16 октября 2021 г. Суббота | Время МСК: 11:46:01
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

О том, что меня заставляет пахать, я стал задумываться давно

Professionali.ru — история, факты, реальность



добавлено: 03-02-2011
просмотров: 5792
Сегодня нашим собеседником выступает Никита Халявин, создатель одного из самых амбициозных онлайн-проектов Рунета.

«УП»: «Откуда есть пошла русская земля» — повествуют нам летописные сказы. На том и держится наш с вами патриотизм. Попробуем перефразировать: откуда есть пошла идея Вашего творения? На чем будет держаться наш теперь уже оптимизм?

— Чувствуется нотка провокации в данном вопросе. Идея пошла от отсутствия вменяемого сервиса для делового общения на земле русской. И чтобы не изобретать колесо заново, мы взяли его с Запада, а велосипед уже сделали свой, с учетом местной специфики.

«УП»: Неужто в России такая идея не витала в воздухе? Куда был направлен наш национальный креатив?

— Идеи всегда витают в воздухе. Так, например, мы всего на 4 дня ранее LinkedIn запустили систему открытых онлайн-конференций в рамках «Профессионалы.ру». Знала ли LinkedIn о наших планах или мы об ее? Вряд ли. Если вам в голову пришла гениальная идея, есть как минимум еще один человек, которому пришла такая же. Но вопрос заключается в том, кто эту идею реализует. И как. В России к 2008 году был и «Мой Круг», и E-xecutive, и RB.ru, и Webby. Но ни одна из этих систем не смогла удовлетворить моих потребностей в поиске партнеров для нового бизнеса, и я решил, что ниша для моего проекта в России еще свободна.

«УП»: Какую роль сыграл в Вашей идее LinkedIn?

— LinkedIn для нас оказался таким же примером, как Facebook для «ВКонтакте». Тогда LinkedIn объединял немногим более 10 млн деловых людей, 97 % — это были граждане США. Мы решили взять лучшее, адаптировать и добавить новые сервисы с учетом пожеланий нашей аудитории.

«УП»: Когда идея сформировалась, каков был план Ваших действий?

— Идея сформировалась не сразу. В 2007 году, когда она пришла мне в голову, я не верил в то, что смогу эту идею реализовать. Уж слишком низка была вероятность, что я успею раньше других сделать в области деловых социальных сетей то, что уже сделали «Одноклассники» и «ВКонтакте» в области развлекательных проектов. Тогда я искал инвестора в проект Gigg.ru, (сейчас Moismi.ru).

Это некий новостной агрегатор, который из всех ваших любимых СМИ подбирает новости на основе ваших интересов. Я обращался в различные фонды, знакомился с инвесторами, оказывал услуги людям бесплатно, чтобы они меня рекомендовали друг другу как профессионала в области Интернета. В общем, интуитивно действовал по принципу «связи решают всё». И однажды мне довелось попасть в небольшой коллектив бизнес-ангелов под названием BiGraf. Этот фонд, или «продюсерский центр», как они его называли, основали несколько человек, двое из которых — выпускники МГИМО, и один является гражданином Латвии. Как ни странно, но у меня тоже образование МГИМО и я тоже гражданин Латвии. С одним из соучредителей фонда меня познакомил Андрей Воронин, глава компании в области business travel, с которым мы тогда запускали проект Ibiza.ru.

«УП»: И фонд с радостью согласился помочь Вам с новым проектом?

— О нет, как бы не так… Они согласились помочь при условии, если смогут мне доверять. А для этого мне надо было на них поработать. Условия мне показались достаточно гибкими, для того чтобы я мог параллельно общаться с другими инвесторами, что я и продолжал делать. И к определенному моменту у меня уже имелся небольшой «пул» инвесторов, которые могли проинвестировать в Gigg. Это был BiGraf, затем один из соинвесторов seed-фонда AddVenture и бизнес-инкубатор МГИМО.

«УП»: Хорошо. Вы сдружились с BiGraf и приступили к сотрудничеству…

— И мне для начала предложили руководить доской объявлений TyMne.ru. Это как IRR.ru, Avito.ru и Slando.ru. Две последних появились как раз после нас. Конкуренция росла, и мы решили сделать из «ТыМне.ру» «надстройку» над всеми досками: агрегатор. В технической команде было три человека.

«УП»: Тем не менее что-то заставило Вас отклониться от заданного курса, несмотря на то что все складывалось хорошо?

— Мне, честно говоря, изначально очень не нравилась идея очередной доски объявлений в России. Я об этом многократно говорил, но инвесторы, которые проработали много лет в FMCG, так привыкли к конкурентной борьбе, что освоение новых ниш, видимо, не было в приоритете. Поэтому я работал с проектом TyMne.ru, прежде всего, с целью закрепить доверие со стороны инвесторов, для того чтобы фонд обратил внимание на мои идеи.

«УП»: В частности, на идею с Professionali.ru?

— Параллельно с работой в TyMne.ru я продвигал свой информационный проект и чуть было не заключил соглашение с другим фондом. Таким образом, в тот момент у меня был выбор между развитием собственного информационного проекта, прототип которого мы уже разработали, немотивирующей работой в BiGraf без лишних рисков и проектом-мечтой Professionali.ru.

«УП»: Как Вы предпочли расставить приоритеты?

— Я решил не торопиться, старался проявлять осторожность, в принятии решений особенно. Мне нужно было все взвесить и определиться, в каком направлении двигаться. В качестве определяющего ориентира в выборе моего стратегического пути выступило следующее событие. Я узнал, что в январе 2008 года в моем родном городе Риге будет проходить IT-конференция из серии международных конференций BarCamp. Я рассказал об этом мероприятии своим партнерам в фонде BiGraf. Они заинтересовались, сказали, что готовы меня поддержать в том, чтобы я нашел там интересные проекты с вариантами последующего инвестирования в них. Следует отметить, что айтишные конференции BarCamp — это целая культура, они начали проводиться в Калифорнии, а потом распространились по всему миру. На этих конференциях собираются айтишники, венчурные инвесторы и идеологи со всего мира. Я поехал туда как представитель венчурного бизнеса. На моей карточке так и было написано: Nikita Khalyavin. Investments from Russia. Чтобы создать еще более наглый образ, я себе пририсовал $$$. На меня обращали внимание люди, они предлагали мне свои идеи. Я смотрел, общался. И тут столкнулся с командой программистов, которая разрабатывала некий проект под названием Pro2.ru на протяжении 6 месяцев, представляющий собой не что иное, как социальную сеть для деловых людей! Она ориентировалась не столько на общение в деловых кругах, сколько на рекомендации, но суть оставалась сутью: на место в нише деловых сетей кто-то претендовал.

«УП»: Как Вы нашли этих людей? Случайно?

