти, с тем чтобы договориться о деталях и принципах этого закона, с тем чтобы выработать те или иные подходы. Мы всегда приглашаем к обсуждению и депутатский корпус. Надо отдать должное, что коллеги в Государственной Думе, в Совете Федерации тоже заблаговременно проводят слушания, заседания комитетов, которые посвящаются этим законам.

 

Причины кризиса в мире и в России

Это принципиальный вопрос. Очевидно, что финансовый кризис разразился именно там, где за последнее время было либо очень слабое, либо вообще отсутствовало регулирование, и он ударил по очень сложным структурированным финансовым продуктам. Те проблемы, которые мы имеем на глобальном финансовом рынке, — это фактически кризис новой финансовой инженерии, которая появилась в последние 10—15 лет. В определённом смысле это не российский кризис, потому что мы просто не успели в своё время создать эти продукты. Но он пришёл к нам из-за того, что очень многие международные финансовые институты, и прежде всего банки, были вовлечены в операции с ними. В результате они столкнулись с проблемой ликвидности, с очень серьёзной перегрузкой своих балансов рисковыми инструментами. Кульминацией стало банкротство банка «Леман Бразерс», которое потрясло все устои финансовой системы. После этого рискованные капиталы стали уходить из развивающихся рынков, возвращаясь на более стабильные, по мнению международных инвесторов, площадки и прежде всего на рынок американских государственных долговых обязательств.

В течение последнего времени российская экономика достаточно динамично развивалась, в том числе за счёт очень большого объёма привлечения кредитных ресурсов на Западе. И когда западные банки столкнулись с проблемой ликвидности, когда иссякло предложение финансовых ресурсов, в том числе по приемлемым для нас ценам, возникли проблемы ликвидности внутри страны, возникли проблемы финансирования промышленного производства. На это наложился и мировой кризис перепроизводства.

Есть один очень важный момент, который проявился в этом кризисе, — процикличность финансовой системы. Проблема состоит в том, что у каждого экономического цикла есть своя амплитуда колебаний вверх и вниз. При этом финансовый рынок теоретически может быть амортизатором этих колебаний, а может быть и усилителем. И нынешний кризис показал, что финансовая система сработала на усиление. То есть в условиях подъёма провоцировались ещё большие темпы роста тех или иных отраслей за счёт расширения различных финансовых инструментов, а при падении финансовая система усилила кризис за счёт моментального сжатия избыточной финансовой надстройки.

И здесь довольно простое объяснение. Допустим, даётся кредит какому-то юридическому или физическому лицу. Данный кредит тут же превращается в финансовый инструмент и перепродаётся. На основе этого финансового инструмента формируется новый финансовый инструмент, который снижает риски уже этого финансового инструмента. То есть кредитный риск заёмщика снижается появлением вторичного финансового инструмента, риск этого инструмента снижается другим финансовым инструментом, и так одно за другим идёт надстраивание способов минимизации рисков первоначального инструмента. Но на каком-то этапе эта надстроечная вещь над реальными обязательствами, над реальными активами превращается в пузырь, который лопается и накрывает собой всю мировую финансовую систему.

 

О финансовых посредниках

Суть финансового посредничества в том, чтобы оценивать риски, учитывать их в ходе распределения инвестиционных ресурсов в экономике, где-то их амортизировать. В последние годы финансовые посредники, говоря очень упрощённо, стали торговать этими рисками друг с другом. Суть посредничества исказилась. Произошёл кризис.

Сегодня международные регуляторы и финансовые ведомства стран ведут дискуссию относительно формирования новой глобальной архитектуры финансового рынка, при этом они заявляют о том, что процикличность финансовой системы должна как минимум мониториться и по возможности регулироваться с целью усиления позитивных тенденций и ослабления негативных.

При этом мы столкнёмся с необходимостью очень системной, концептуальной перестройки и вообще изменения всей логики финансовой системы. В итоге мы пришли к точке, с которой, вероятно, начинал Рузвельт, когда принимал решение по выходу из кризиса 1929—1933 годов. Тогда для стабилизации финансов был принят закон Гласса — Стигала* (официально закон о банках 1933 года), который разделил участников финансового рынка по видам деятельности на коммерческие банки, которые занимались только кредитованием и не работали на финансовом рынке, и на инвестиционные банки, которые работали с ценными бумагами и специфическими финансовыми инструментами.

