12 апреля 2024 г. Пятница | Время МСК: 14:40:01
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Экс–глава Центробанка Сергей Дубинин: "Объявить девальвацию можно, только плюнув на всякую экономическую логику"



Наталья Белогрудова
Источник: Деловой Петербург
добавлено: 29-09-2009
просмотров: 5850
Экс–глава Центробанка, член совета директоров "ВТБ Капитал" Сергей Дубинин рассказал, почему сейчас нельзя девальвировать рубль, о политических рисках и почему сейчас трудно что–то рекомендовать.

Сергей Дубинин— По данным Центробанка, в первом полугодии 2009 года вклады физических лиц выросли примерно на 10%, при этом люди не боятся открывать депозиты более чем на 700 тыс. рублей, такие вклады тоже растут. Означает ли это, что население стало доверять банковской системе?

Сергей Дубинин: Безусловно, увеличение объема депозитов — свидетельство доверия вкладчиков банковской системе. Конечно, положительную роль играет и система страхования вкладов — большая часть вкладов все же укладывается в застрахованные 700 тыс. рублей.

С другой стороны, стадия острого кризиса завершилась. И пусть роста экономической активности пока нет, но нет и безостановочного падения экономики. То есть какая–то стабилизация произошла. Население за счет банковских депозитов старается отыграть хотя бы часть потерь по сбережениям, прежде всего инфляционные потери.

Сейчас трудно рекомендовать вкладывать в какие–то другие финансовые инструменты, разве что в облигации, если эмитент этих облигаций пользуется доверием и можно быть уверенным, что они погасятся. Но тут нужно обладать специальными знаниями.

— Борьба регулятора с завышенными ставками по вкладам продолжается, с чем это связано? Центробанк считает завышенными предложения выше 16,84% годовых.

Сергей Дубинин: Если банк собирает деньги под 18%, то он должен, чтобы зарабатывать, размещать собранные средства по крайней мере на 2–3 процентных пункта выше. А представить бизнес, который в нынешних условиях легко отбивает 20% годовых, довольно сложно. Значит, деньги вкладчиков попадают в руки людей, которые будут серьезно ими рисковать.

Говорить о том, что Центробанк, регулируя ставки, стремится сделать кредиты доступнее, конечно, можно. Но, я думаю, эта мотивация вторична. Банков, которые предлагают по депозитам 17–18% и больше, мало. У них небольшой объем депозитов, и, следовательно, кредитов они дают в экономику тоже немного. Поэтому обезопасить вкладчиков — главная мотивация ЦБ, по моему мнению.

— Не вызовет ли эта мера перетока из рублевых вкладов в валютные?

Сергей Дубинин: В России у населения со сбережениями в валюте традиционно связаны большие ожидания. На протяжении последних почти 20 лет валюта, как казалось многим, была единственным надежным способом накопления. Пусть доход минимальный, но и риски невелики.

Вспомним начало 1990–х: как только наш рубль тогда не называли.

Поэтому привычка вкладывать в валюту — это первый фактор. Второй — уже не психологический, а экономический. Ставки по рублевым вкладам в российских банках на протяжении многих лет были ниже инфляции. Поэтому вложения в иностранную валюту — способ застраховаться от потери реальной стоимости рубля из–за инфляции и еще, возможно, из–за девальвации.

Поэтому достаточно рациональное поведение для вкладчика — делить сбережения на три части: вклады в рублях, евро и долларах. Такой подход остается актуальным и сейчас, если не предвидятся в ближайшее время большие траты в рублях. Если же доход в рублях и расходы в рублях, то, грубо говоря, бегать с каждой тысячей рублей в обменный пункт и обратно будет чистой потерей.

Я очень надеюсь, что проценты по вкладам в рублях (прежде всего в госбанках) будут устанавливаться на уровне, превышающем годовой прогноз инфляции. Сегодня это где–то 11%. Рублевые вклады должны приносить реальный доход. Да, такая процентная политика тяжеловата — слишком трудно потом отработать высокие проценты. Но одновременно стоит повышать требования к заемщикам.

Не думаю, что из–за директивы Центробанка установить ставки не выше 16,84% будет серьезный переток в валютные депозиты. Люди в массе своей прекрасно понимают, что все, что выше, — заведомо рискованно.