— Не совсем. Дело было так. Сначала на конференции проходила серия параллельных выступлений во множестве залов. Можно было выбирать, на каких конференциях присутствовать. Я выбирал те, которые были мне интересны, смотрел проекты, презентации. На следующем этапе конференции в более крупном зале было организовано свободное общение между командами идеологов, разработчиков и инвесторами. В общей сложности там было представлено порядка 30 проектов. Идеологи и программисты предлагали свои идеи, а инвесторы расспрашивали о них и принимали решения. Моя задача, соответственно, состояла в том, чтобы выбрать интересные проекты, чтобы предложить их партнерам в BiGraf. В ходе ознакомления с проектами я и познакомился с этими ребятами.

«УП»: Что представлял на тот момент проект Pro2.ru?

— Команда была из Мурманска. Следовательно, этот проект на тот момент был реализован в региональном масштабе. Выяснилось, что аудитория пользователей насчитывает около двух тысяч человек. Собственно, для скорейшего развития данной команде, как мне показалось, нужны были средства. Ведь скорость в Интернете — чрезвычайно важный фактор. Я сказал, что проект очень интересный, и это действительно было так. Предложил помощь. Программисты, в свою очередь, выразили желание распространяться на Москву и Питер — в общем, развиваться с хорошими перспективами.

«УП»: Разумеется, ребята с удовольствием согласились на Ваше предложение…

— Нет, мое предложение выделить инвестиции и поддержать в Москве и Питере программистам не понравилось.

«УП»: Удивительно. Тогда какой же логикой они руководствовались, мотивируя отказ?

— Я им прямо заявил, что нам потребуется доля. В ответ мне было сказано, что долю они никому не дадут и готовы разделить только лишь рекламный доход. Я пытался разными способами договориться с ними хотя бы о том, чтобы они допустили возможность обсуждения вариантов вхождения нас в проект, но прийти к компромиссу у нас не получилось. В конце концов меня это в буквальном смысле разозлило, и я сказал: «Или мы входим в долю и обеспечиваем полное финансирование проекта, или сделаем свою деловую социальную сеть! И сделаем ее лучше!»

«УП»: Своими силами… Так Вы же занимались до этого совершенно другими проектами! Откуда взяться наработкам?

— Так оно и было. Никаких своих наработок в данном направлении у нас на тот момент еще не имелось в наличии. У меня была лишь идея проекта, и я попросту не верил, что смогу ее реализовать. А тут вдруг увидел, что все вполне осуществимо. Мне пришлось осознать, что если сейчас не войти в этот пока еще свободный сегмент рынка, то совсем скоро будет поздно. Эти люди ходят по всему миру, рассказывают о своем проекте. В один прекрасный момент найдется более сговорчивый человек с деньгами и инвестирует их в проект. А моя идея так и останется в форме нематериальной сущности. Конечно, при желании можно было привести нашу обоюдную аргументацию с ребятами из Мурманска к общему знаменателю. Я думаю, что здесь скорее сыграл роль какой-то субъективный фактор, связанный с моей личностью. Мой некий эгоизм, мои амбиции. Когда я жестко поставил перед ребятами свои формулировки, меня это действительно серьезно зажгло.

«УП»: Таким образом, на конференции в Риге был получен решающий для Вас импульс к работе над проектом деловой социальной сети. Вы были готовы немедленно приступить к работе?

— Внутренняя готовность, разумеется, была фактически боевая. Оставалось только заинтересовать этим проектом своих партнеров из BiGraf. Так как в целом никаких перспективных идей с конференции я не привез, то начинать разговор надо было осторожно. Я тогда понял, что будет очень глупо приходить на общее собрание и говорить, что вот у меня есть такая-то идея. В то время как я успешно работаю с текущим проектом и меня под него стабильно финансируют. Инвесторы просто не поняли бы меня.

«УП»: В BiGraf решения принимаются коллегиально?

— Да, разумеется. Принятие решений коллективное. Фонд был основан тремя бизнесменами на их собственные средства. Один из основателей — выходец из финансового сектора, другой — человек из сектора производства, третий — из маркетинга. Также они пригласили одного проверенного человека из FMCG — Сергея Борисова — на роль генерального директора. В итоге все решения об инвестициях принимаются в совещательном порядке при участии четырех человек.

«УП»: Можно предположить, что наиболее эффективное лобби Вашего нового проекта осуществлялось бы в процессе переговоров с каждым человеком по отдельности из числа основателей фонда?

— Так оно и происходило. Поскольку генеральный директор изначально в фонд свои деньги не вкладывал, то всегда был наиболее лоялен к новым идеям. Естественно, что в первую очередь я обратился именно к нему. Мы сидели, кажется, в «Азия Кафе», на Гоголевском бульваре, и я сказал генеральному директору, мол, нашел отличных разработчиков для нашей доски, все должно быть круто, но есть еще такая-то идея, что ты думаешь об этом. Идея ему очень понравилась. Он предложил оформить ее в презентацию, чтобы представить «выше». Я подчеркнул, что идея в принципе не такая уж и революционная и нас попросту могут обогнать в процессе выведения ее на рынок. Но, если мы будем действовать незамедлительно, шансы есть.

«УП»: Что было дальше?

— В один из последующих дней мы пришли в офис, и я поднял этот вопрос на обсуждение с остальными партнерами. В итоге они посмотрели на меня достаточно косо и один из них, как мне показалось, мысленно крутил пальцем у виска. До сих пор, когда встречаюсь взглядом с этим человеком, возникает ощущение, что он считает меня сумасшедшим студентом, который не понимает, о чем говорит. Прозвучало что-то вроде: «А зачем деловым людям общаться в Интернете? Нам это, например, совсем не надо! А кому это будет надо?»

«УП»: Который месяц уже шел?

— Все происходило быстро. Продолжался январь. То есть я приступил к переговорам сразу же после окончания конференции. Так вот, мое выступление перед основателями фонда поначалу не впечатлило последних. А дальше я опять начал капать на мозги генеральному директору. К слову, сейчас Сергей Борисов является также и генеральным директором Professionali.ru. В сфере его компетенции находятся управление как таковое, административные вопросы и HR. Например, лично я не обладаю достаточным опытом ведения подобных дел. Так вот, я начал уговаривать Сергея продолжить работу над новой перспективой. Он к тому моменту основательно загорелся идеей и начал потихоньку продвигать ее среди соучредителей фонда. Сначала пообщался с наиболее лояльным из оставшихся трех человек. Сергею удалось убедить его в перспективности идеи. Впоследствии Сергей и его коллега убедили наиболее лояльного из оставшихся двух соучредителей в необходимости вернуться к обсуждению моей идеи.

«УП»: Какие аргументы Вы приводили?