Сейчас начинают говорить о национализации банков, то есть идёт поиск наиболее оптимальной модели. Но в основе поисков лежит ответ на вопрос о роли и месте финансовой системы в экономике, которая должна способствовать эффективному распределению финансовых ресурсов в экономике. То есть помогать владельцу денежных средств в правильном ориентировании с точки зрения доходности и рисков финансовых вложений. Кризис показал, что ни в 1929-м, ни теперь финансовые посредники сами, без жесткого регулирования со стороны государства, не могут удерживать линию на выполнение своей посреднической макроэкономической функции. То есть речь идёт о том, как восстановить функции финансового посредничества.

 

Почему так сильно провалился наш фондовый рынок

Если сопоставлять индекс РТС в мае 2008 года, когда он достиг своей пиковой отметки, и сопоставлять его с нынешним уровнем, то, наверное, мы являемся одним из лидеров падения. Но один важный момент — российский финансовый рынок шёл в определённое время в противофазе к мировому рынку. Американский и азиатский рынки прошли свои пики в 2007 году, и после этого началось падение. Если мы посмотрим уровень индекса на середину 2007 года и на ту отметку, от которой начали падать иностранные индексы, то наше падение не выглядит столь уж многократным. Проблема состоит в том, что, когда другие рынки уже начали падать, мы ещё продолжали расти. Кстати, у нас на волне оптимизма нефтяных цен самый стремительный рост был с января до мая 2008 года. Но сегодня мы видим, когда индекс Доу—Джонса упал фактически до мая 1997 года, мы тоже упали к пику 1997 года. Почему упали больше всех? Во-первых, потому что российский рынок относится к развивающимся рынкам и сильнее подвержен амплитуде колебания. Во-вторых, мы росли так, как не рос ни один финансовый рынок. И третья причина — потому что после разорения «Леман Бразерс» все международные финансовые инвесторы постарались уйти из всех развивающихся рынков.

 

Как защитить владельцев дефолтных облигаций

Определённые структуры назанимали под свои проекты кредитов, а теперь не хотят или не могут по ним платить. И данная проблема дефолтных облигаций на фондовом рынке являет собой новый очаг неблагополучия. Ситуация требует скорейшего разрешения, и в ближайшее время будут приняты два законопроекта, касающиеся выпуска облигаций. Первый из них предусматривает введение механизма собрания владельцев облигаций, на котором они могут коллегиально решать вопросы реструктуризации задолженности.

Второй закон — это снятие ограничений на выпуски ценных бумаг, которые сегодня могут выпускаться в объёме, не превышающем уставный капитал или же того обеспечения, которое они имеют. Однако в условиях кризиса очень важно дать возможность акционерным обществам не только более свободно выпускать все соответствующие долговые обязательства для реструктуризации своей деятельности, но и, что самое главное, они получают возможность ещё и выпускать акции, которые также могут конвертироваться в задолженность.

Сейчас мы рассматриваем возможность создания правового механизма, который бы позволил Федеральной службе по финансовым рынкам занимать активную позицию в судах в части защиты прав и законных интересов инвесторов, в том числе по вопросам облигаций.

Кроме того, у нас есть и другие полномочия. Мы можем осуществлять проверки эмитентов, которые выпускают ценные бумаги, и контролировать, как они соблюдали законодательство, в том числе порядок эмиссии. Есть объективные дефолты, но недавно я встречался с управляющими компаниями, и там была высказана одна рискованная фраза, что «…на сегодняшнем рынке по долгам платят только трусы». Это очень нехорошее высказывание, и мы вместе с правоохранительными органами будем предпринимать все усилия, чтобы не допустить у должников подобного «понимания» своих обязательств.