— Есть мнение, что если хотя бы треть банков одновременно испытает серьезные проблемы, то денег АСВ расплатиться по вкладам с населением не хватит…

Сергей Дубинин: Я лично убежден, что будут выполнены в полном объеме все обязательства по системе страхования вкладов. Если на сегодняшний день на балансе АСВ нет достаточного количества денег, они будут предоставлены. Да, это может в дальнейшем привести к инфляционным проблемам, но формально деньги будут возвращены.

— Центробанк опубликовал данные, что суммарный кредитный портфель российских банков вырос — пусть незначительно, на доли процентов, но тем не менее. Что это значит?

Сергей Дубинин: Это значит, что есть определенное улучшение конъюнктуры, и мировой в том числе. Есть перспектива стабилизации положения компаний реального сектора. Другой фактор, который повлиял на рост кредитного портфеля, — административный, когда чиновники, начиная от премьер–министра и заканчивая чиновниками на местах, постоянно подталкивают банки наращивать кредитование экономики.

Банки, возможно, и постарались бы избежать каких–то наиболее рискованных вложений, но сейчас им приходится оценивать, какой риск выше: не выполнить государственный наказ или взять на себя сомнительного заемщика.

— Можно говорить о том, что наращивание кредитования — не случайность, а положительный тренд?

Сергей Дубинин: Конечно, не случайность.

— Есть мнение, что банки не очень заинтересованы в притоке вкладчиков по той простой причине, что кредитовать им некого…

Сергей Дубинин: В принципе, да. Иначе не были бы такими низкими ставки по депозитам, например в Сбербанке.

— А чем же тогда банки зарабатывают, если не кредитованием? Спекуляциями на фондовом рынке и с валютой?

Сергей Дубинин: Одно дело сказать, что банки опасаются давать деньги, а другое — сказать, что они перестали зарабатывать на кредитовании. Это неправильно.

Конечно, банки зарабатывают прежде всего на кредитовании. Хотя в момент острого падения рубля (в начале января) банки занимались в основном тем, что скупали доллары и евро в ожидании девальвации. Кстати сказать, они таким образом застраховали свою задолженность перед зарубежными кредиторами. И это положительный результат девальвации.

Теперь, когда острая фаза кризиса позади, банки работают с внутренними заемщиками, и, конечно, поиск надежных получателей кредитов — большая проблема.

— Чем, по вашему мнению, закончится история с плохими активами?

Сергей Дубинин: Эту болезнь удастся побороть, и она не приведет к какому–то катастрофическому взрыву. Давайте посмотрим трезво: основной объем кредитования, а значит и "токсичных" активов, сосредоточен в крупнейших банках.

На ведущие пять банков приходится 48% всех банковских активов. Поэтому серьезно пострадать банковская система может только в случае краха крупных банков. А их государство будет поддерживать. Что же касается мелких и средних банков, тут ситуация вообще интересная. Среди них есть те, которые вообще не замечают течения кризиса. Они работают только с хорошо известными им самим заемщиками и на очень маленьких объемах, они вовремя купили облигации как более надежный инструмент.

В принципе, им ничего не угрожает. Поэтому серьезного численного сокращения российских банков не будет.

— Уже многие, в том числе из первого эшелона власти, говорят о дефиците бюджета в 10% ВВП. Это много?

Сергей Дубинин: Очень много. Получается, что если расход бюджета у нас порядка 20% ВВП, то, значит, государство не собирает налоговых и таможенных пошлин, доходов от госсобственности даже на половину необходимых расходов бюджета.

Это впечатляет. И здесь самое опасное — не объем средств, который нужно где–то позаимствовать, а время, когда это будет сделано. По моему убеждению, госдолг надо сейчас развивать, это необходимо делать, пока есть резервы. Тогда инвесторы гораздо на лучших условиях будут одалживать, вкладываться в наши облигации. Нельзя ждать, когда потратим весь золотовалютный и резервный фонды и только потом выходить на рынок с протянутой рукой…

— Голыми.

Сергей Дубинин: Вот именно. Это одна сторона дела. Вторая — это точный расчет, сколько долга бюджет сможет обслуживать, то есть платить по нему. Еще одна проблема заключается в том, что у нас крайне несовершенно налоговое и таможенное администрирование. Сокращение плановых доходов по таможенным и налоговым сборам происходит быстрее, чем падает экономическая активность, ВВП и так далее.

То есть люди отказываются платить налоги, а у нашей системы нет никаких реальных инструментов заставить их это делать.