— Аргументировать полезность идеи действительно оказалось непросто. Было сложно объяснить инвесторам, почему это должно выстрелить и откуда возьмется прибыль, возврат инвестиций. В конечном итоге акцент в обсуждениях мы сделали на следующих нескольких позициях. Во-первых, к тому моменту в мире уже существовали успешные прецеденты создания и развития деловых социальных сетей на примере разработок в США и Германии. Значит, и в России высока вероятность того, что подобный проект будет успешным. Во-вторых, любой бизнес подразумевает риск. Особенно бизнес венчурный, в котором вероятность выполнения ожиданий составляет, как правило, 1 к 10. Но надо пробовать, если этого не делать, то ничего и не добьешься. В результате мы вместе с партнерами посмотрели, как это работает на Западе, как это развивалось, а также проанализировали ситуацию в России на тот момент. И вот в один прекрасный момент мы собрались в офисе и партнеры сказали: «Добро. Давай пиши, что нужно, просчитывай бюджет и так далее».

«УП»: Процесс пошел…

— Пошел! На это дело мы привлекли ребят, которых я знал не первый год. Учился вместе с ними в Риге 6 лет на курсах программирования. Талантливые программисты, призеры множества международных олимпиад. Представители администрации учебного заведения очень рекомендовали этих ребят. Я понял, что, кроме них, никому не могу доверить работу над проектом в такие короткие сроки.

«УП»: Вы сразу обратились к этим ребятам?

— На самом деле сначала у нас были попытки контактировать и с фрилансерами, и с наемными людьми, но в конечном счете мы поняли, что работа идет не по плану. Мне нужны были сверхмотивированные парни, готовые не спать сутками и пахать за компьютером день и ночь. С разработчиками, с которыми мы первое время пытались наладить сотрудничество, не получалось в достаточной мере интенсивной работы, ничего толкового из этого не вышло. Стали возникать какие-то непонятные задержки в работе, появляться неясные проблемы. Специфический момент сферы услуг: люди получают зарплату и за деньги готовы растягивать процесс, непрозрачный для заказчика, сколько угодно. В нашем случае это не было приемлемо. Тем более я прекрасно понимал, сколько времени и строчек кода требуется на выполнение той или иной задачи, что сложно понять человеку, который не разбирается в программировании.

«УП»: Когда началась непосредственная работа над сайтом?

— В феврале мне дали добро, BiGraf был готов инвестировать в проект. Я спланировал бюджет, предварительные ожидания от инвестиций, сроки реализации. Также я решил совершить действие, основанное на сугубо индивидуальных приоритетах: отказался от инвестиций в «МоиСМИ.ру», чтобы полностью посвятить себя «Профессионалам». Таким образом, оставив перспективный проект с пакетом инвестиций в размере 200 000 $ на стадии прототипа, я понял, что работа над проектом-мечтой для меня лично гораздо важнее. Сразу же после того как решение об инвестициях было принято, мы стали искать разработчиков. Поначалу, как я уже изложил выше, привлекли наиболее доступных специалистов. Пытались что-то делать, и не очень получалось. Через 3 месяца неудачных попыток я вспомнил про программистов-олимпиадников. Да, в тот момент обнаружилось одно важнейшее обстоятельство. Дело было уже в мае. Мы узнали, что создаются и скоро будут запущены несколько проектов, аналогичных нашему. Порядка шести независимых команд работали над созданием таких же деловых социальных сетей!

«УП»: Кто информировал Вас об этом?

— Все очень просто. В ходе процесса поиска разработчиков для своего проекта нам все чаще говорили, что те или иные программисты уже давно вовлечены в такой-то проект. Поступали комментарии и со стороны самих программистов, что они не будут работать с нами, потому что уже вовлечены в разработку точно такого же проекта. Естественно, нас это порядком напрягло и испугало. Стал очевиден риск того, что мы можем не успеть первыми.

«УП»: Только и оставалось, что лететь в Мурманск с чемоданом долларов…

— В данном случае не помог бы и билет в Калифорнию. Мы решили прибегнуть к нестандартному ходу. В этом нам помогли ваши коллеги из редакции CNews. Как? Нам нужно было застолбить за собой право на создание ведущей деловой сети в России и бросить вызов существующим проектам! Чтобы все проекты, запущенные после, ассоциировались с нашим брендом. Много лет назад подобным образом был запущен первый мотоцикл от Honda. За несколько месяцев до выпуска мотоцикл проанонсировали в прессе, что вызвало мощный ажиотаж вокруг новинки. И, естественно, когда мотоцикл пошел в производство, интерес был так сильно подогрет, что первую партию раскупили в короткие сроки. Тем же самым сейчас регулярно занимаются пиарщики компании Apple. Они анонсируют все свои новые продукты (iPhone, iPad, MacBook) заранее, формируя спрос на рынке на то, чего еще нет в принципе.

«УП»: Редакция CNews просто так взяла и согласилась?

— Нет, конечно. Журналисты в крупных изданиях, как правило, не пишут о стартапах, которые еще не достигли значительных показателей. Тут свою роль сыграло удачное стечение обстоятельств. Изначально я обратился в CNews по совершенно иному вопросу. В Латвии у меня есть проект, который называется Shkola.lv. Его квартальная аудитория сейчас насчитывает уже порядка миллиона уникальных посетителей из Прибалтики и СНГ. Я открыл этот проект, когда мне было 15 лет. Моя цель состояла в том, чтобы оказывать помощь людям, проживающим за пределами России, в получении образования на русском языке. Я собрал более тридцати тысяч веб-страниц с качественными образовательными материалами, обращался в различные образовательные фонды, получил поддержку обладателей «золотых ручек» из Москвы. У нас собралась команда энтузиастов — школьников, педагогов и психологов — в количестве 15 человек, и мы успешно продвигали проект. Так вот, я пришел в редакцию CNews, для того чтобы поговорить с журналистами на предмет написания статьи о Школе.лв. Встретился с главным редактором. Он предложил мне продолжить общение и попытаться найти перспективные точки соприкосновения.

«УП»: Каким образом Ваши переговоры на тот момент помогли пропиарить «Профессионалов»?

— Суть заключается в том, что проект Shkola.lv носит благотворительный, некоммерческий характер, я до сих пор поддерживаю этот проект на свои деньги. Он помогает реально большой русскоязычной аудитории, имеет высокую политическую значимость. Он становился финалистом премии Рунета, получал национальную премию в области образования в Латвии. Следовательно, эта история в конечном счете не могла не заинтересовать редакцию. И в один прекрасный момент мы разговорились с заместителем главного редактора. Он стал интересоваться, чем я вообще занимаюсь. Я ему говорю: вот разрабатываю проект под названием Professionali.ru, под него выделены такие-то инвестиции, поставлены такие-то цели.

«УП»: На тот момент уже было известно название проекта и адрес сайта? Вообще, кто придумал название?