 

О фонде «плохих активов»

В настоящий момент среди управляющих компаний, а также негосударственных пенсионных фондов рассматриваются разные варианты расчистки балансов. Один из вариантов — это провести переоценку резко упавших в цене активов. Мы должны понимать, сколько реально они сегодня стоят. В дальнейшем предполагается, что их можно будет передать в специализированные фонды, которые могли бы заниматься реструктуризацией. Понятно, что речь здесь идёт только о тех активах, которые имеют шанс на восстановление. Часть управляющих компаний могли бы взять на себя миссию, соответствующую роли финансового посредника, они оценили бы риски и создали для них смешанный фонд. Естественно, наши коллеги хотят видеть, чтобы финансирование этого процесса было бы государственным, но я считаю, что у нас не исчерпаны ресурсы по поиску частных инвесторов.

 

Как наказывать нарушителей

Это не такой простой вопрос. И здесь во главу угла ставится вопрос не о суровости наказания, а его действенности. К примеру, вопрос с так называемыми короткими продажами — то есть торговля ценными бумагами без обеспечения, которая в условиях кризиса наносит ущерб рынку и играет на руку только спекулянтам. Эту опасность понимает весь мир, и Международная организация комиссий по ценным бумагам, куда входят все регуляторы крупнейших рынков, в том числе и ФСФР, в октябре 2008 года разослала письмо с призывом ограничить короткие продажи.

Однако мы опять утыкаемся в недостаточность нормативной базы. У ФСФР нет такого инструмента, как у Центрального банка, который в случае, если коммерческий банк не может платить по вкладу, вводит временную администрацию, отзывает лицензию и начинает разбираться с кредиторами. Поэтому у нас другие методы воздействия. Недавний случай — за короткие продажи наказали руководителя компании ФИНАМ, которого лишили квалификационного аттестата, но не отозвали лицензию у самой компании. Объясню почему. На сегодняшний день ФИНАМ является крупнейшим оператором рынка и у его клиентов имеются открытые позиции: кто-то заключил сделку, кому-то должны поставить ценные бумаги, кому-то должны заплатить деньги. И если в этот момент мы даже не отзываем, а только приостанавливаем лицензию, то они серьёзно пострадают. Поэтому мы пошли по пути жёсткого предупреждения в адрес руководителя компании и дали вполне понятный сигнал другим, что такие вещи недопустимы. При этом понятно, что мы живём в хрупком мире и не надо его расшатывать и дестабилизировать. Аннулирование или приостановка лицензии хороши в случае, когда мы действительно понимаем, что на рынке работает недостойный участник.

На сегодняшний день мы работаем над законом, который бы, во-первых, требовал от участников рынка соблюдения определённых нормативов достаточности, устойчивости, ликвидности капитала, а с другой стороны, чтобы давал нам возможность в случаях нарушений защищать инвесторов, не давать возможности не выполнять свои обязательства, то есть по существу вводить временную администрацию.

 

О ФСФР, её роли и методах работы

Сегодня ФСФР отвечает за регулирование товарных бирж, развитие биржевой товарной торговли, а значит, и различных производственных финансовых инструментов, которые сопровождают торговлю товарными контрактами и товарами. В нашу сферу также вошли вопросы негосударственного пенсионного обеспечения.

Законом нашей службе даны очень большие полномочия. Но сейчас вопрос не в полномочиях, а в применении этих полномочий. Поэтому те законы, которые в рамках стратегии будут разрабатываться, они в основе своей направлены именно на формирование правоприменительной практики в той части, где речь идёт о наших полномочиях.

В службе у нас порядка 1400 человек, включая региональные отделения, у нас их 14 в России. Половина из них привязаны к федеральным округам, а часть из них дополняют эти федеральные округа. Инструментарий сбора информации — отчётность, которую мы получаем от участников рынка, проверки, которые мы проводим, как плановые, так и так называемые камеральные проверки, когда мы запрашиваем дополнительную информацию. Сейчас мы работаем над внедрением системы электронного документооборота как в самой службе, так и у участников финансового рынка, с тем чтобы эту работу перевести на современную базу.