Чем грозит такой дефицит бюджета? Не думаю, что он сильно надолго. Он может сохраняться и даже увеличиваться только в том случае, если экономика будет стоять на месте, а расходы — увеличиваться. Но все–таки я думаю, что в следующем году страна начнет выходить из рецессии.

Конечно, сейчас нельзя наращивать расходы. У нас расходы госбюджета сейчас в основном сведены к трем статьям: социальные, расходы на оборону и субсидирование региональных бюджетов. Никакого места для инвестиций уже не осталось.

Государство не способно сейчас через госинвестиции стимулировать экономический рост, оно в лучшем случае подталкивает потребительский спрос за счет роста социальных расходов.

Вот это и есть ответ на вопрос, что плохого в таком дефиците бюджета. Поэтому вдвойне необходимо стимулировать накопления в частном секторе. Нужно не только освобождать бизнес от всяких дурацких проверок, но и придумать стимулы, которые приведут большие деньги в страну, в том числе из–за рубежа, в том числе те деньги, которые когда–то вывели наши бизнесмены.

— Президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков советует девальвировать рубль аж на 30%. Вы с ним согласны?

Сергей Дубинин: То, что предлагает сделать Аксаков сейчас, не имеет под собой никакого экономического основания. Дело в том, что рыночный курс рубля определяется состоянием платежного баланса. Иными словами, если за рубеж продается больше, чем покупается, то валюты нужно меньше, и ее больше приходит в страну, сальдо текущего платежного баланса положительное, оно не перекрывается оттоком капитала.

Отсюда прогноз укрепления рубля. И сейчас объявить девальвацию можно, только плюнув на всякую экономическую логику. Взять и административно принять такое безумное решение.

Единственный, кто от этого выиграет, — наши экспортеры. Они начнут получать внутри страны гораздо больше рублей на ту валютную выручку, которая у них есть. Ну, таким образом мы поможем "Газпрому", нефтяникам. Вот к этому сводится идея Аксакова, больше за ней ничего и нет.

Я не считаю, что сегодня идея девальвации правильная. Если только не произойдет значительного снижения нефтяных цен, но предпосылок этому на мировом рынке не видно.

— Одна из главных проблем российской экономики — политические риски. Как их снизить?

Сергей Дубинин: Хотя я себя отношу к либералам, тем не менее не считаю, что обязательно нужно внедрять жесткую либеральную модель управления. Главное — действовать по закону. Правила игры не должны меняться или приспосабливаться под чьи–то интересы.

Если стабильные правила игры реально осуществляются, вопрос политического доверия восстанавливается. Дальше нужно искоренять коррупцию, начать по–настоящему соблюдать неприкосновенность и уважение к частной собственности. А уже после возникает вопрос о том, правильно ли организованы в стране выборы губернаторов, парламентские и президентские выборы. Нужно понимать, что ситуация в стране с правами человека, свободой СМИ — это хоть и витринная сторона дела, но влияет на решение инвестора, когда ему аналитики докладывают, что представляет из себя страна, в которую он собирается инвестировать.

— Вы ожидаете серьезных кадровых перестановок в правительстве? Все–таки главная беда — зависимость российской экономики от цены на нефть — никуда не делась.

Сергей Дубинин: Не думаю, что тут есть вина конкретного состава правительства. Если то же самое было аж начиная с 1974–1975 годов, и мы за 30 с лишним лет не преодолели "недуг", пройдя через все тяжелые политические встряски, то, значит, не от конкретного правительства это зависит.

А скорее от уровня производительности труда и конкурентоспособности наших экономических агентов: предприятий, банков, госучреждений. С другой стороны, изменение экономической политики, которое должно привести к уходу от сырьевой зависимости, конечно, подразумевает кадровые решения.

Сергей Дубинин

И. о. министра финансов России (январь–октябрь 1994 г.), уволен после "черного вторника" 11 октября 1994 г. — обвального падения рубля.

Председатель ЦБ РФ (ноябрь 1995 г. — сентябрь 1998 г.).

Заместитель предправления ОАО "Газпром", (октябрь 1998 г. — ноябрь 2001 г.).

Работает в РАО "ЕЭС России": заместитель предправления, член правления, финансовый директор (ноябрь 2001 г. — 2008 г.).

Член совета директоров "ВТБ Капитал" (с 2008 г.).

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: [email protected]
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2024, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.106 сек.
Яндекс.Метрика