— Вы знаете, это целая история. Целый месяц мы сидели и придумывали название проекта вместе с партнерами. Были самые разные варианты, но сама идея именовать проект в итоговом звучании Professionali.ru пришла в голову почему-то только мне. Поначалу было сложно доказать, что это название лучше. Например, инвесторы предлагали такой вариант — Link2pro.ru. Но это, по-моему, совсем не по-русски звучало. А в слове «профессионалы» по аналогии с «одноклассниками» есть какой-то такой момент подсознательного притяжения. Это слово притягательно для многих людей.

«УП»: С «бронированием» доменного имени проблем не возникло?

— Это тоже отдельная история. Я, как человек родом из Прибалтики, привык к тому, что i используется и как «и», и как «ы» — в зависимости от ситуации. Поэтому сразу купил свободный домен professionali.ru. Но некоторые люди стали нас называть «Профессионали», и встал вопрос о покупке домена professionaly.ru. Сразу выяснилось, что этот домен уже зарезервирован одним человеком. Что интересно, он сам предложил нам помочь с передачей прав на доменное имя. Единственное, что он попросил за него, ни много ни мало 55 000 долларов. Когда я поехал на первую встречу с этим человеком, у меня в конверте было пятьдесят тысяч рублей. Подумайте сами: человек купил домен за 600 рублей, неужели предлагаемой суммы было мало? Сказал: «Мало». Как только мы ни старались вести переговоры… Отправили на переговоры нашу коллегу, девушку, как представителя некой студенческой организации «Профессионалы» при МГУ. Затем отправили гендиректора BiGraf, облаченного в старую одежду и кроссовки, чтобы попробовать произвести впечатление человека из региона, которому очень сильно нужен этот сайт. Ничего не вышло.

«УП»: А позже все-таки удалось договориться?

— Да, после того как товарищ Ильин (я запомнил его фамилию, потому что мы часто по ошибке между собой называли его Ильей) несколько обнаглел и опубликовал на своем домене не очень красивые выражения в наш адрес, мол, профессионалы здесь не мы, а он. В конечном счете это явилось поводом для юридического давления, и мы пришли к финансовому компромиссу. Человек был доволен новой суммой и условиями соглашения, которые мы ему предложили; и права на доменное имя professionaly.ru перешло к нам. К слову, как показала практика, не так уж много людей пытались зайти на сайт через второй вариант написания адреса. Мы и брендировались везде исключительно с именем через i. И средства массовой информации просили писать о нас при соблюдении именно такой транслитерации, чтобы читатели смогли увидеть в адресной строке то же, что написано в статье. Даже статистика обращений к доменному имени через y показывала, что мы особо ничего не потеряли бы, если бы не стали перекупать этот домен: в среднем всего лишь около 20 человек в день заходили на сайт спекулянта Ильина через новое доменное имя.

«УП»: Чрезвычайно занимательный рассказ. Давайте вернемся к переговорам с редакцией CNews.

— Итак, мы начали общение с заместителем главного редактора. Он сказал, что они вообще-то не занимаются написанием статей о проектах, которые еще не вышли. Но ради нас готовы сделать исключение и могут подготовить материал. В итоге мы попали на главную страницу CNews с заголовком «$2 млн на убийство «Мой Круг».

«УП»: Чем провинился сей проект?

— Дело в том, что «Мой Круг», как было отмечено в начале нашей беседы, являлся одним из крупнейших прототипов деловой социальной сети в России. Он, в общем-то, и был деловой социальной сетью, но на тот момент не соответствовал ожиданиям деловой аудитории, что позволило бы поставить «Мой Круг» в один ряд с той же американской LinkedIn.com. В целом развитие сети «Мой Круг» до поры до времени было достаточно успешным. Изначально «Мой Круг» был разработан неким Ильей Широковым и его помощниками и позиционировался как клон LinkedIn. После того как, по данным СМИ, численность зарегистрированных пользователей достигла ста тысяч человек, «Мой Круг» был выкуплен «Яндексом», а основатель ресурса поехал учиться в Стэнфорд, в Калифорнию. «Яндекс» в итоге был вынужден нанять менеджеров для дальнейшей работы с ресурсом. Поскольку «Яндекс» решил, и мы вправе с этим согласиться, что он глобальный игрок, то стратегия позиционирования сети «Мой Круг» была изменена — теперь данный ресурс был призван объединять не только деловых людей, но и одноклассников, и однокурсников. Примерно в то же время были запущены «ВКонтакте» и «Одноклассники», но «Яндекс» проиграл этим двум проектам. Впоследствии было принято решение об обратном перепрофилировании сети «Мой Круг» в систему общения исключительно деловых людей. Но люди-то остались прежними! Как из 4 млн одноклассников и домохозяек, которые пришли обмениваться фотками, вы сделаете сеть для делового общения? В итоге будущее проекта «Мой Круг» оказалось не слишком радужным и перспективным. И ходят слухи, что глава «Яндекса» Аркадий Волож оставляет этому проекту такой же приоритет, как пятому колесу в телеге. Оно и понятно, ведь куда более важно конкурировать с Google и тратить время на развитие бизнес-модели от продажи контекстной рекламы.

«УП»: Зато будущее Professionali.ru, наверное, виделось светлым и безоблачным?

— По крайней мере, мы сами его строили. К слову, некоторые сотрудники сети от «Яндекса», разуверившись в перспективах собственного проекта, стали присоединяться к сети «Профессионалы.ру» и рассказывать о том, как мы правы в своих убеждениях относительно «Моего Круга». Мы строили свое будущее с учетом ряда обязательных условий. На первых порах основополагающим условием было обеспечение запросов аудитории пользователей. Эффективный механизм обратной связи был чрезвычайно важен для нас. Так, например, я установил личный контакт с каждым из первой 1000 наших пользователей и задал ряд вопросов о том, каким хотели бы видеть ресурс «Профессионалы.ру» эти пользователи. Собрал все пожелания, отсортировал их по популярности и приоритетности и написал десятки технических заданий разработчикам, которые они успешно реализовали.

«УП»: Вернемся к вопросу о статье в CNews. Вызвала ли данная публикация ожидаемый эффект?

— В мае 2008 года о нас написали статью, которая вызвала ажиотаж в отрасли своей провокационностью и амбициями. Ожидаемый эффект заключался в том, чтобы пользователи с нетерпением ждали нашего обещанного запуска. Забегая вперед, скажу, что наши ожидания оказались оправданны. Со стороны потенциальных конкурентов никаких сообщений в СМИ не было, следовательно, их, в общем-то, не ждал никто. Таким образом, на тот момент перед нами возникла задача во что бы то ни стало разработать движок сайта и запустить его к обещанному сроку, то есть к июлю. И в этот самый момент я полностью разочаровываюсь во всякого рода фрилансерах и разработчиках «с улицы». Мне требовались программисты, с которыми можно было бы хоть на войну пойти и не бояться, что они повернутся к тебе спиной. Ими оказались те самые рижские ребята.

