18 июня 2021 г. Пятница | Время МСК: 17:08:38
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Неосторожные высказывания



добавлено: 11-11-2009
просмотров: 5101
На сегодняшний момент еще нет четкого определения этических ограничений в публичных выступлениях банкиров или чиновников. Устойчивых представлений о том, какие высказывания могут нанести вред, и поэтому недопустимы, еще не сложилось
Александр ГафинАлександр Гафин, литератор, общественный деятель, главный редактор журнала Spear’s. Russian Edition

Однажды, в 2004 году, вышла нашумевшая история с не­осторожным высказыванием, из-за которого чуть не случился банковский кризис. Об этом высказывании сейчас и не вспоминают.

Так вот, в том 2004 году Центробанк решил определить перечень неблагонадежных банков, у которых, возможно, будут отозваны лицензии. Один из чиновников неаккуратно об этом обмолвился в прессе. И так как эта информация вышла наружу, вкладчики стали шарахаться из стороны в сторону и ждать, какие банки первыми «загремят». Клиенты начали отзывать свои вклады из банков.

Александр Гафин долгое время был одним из наиболее известных руководителей Альфа-Банка. В последние годы — советник председателя правления Альфа-Банка. В феврале 2009 года, отвечая на вопрос латвийского журналиста, А. Гафин предположил, что глава Альфа-Банка Петр Авен, имеющий латвийские корни, мог бы принять предложение возглавить латвийское правительство. Через день Александр Гафин был уволен. Согласно комментариям Альфа-Банка: «за нарушение корпоративной этики».

Это первое выступление Александра Гафина в деловой прессе по мотивам февральских событий.

Самый главный на тот момент финансовый вестник страны, «Коммерсант», опубликовал материал, в котором осветил эту ситуацию. Упоминались Альфа-Банк и еще ряд банков. Материал был примерно такого толка: банки препятствуют получению гражданами денежных средств. Хотя мы на тот момент приняли решение работать до 22.00 и выдавать всем и все. Единственное условие, которое мы выдвинули, чтобы не создавались давка и ажиотаж, — ввели временный процент за снятие средств со счетов.

Если бы в тот момент Альфа-Банк не выдержал удар и не ввел бы этот временный процент, поднялась бы такая волна, которая могла бы похоронить российскую финансовую систему. А все началось из-за того, что сами чиновники не вовремя и неправильно осветили ту проблему, которая у них была. Газеты же моментально подхватили, исказили и раструбили. Потому что они — первые охотники за такой жареной информацией.

Михаил Фридман, который никогда публично не выступал, вдруг появился у Владимира Соловьева в передаче «К барьеру» и аргументированно в пух и прах разбил в то время главного редактора «Коммерсанта» Андрея Васильева.

И хотя были задеты несколько банков, но единственный из всех, кто решил отстоять свои честь и достоинство, оказался Альфа-Банк. Банк не побоялся и вступил в схватку с крупнейшим финансовым изданием. Мало того, что это было серьезное судебное разбирательство — Михаил Фридман, который никогда публично не выступал, вдруг появился у Владимира Соловьева в передаче «К барьеру» и аргументированно в пух и прах разбил в то время главного редактора «Коммерсанта» Андрея Васильева.

Фридман отстоял в тот день не только честь и достоинство Альфа-Банка. Он сделал гораздо больше. После этого многие издания, которые могли бы быть ангажированы или могли бы написать что-то некорректное, сильно задумались о том, что могут быть привлечены к ответственности. Что может пострадать не только репутация издания, но и как следствие — финансовые показатели.

Та история изначально произошла из-за неосторожного высказывания чиновника. Иногда какие-то высказывания делают и сами участники рынка, порой преследуя разные цели. Вопрос об ограничениях в PR не прост. Можно, конечно, руководствоваться принципом «все средства хороши». Ведь бизнес — это жесткое сообщество, и конкуренция заставляет идти на компромиссы и уловки. Но есть границы, которые переходить просто нельзя. Человек из банковского сообщества, который перейдет дозволенные границы, станет персоной нон-грата для многих бизнесменов. Если за кем-то тянется хвост обманов, то в нашем небольшом сообществе информация распространяется очень быстро.

На что я мог бы пойти, чтобы поднять популярность банка, а чего бы никогда не сделал? Сейчас сложно сказать. Может быть, не пошел бы на компромисс с совестью, но это такие общие слова. Я никогда не заказывал чернухи, каких-то статей, порочащих конкурентов. Всю жизнь как раз только отбивался от подобных статей, которые рекой лились на «Альфа Групп». Было множество конкурентов, которые кормили PR-среду, занимающуюся черной, заказной пиарщиной. Дело в том, что «Альфа Групп» как раз одна из самых бескомпромиссных структур, поэтому мы отвечали множеством исков. И я всегда считал, что лучшее оружие — это открытость, возможность предоставить максимально полную информацию. Если необходимо — то выступить на опережение с каким-то разоблачающим или проясняющим материалом. На откровенно грязные выпады — просто не отвечать.

И у меня все нормально. Самое главное — я чувствую себя свободным человеком. Я по-прежнему клиент Альфа-Банка. У меня по-прежнему много друзей в Альфа-Банке…

А по поводу моего собственного «неосторожного» высказывания в феврале — там все видно и понятно. Изначально это же была не моя инициатива — выступить с таким высказыванием. Там был вопрос журналиста. Возможно, при ответе сказалась некая подспудная корпоративная солидарность, некая взаимопомощь в продвижении на уровне руководства банка. Что я такого сказал-то? Это что, какое-то преступное заявление? Но там была политика — моя ситуация попала под жернова большой политики. Совершенно естественно, что должен был быть найден какой-то выход из ситуации. И такой выход был найден — в отношении меня.

В Альфа-Банке я занимался всем, что сейчас видят люди. Визуальное восприятие Альфа-Банка — это моих рук дело: начиная с разработки униформы сотрудников и заканчивая организацией встреч, переговоров и пресс-конференций на высочайшем уровне. Все что касается внешней жизни Альфа-Банка — я много лет всё это создавал, на мой взгляд, достаточно успешно. Да и сейчас у банка все замечательно. Вот и хотелось бы в дальнейшем, чтобы эта высоко поднятая планка не опускалась.

И у меня все нормально. Самое главное — я чувствую себя свободным человеком. Я по-прежнему клиент Альфа-Банка. У меня по-прежнему много друзей в Альфа-Банке… Но еще иногда ловлю себя на том, что до сих пор говорю: «мы», «наш банк», «мы сделали», «наши офисы»…

На самом деле я даже доволен, что так все разрешилось. Сейчас я являюсь главным редактором журнала Spear’s, который весьма интересен мне и моему кругу общения, так как освещает актуальные проблемы, связанные с обслуживанием крупных частных капиталов. А еще теперь у меня появилось достаточно свободного времени для того, чтобы осуществить ряд намеченных дел в сфере общественной деятельности и ряда частных проектов. Думаю написать пьесу…

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2021, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.244 сек.
Яндекс.Метрика