 

О критериях работы ФСФР

Сейчас у каждого ведомства готовится ежегодный доклад об эффективности работы. Мы тоже формулируем определённые показатели нашей работы, которые связаны с количественными показателями, в том числе — с выявленными нарушениями. Вместе с тем всё свести к цифрам сложно. Так, мы вполне обоснованно предполагаем, что будут непростые вопросы с реализацией уже упомянутого закона о манипулировании. Сложность здесь начинается с самого определения манипулирования, которое звучит, как «…распространение недобросовестной, вводящей в заблуждение информации о финансовых институтах, приводящей или способной привести к нарушению, в том числе и через средства массовой информации». Но сразу возникает вопрос: а что такое недобросовестная информация? А кто за неё отвечает? Отвечает ли за неё тот, кто эту информацию выдал, или тот, кто её передал? Или вообще само средство массовой информации как юридическое лицо? И это нормальные вопросы.

В части манипулирования ценами вообще трудно найти критерии количества. Приведу пример. В 2002 году появилось первое определение манипулирования ценами в законе о рынке ценных бумаг. С 2002 года было выявлено два случая манипулирования ценами. Первый был выявлен летом 2007 года, когда я только пришёл в службу, второй — в 2008 году. Первый случай был связан со сделками одной компании, там манипуляторами, и это было доказано, являлись иностранные юридические лица, поэтому наказать их было сложно. Во втором случае, в 2008 году, это была компания, напоминающая пирамиду, когда пять физических лиц, все являющиеся ответственными работниками этой компании, друг другу через биржу перепродавали себе эти бумаги, и в результате цена на эти бумаги выросла в несколько раз. Мы тогда приостановили эту работу, отозвали лицензии и зафиксировали, что они занимались манипулированием. Но поскольку пока санкции за это нет, мы просто ограничились тем, что мы такое определение внесли. Но я хочу сказать, что как к этому относиться? С одной стороны, плохо работаем, мало выявляем. А с другой стороны, в условиях того определения, которое было раньше, в общем выявить-то мало кого могли. А в тех же США или Европе, где эти законы существуют уже не первый десяток лет (в США борьба с манипулированием основана на законе о биржах 1934 года, а в Англии первый закон против манипулирования рынком был принят в 1734 году), на самом деле из тысяч подозрительных сделок, которые выявляются в течение года, реальные расследования проводятся по десяткам, а до суда доводятся вообще единицы.

Необходимо так выстраивать правоприменительную и законодательную практику и так прописать нормы закона, чтобы случаев злоупотреблений было крайне мало, чтобы это наказание было за действительно самые запредельные нарушения закона, когда организации или люди идут против всего рынка. И тогда семь лет лишения свободы есть за что давать, потому что раз ты идёшь против рынка и против экономики, то должен нести ответственность по полной программе.

 

И о памятных датах

В этом году исполняется 185 лет создания в России регулятора финансового рынка. В 1824 году 5 декабря по старому стилю при Министерстве финансов Российской империи была создана Особая канцелярия по кредитной части, которая регулировала банки, весь рынок долговых обязательств, рынок корпоративных обязательств, векселей и даже одно время ей подчинялся монетный отдел. Первым её директором стал действительный статский советник Федор Павлович Вронченко. Канцелярия была реальным мегарегулятором финансового рынка Российской империи в XIX веке. Она просуществовала, по известным причинам, до 1917 года. Далеко не все регуляторы финансового рынка в мире имеют такую точку отсчёта.

И ещё одна очень важная дата, которая в каком-то смысле ассоциируется с нашими событиями. В 1809 году, то есть 200 лет назад, по Указу Александра I в России выпускается первый внутренний заём, с которого собственно и начинается наш внутренний фондовый рынок.

Наша справка

Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по принятию нормативных правовых актов, контролю и надзору в сфере финансовых рынков (за исключением страховой, банковской и аудиторской деятельности). ФСФР России находится в прямом подчинении Правительству Российской Федерации.

В сфере её компетенции находится регулирование деятельности инвестиционных фондов, товарных и фондовых бирж, бюро кредитных историй, негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний, которые работают с накопительной частью трудовых пенсий граждан.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: [email protected]
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2024, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.101 сек.
Яндекс.Метрика