«УП»: Как Вам удалось их стимулировать?

— Я думаю, здесь справедливо говорить о целом комплексе факторов, действие которых, к счастью, сложилось в нашу пользу. Я связался с ребятами, сказал им, что нужно будет с нуля создать социальную сеть. У нас есть 20 дней. Будем работать вместе днем и ночью. С нашей стороны — достойная оплата, а также Red Bull и пицца в неограниченных количествах. И… мы справились! К положенному сроку мы сделали базовый движок «Профессионалов». Позже стали приглашать к себе бета-тестеров. Работали над тем, чтобы стартовый пул пользователей формировался из надежных людей, являющихся профессионалами как таковыми. Поэтому мы приглашали на сайт знакомых нам руководителей из серьезных кругов, чтобы эти руководители впоследствии могли формировать вокруг себя группы новых пользователей, чтобы в качестве ориентиров выступали представители бизнес-элиты, которые в дальнейшем притягивали бы всех остальных.

«УП»: Когда был запущен процесс открытой регистрации пользователей?

— 31 июля в Подмосковье проходила очередная крупная конференция айтишников ICamp. ICamp — это аналог BarCamp, но только в России. На конференции я придал огласке релиз нашего проекта и назвал свое выступление так, чтобы собралось как можно больше народу: «Как я срубил $2 млн на Professionali.ru». На конференции присутствовало много москвичей из различных фондов, а также представители лидирующих интернет-ресурсов: «Яндекса», Mail.ru и многих других. В этот же день о нас написали «Ведомости». И в этот же день у нас зарегистрировались первые 1000+ пользователей.

«УП»: Чем были примечательны первые шаги в развитии новой сети?

— Основополагающим принципом нашей тактики в отношении развития нового проекта стала ориентация на людей. Социальная сеть — это люди. Какие в ней будут люди — такой и будет социальная сеть. Поэтому очень важно было обеспечить качественный старт проекта посредством приглашения проверенных профессионалов. Мы рассматриваем своих пользователей как клиентов, которые от нас не зависят и в любой момент могут уйти. Следовательно, по законам маркетинга необходимо уметь прислушиваться к клиенту. Создавать новые опции продукта не на основе собственных решений, а в соотнесении с потребностями людей, с учетом их пожеланий. Если будет получаться, то в итоге выйдет отличный продукт. И у нас получалось.

«УП»: Приведите пример такого взаимодействия.

— Наиболее яркий пример — открытие в рамках социальной сети особого механизма сообществ, который мы запустили 1 сентября 2008 года. Изначально мы, может быть, и не проявили бы такой инициативы. Но однажды к нам обратились топ-менеджеры крупных компаний, до этого пользовавшиеся сайтом E-xecutive.ru. Они намекнули, что неплохо бы нам сделать на своем ресурсе в рамках наших групп и отраслевых сообществ такой же механизм для открытого общения онлайн, как на том сайте, но с дополнительными опциями. Менеджеры прямо сказали нам, если вы внедрите механизм сообществ, то мы незамедлительно перейдем к вам, потому что на E-xecutive.ru общаться стало уже невозможно. Мы сделали то, что просили менеджеры. И они сдержали свое коллективное обещание.

«УП»: Что было не так с E-xecutive?

— Дело в том, что данный ресурс прошел примерно через те же ступени организационной «эволюции», что и сеть «Мой Круг». Создатель проекта — Юрий Барзов, работавший в Ward Howell. При нем дело развивалось замечательно. Но впоследствии проект был продан холдингу «ПрофМедиа» где-то за 3 млн $. После этого Барзов начал создавать новый проект, а у сайта E-xecutive.ru дела пошли плохо, его трафик снизился, значимость проекта тоже стала падать. Для любого проекта социальной сети очень важно, чтобы в нем постоянно находились те люди, которые его основали, те люди, которые являются «локомотивами» проекта. Практика показывает, что везде, откуда ушли основатели, выступающие в роли локомотивов, проекты стали затухать. Также очень важно по возможности сохранить команду разработчиков. Например, нам это, к сожалению, не удалось сделать. Рижские ребята, конечно, жили проектом и пахали на него. Но, когда проект вырос, в связи с тем, что они не имели необходимого опыта масштабирования, наши сервера стали падать с регулярной периодичностью. На смену рижским программистам пришли люди более опытные, более дорогие, но менее амбициозные. Из свободного стартапа мы превратились в растущую компанию, в которой все больше и больше развивается бюрократия. Теперь в области управления и мотивации команды преобладают не Red Bull, пицца и великая идея, а план развития, прописанный на полгода вперед, кнут и пряник.

«УП»: В итоге удалось решить технические проблемы?

— Да, сейчас все в порядке. Те технические проблемы, из-за которых горело оборудование, решены. Сейчас мы используем сервера, физически расположенные в Германии, у нас очень хорошие каналы, большое количество серверов со сложной и эффективной архитектурой. Движок сайта был практически полностью переписан. Само собой, помощь новых специалистов здесь сыграла определяющую роль. Эти люди обладают достаточным опытом и профессионализмом, чтобы поддерживать систему в режиме стабильной работы.

«УП»: Как долго Вы искали таких специалистов?

— В данном случае мы поступили очень просто: обратились в агентство, стали переманивать кадры из ведущих проектов, реализуемых в рамках российской интернет-индустрии. Да, безусловно, эти люди работают менее амбициозно, да, структура нашей компании значительно бюрократизировалась. Но следует иметь в виду, что этот процесс является вполне естественным результатом развития любой растущей компании.

«УП»: Давайте поговорим о дальнейшем развитии функционала сайта. Основным приоритетом в данном направлении для Вас являлась обратная связь с пользователями. Удалось ли Вам в итоге достичь необходимого уровня коммуникации?

— Разумеется, мы старались во всем прислушиваться к пользователям. Мы развивались так, как они хотели. Мы прислушивались и к топ-менеджерам, которые в конечном итоге перешли на наш сайт с E-xetutive.ru, и к различным профессиональным ассоциациям. Кстати, среди тех топ-менеджеров были представители самых разных направлений бизнеса, это были руководители подразделений «Евросети», Coca-Cola, Microsoft и других компаний высокого уровня. Лично для меня общение с такими людьми выступало в качестве приоритета под № 1, ведь это означало, что если нам удастся наладить общение со «сливками бизнеса», то дальше мы получим масштабный взрывоопасный эффект — они позовут за собой остальных. В конечном итоге это очень хорошо сработало. Мы создали сообщества, которые наши пользователи хотели видеть. Те самые 12 000+ сообществ, разбитых по отраслям, географии и образованию, которые объединяют 1 500 000+ профессионалов для обмена опытом и связями. Допустим, вы представляете сферу журналистики. Зарегистрировавшись на «Профессионалах», вы получите приглашение в сообщество «СМИ». Его возглавляют редакторы различных издательств, там общаются журналисты, общее количество пользователей данного сообщества на текущий момент составляет порядка 6 000 человек.

«УП»: Общение в сообществах как-то модерируется?

— Да, во-первых, администрация сообщества может принять решение, допустить вас к дискуссии в сообществе или нет. Некоторые сообщества совсем закрыты для доступа, пока вас туда не пригласят лично. По сути дела, большинство сообществ на «Профессионалах» носит закрытый характер, и для того, чтобы новому пользователю вступить туда, необходимо получить одобрение со стороны основателей сообщества, которые занимаются фильтрацией контента и управлением пользователями. Задача основателей — отобрать в свои сообщества лучшие умы, тех людей, которые приносят пользу сообществу, а не тех, которые будут вносить туда шум и спам.

«УП»: Любой человек может создать свое сообщество?

— Абсолютно любой. Мы предоставляем площадку и функционал, человек создает и возглавляет свое сообщество, может назначить руководителей. Постепенно идет формирование аудитории сообщества. На текущий момент у нас зарегистрировано порядка двенадцати тысяч сообществ, задействованы все отрасли бизнеса, и любой человек может найти, с кем пообщаться из своего профессионального круга. В процессе такого общения создаются принципиально новые знания в области конкретной индустрии, появляются новости и информация о тех или иных изменениях в различных процессах. Например, в ряде сообществ осуществляется постоянный мониторинг законодательства, и там вы скорее, чем где бы то ни было, сможете узнать о новом законе или законопроекте, касающемся вашего бизнеса.

«УП»: В каком виде чаще всего представлены формы общения?

— Формы общения могут быть самые разные. Например, на ранних этапах развития нашего проекта, когда у нас зарегистрировалась первая тысяча человек, я с интересом наблюдал за процессом общения между пользователями. Так, например, в сообществе «Нефтегазовый комплекс», который у нас основал прежний президент Ассоциации производителей нефтегазового оборудования, встречались такие публичные конференции, как «продаю нефтяную вышку в Тюмени» или «ищу трубопровод, чтобы провести газ».

«УП»: Такого рода публикации в целом приветствуются в рамках общения на уровне тех же сообществ?

— Администрация самого сообщества решает, допускать такие сообщения или нет.

«УП»: В каких направлениях шел процесс дальнейшего развития функционала?

— Во всех, которые могли потребовать доработки, а также в тех, на которые нам указывали пользователи. Напомню, что через 4–5 дней после того, как мы открыли дискуссионные сообщества, аналогичное нововведение появилось на сайте LinkedIn! Тот проект, на который мы идейно ориентировались, вероятно, стал ориентироваться на нас, ведь все нововведения мы обсуждали в открытой форме заранее. По крайней мере, мы посчитали справедливым сделать именно такой вывод. Вполне возможно, что американцы постоянно следили за процессами, происходящими в «Профессионалах», читали нашу переписку в сообществах. Я всегда публично спрашивал у людей: что хотите? Пользователи отвечали, что хотят внедрить такие-то функции. Происходила процедура своеобразного народного голосования. Мы, со своей стороны, всегда старались пойти навстречу инициативам. В ответ нам часто приходили письма с благодарностью. Людям удавалось, например, найти коллег, набрать новых сотрудников на работу, развить общение с новыми клиентами и, как результат, увеличить свой доход.

«УП»: Вы сейчас употребили формулировку «набрать новых сотрудников на работу». Я так понимаю, что возможности сайта позволяют также реализовать функцию хэдхантинга?

— Говорить о чистом хэдхантинге пока можно только со значительной долей условности. Почему «пока», объясню позже. Сейчас расскажу вот о чем: ежемесячно мы проводим опрос всей аудитории по поводу того, чем она в основном занимается на «Профессионалах». Стоит учитывать, что 95 % наших пользователей — люди, имеющие работу, или люди, владеющие бизнесом. Они не соискатели. Оставшиеся же пять процентов, которые на данный момент не заняты на какой-либо должности, скорее всего, представляют собой категорию, пропорционально совпадающую с «офлайновыми» безработными среди общей экономически активной группы населения. То есть вся наша аудитория — это так или иначе экономически активное сообщество. Если посмотреть на тех же «Одноклассников» — там экономически активная аудитория в процентном выражении гораздо меньше. Вообще в Интернете люди находятся в поиске удовлетворения основных групп потребностей: развлечения, получение информации и извлечение деловой выгоды. Развлечения и общение — «Однокласснии» и «ВКонтакте». А извлечение выгоды, бизнес и информация — уже прерогатива «Профессионалов». Это принципиально отличает нас от указанных социальных сетей — мы не пытаемся сравниться с ними по трафику или по каким-либо количественным показателям. Это бесполезно.

«УП»: В предыдущем комментарии Вы отметили, что хэдхантинг «пока» не характерен для функционала сайта. Значит, в будущем Вы планируете развивать это направление?

— Да, теперь можно сказать и об этом. Даже с учетом того, что 95 % нашей аудитории — люди занятые, наши исследования показывают, что порядка 40 % рассматривают возможность получения предложений о смене работы. О чем это говорит: среди пользователей сайта нет непрофессионалов, и у хэдхантеров появится отличная возможность найти людей, с высокой вероятностью подходящих на интересующие их позиции. Также исследования показывают, что порядка 11 % пользователей сайта находятся в состоянии поиска новых сотрудников, а это уже рекрутеры. Менеджеры, владельцы бизнеса также заходят к нам, и у них есть возможность найти хорошие кадры. Около 14 % наших пользователей — это руководители, менеджеры высшего звена, владельцы компаний.

«УП»: По логике, скоро Вы сможете выступать в качестве универсального кадрового агентства?

— Совершенно верно, со следующего года мы собираемся активно работать в этом направлении. Сейчас наш функционал уже позволяет осуществить некий прообраз системы вакансий, поскольку профиль человека уже сам по себе является резюме. Мы работаем над тем, чтобы компании могли размещать информацию о вакансиях, и люди, которые могут быть в них заинтересованы, получили бы возможность ознакомиться с вакансиями. Рекрутинг точно будет развиваться. Ценность данного направления работы заключается в том, что оно существенно увеличит нашу прибыль и позволит более эффективно развивать и поддерживать проект. Рекрутинг — это такая вещь, за которую люди готовы хорошо платить. Например, если компании нужно в течение года нанять 10 качественных сотрудников, то ей придется хорошо потратиться на оплату услуг кадровому агентству, примерно по 2 месячные зарплаты за каждого сотрудника. Мы, со своей стороны, применим качественный ценовой демпинг. Люди смогут брать на работу профессионалов, которые уже имеют достаточный опыт работы, они самообеспечены, самодостаточны. Это не те граждане, которые сидят на HH.ru в количестве нескольких миллионов человек и имеют статус безработного. Поймите, ни один начальник не допустит, чтобы резюме его сотрудника, а в особенности хорошего сотрудника, висело на сайте вакансий и резюме. А если оно там висит — то, спрашивается, почему человек стал безработным? Его выгнали или он сам ушел? Может быть, он ушел, потому что неадекватен? Почему он не смог перейти на новое место работы?

«УП»: Все, закрываем «работные» сайты…

— Нет, безусловно, они должны быть. Но в данном случае мы ведем разговор о действительно высококвалифицированных специалистах, о профессионалах. На сайтах вакансий в самом деле очень сложно найти подходящего человека. Слишком много рисков. Вам придется перебрать десятки людей, чтобы найти более-менее толкового персонажа, который не будет вам вешать лапшу на уши. Если вам нужны сотрудники высокого класса, вы, скорее всего, будете обращаться в кадровые агентства. Вряд ли вы понадеетесь на доски объявлений в Интернете. Не я это придумал, это показывает практика. Следовательно, мы собираемся реализовать функционал, который поможет обеспечить доступ к рекрутингу качественных занятых кадров.

«УП»: Рекрутинг предстанет надежным источником доходов. Но это в будущем. А сейчас — на чем Вы зарабатываете? Как отбиваете инвестиции?

— Источников дохода у нас два. Первый — это реклама. Она приносит порядка восьмидесяти процентов доходов. По рейтингам TNS-Global, у нас в целом достаточно качественная и платежеспособная аудитория, которой наиболее целесообразно показывать рекламу. Конечно, среди пользователей присутствуют группы неприкрытых снобов, которые критикуют нас и утверждают, что на нашем сайте одни только дебилы общаются. В целом это объяснимое явление, истоки появления которого лежат в природе нашего общества. Представьте, что вы идете по улице и вам встречается человек, который настойчиво предлагает купить у него часы Rolex за 1000 рублей. Точно так же чувствует себя человек с солидной должностью, который только что присоединился к онлайн-сообществу, когда к такому человеку наверняка обращаются различные агрессивно настроенные персонажи с предложением своих услуг. К этому надо уметь относиться спокойно, это люди, это жизнь. У нас на сайте всегда есть возможность пожаловаться на действия того или иного пользователя, и он будет заблокирован. Вообще агрессивные пользователи характерны для любой социальной сети, в том числе и на Западе. Но несмотря на то что у нас есть в том числе и так называемые тролли, в целом аудитория более чем солидна, по версии TNS-Global, чем аудитория РБК и сети «Мой Круг». По этой причине стоимость рекламы у нас очень высокая, в десятки раз выше, чем, например, на «Одноклассниках». И люди готовы нам активно платить за возможность показа рекламы. Яркий прецедент эффективной рекламной кампании, реализованной на нашем сайте, был продемонстрирован по результатам нашего сотрудничества с компанией Google. Мы разместили от Google рекламный баннер с предложением ознакомиться с браузером Google Chrome. В итоге получили такую статистику, которая удивила даже отдел маркетинга Google. К сожалению, по контракту мы не имеем права назвать цифру конверсии. Могу лишь добавить, что Google, впечатленный результатами, предложил выкупить у нас рекламу до конца года. Но, к сожалению, мы не договорились о цене, и поэтому у нас сейчас на сайте вращаются баннеры разных компаний. Так вот, баннерная реклама в настоящий момент выступает основным источником дохода в нашем проекте. Это наиболее продаваемая из доступных на текущий момент услуг.

Второй источник доходов — это платные пользовательские услуги. Они приносят порядка двадцати процентов доходов. Например, расширенный поиск. По умолчанию обычному пользователю при условии применения разных фильтров в поиске можно бесплатно просмотреть лишь несколько десятков профилей. Если пользователь хочет посмотреть большее количество профилей, например 500, то, можно сказать, что он заинтересован в выполнении какой-то определенной профессиональной задачи и, скорее всего, готов заплатить за услугу. У нас есть такая платная опция, как размещение собственной рекламы. Это таргетинговая микрореклама, которая показывается аудитории. Это как таргетированная реклама Google и «Яндекса», только на «Профессионалах». Есть, например, такая платная опция, которая позволяет пользователю выделить себя в сообществе профессионалов. Это делает пользователя несколько более привилегированным по отношению к остальным. Существует услуга, которая позволяет скрывать посещения чужих профилей. В целом мы предоставляем пользователю выбор, казалось бы, мелких услуг, без которых пользователь, в принципе, вполне может обойтись, но если у него есть какая-то конкретная цель — он будет готов заплатить пару сотен рублей, ведь в результате он заработает больше. Допустим, вы продаете недвижимость, и вы хотите, чтобы топ-менеджеры с «Профессионалов» об этом знали. Вы размещаете рекламу, и с помощью возможностей сайта мы помогаем вам распространить рекламную информацию на целевую аудиторию. Вы покупаете премиум-аккаунт, и у вас появляется возможность написать руководителям лично, также приобретаете красивый имидж с буковкой П, вступаете в сообщество «Недвижимость» и пишете интересные кейсы, чтобы на вас обращали внимание. За месяц такой активности вы потратите несколько тысяч рублей, а заработаете тысячи долларов.

Таким образом, наши основные источники доходов на текущий момент — это реклама и платные пользовательские услуги.

«УП»: Есть ли у Вас на текущий момент нерешенные сложности, проблемы?

— Как и везде, сложности могут появиться отовсюду. Это может выражаться, например, во взаимоотношениях между акционерами проекта. Это могут быть примеры из общения внутри команды в тех случаях, когда там по каким-то причинам происходят конфликты. Проблемы возникают и в процессе общения между пользователями. Среди крупной аудитории всегда встречаются особо влиятельные персонажи, между которыми иногда возникают конфликты, люди могут поругаться, что в конечном счете создает негативный психологический фон общения. Надо быть готовым также и к тому, что масса пользователей может в один прекрасный момент «взбунтоваться», если что-то им не понравится. На примере сети «ВКонтакте» можно вспомнить случай, когда огромному количеству пользователей не понравилось такое нововведение, как микроблог на стенах. Миллионы людей стали жаловаться администрации «Контакта», и ей пришлось на это определенным образом реагировать. Я к тому, что мы тоже социальная сеть и также должны быть готовыми к возникновению подобных ситуаций. А лучше будет, если не допускать условий для их появления. Взаимодействие в рамках общения между людьми всегда подразумевает возникновение бытовых сложностей. Необходимо уметь диагностировать настроение пользователей, партнеров и членов команды и оперативно тушить очаги пожара, прежде чем он распространится.

«УП»: Сейчас-то Ваши пользователи всем довольны?

— По понятным причинам полного удовлетворения пользователей добиться сложно. Например, мы прекрасно понимаем, что большинство пользователей не любит рекламу. Но что поделать, сейчас это основной источник нашего дохода. Причем слово «доход» в данном контексте не подразумевает извлечение прибыли для себя лично. Весь доход идет на поддержание нашего ресурса, на его развитие. Мне нередко поступали предложения о смене работы с внушительным окладом и бонусами, но я до сих пор продолжаю работать на «Профессионалах» чуть ли не за идею, пользуюсь старым исцарапанным телефоном и езжу на старенькой машине. И все-таки я против того, чтобы в социальной сети была реклама. Мне понятны протестные настроения пользователей. Да, сейчас ситуация располагает к тому, чтобы пересмотреть место рекламы в нашей структуре оборота, так как наконец-то наши доходы сравнялись с расходами. Мы стали в определенной мере самодостаточными. Со своей стороны, я пытаюсь сделать все возможное, и менеджеры нашего проекта также думают о том, чтобы как-то диверсифицировать наши источники доходов в пользу минимизации использования рекламы. Пусть лучше реклама будет небольшой, но очень дорогой. Мы прекрасно понимаем, что тот объем рекламы, который размещен на сайте, слишком велик. Однако у нас есть и такая опция, как возможность скрыть показ рекламных баннеров. Услуга платная. Тот, кого реклама действительно сильно раздражает, всегда может воспользоваться этой услугой.

«УП»: Каковы перспективы минимизации рекламы в ближайшем будущем?

— К счастью, мы можем позволить себе смотреть на ситуацию с оптимизмом. У нас, в частности, не предполагается проблем с новым раундом инвестиций. Наша текущая задача состоит в том, чтобы обеспечить понимание со стороны пользователей, что реклама — это пока очень необходимая вещь, мы запускаем ее не с целью извлечения прибыли, а только лишь с целью финансового обеспечения проекта и тех услуг, которые предоставляем. Сейчас мы решаем вопрос с источниками финансирования, и я уверен, что в скором будущем рекламы станет меньше. Мы можем применять и различные вариации уменьшения объема рекламы. Например, в одно время у нас был реализован следующий механизм: человек видел рекламный баннер не более трех раз за день. Потом баннер исчезал. Человек смотрит на страницу — там вроде бы был баннер, а тут он вдруг исчез. Человеку становится интересно, почему это баннер исчез, и пользователь обновляет страницу нужное количество раз, чтобы появился новый баннер. Представьте, что вы медленно движетесь в пробке. На вашем пути почему-то нет ни одного рекламного щита, хотя обычно их не перечесть. И как только первый рекламный щит появляется, вы, как правило, начинаете считывать с него информацию. Так что в целом это достаточно интересное рекламное решение, и его активно обсуждали сами пользователи проекта. Я впервые видел, как люди с интересом обсуждают тот или иной бренд в рекламе только потому, что реклама появляется редко и ненавязчиво.

«УП»: Каковы предельные возможности Вашего ресурса?

— Сейчас у нас зарегистрировано более 1 500 000 пользователей. Каков предел? Мы очень просто посчитали. На примере уже состоявшейся системы деловых коммуникаций в рамках успешных социальных сетей. Мы не ориентируемся на западную модель целиком и полностью, но можем предположить, что дело пойдет подобным образом и в России. Есть показатели, по которым можно оценить тренды рынка. Поэтому мы вправе ориентироваться на соотношение показателей таких ресурсов, как LinkedIn и Facebook. Там соотношение — где-то в районе один к шести. В России аналогом Facebook могут выступить «Одноклассники» и «ВКонтакте». Но в наших условиях мы обязательно столкнемся со сложностью определения реальной цифры пользователей Интернета в России и в социальных сетях в частности. Например, по официальным данным консалтенговых компаний, которые активно используются в отчетах «Яндекса» и АКАРа, сейчас в России порядка 41 миллиона активных пользователей Интернета. Забавно получается, что на главной странице «ВКонтакте» уже празднуют 100+ млн пользователей. Да, там, конечно, есть представители Украины и Беларуси, и других русскоязычных стран, но даже с учетом этого цифра в сто миллионов — фикция. Реальное количество уникальных пользователей «Контакта» составляет 22+ миллиона.

«УП»: Откуда у Вас такая интересная информация?

— В конце 2010 года «ВКонтакте» подали отчетность для выхода на IPO в рамках активов Mail.ru Group. Мы, конечно же, не могли не ознакомиться с этими документами. Там же приводятся прогнозы, что к 2015 году интернетизация России достигнет предела. И мы рассчитываем, что к тому моменту количество пользователей, зарегистрированных в «Профессионалах», достигнет 11–15 млн.

«УП»: Да, у наших социальных сетей есть хороший потенциал роста. Но задача разработчиков — опередить в развитии конкурентов! Например, «Контакту» это в полной мере удалось сделать.

— Успех «Контакта» объясним, скорее всего, тем, что на первых порах там велась агрессивная маркетинговая кампания. «Контакт» сделал все дешево и сердито. Скопировали удобный интерфейс Facebook, разослали приглашения по базам студентов, организовали конкурсы по привлечению пользователей — и вуаля!
Забавно получилось, когда в 2008 году в Москву приезжал один из топ-менеджеров Facebook и поведал нам одну занимательную историю. Топ-менеджера спросили, как он относится к русскому аналогу Facebook — к нашему «Контакту». В ответ тот засмеялся и рассказал, что однажды они обнаружили в своих логах интересную вещь — резко пополз вверх трафик из России. Причем трафик не на весь функционал, а на определенные файлы — на скрипты и каскадные таблицы стилей. По словам топ-менеджера, в первое время, когда люди заходили в «Контакт», их браузеры качали вспомогательные скрипты не с сервера «Контакта», а прямо с серверов Facebook’а, что говорит о том, что основатели местной социальной сети поленились закачать скрипты на свои сервера.

«УП»: Марк Цукерберг, по всей видимости, оказался предельно лоялен к коллегам из России.

— Вы знаете, можно вполне предположить, что Марк отнесся к этому совершенно спокойно. В Facebook’е уверенно считают, что рано или поздно глобальная сеть поглотит и российский рынок. Они считают, что это лишь вопрос времени.

«УП»: Как Вы можете охарактеризовать Марка как личность?

— Мне сложно дать характеристику человеку, которого я лично не знаю. Общие знакомые из области инвестиций говорят, что он личность, у него очень сложный характер. Одержим своим ресурсом, сам участвует в разработке, но имеет проблемы в личной жизни. Не знаю, хорошо это или плохо. Но то, что Facebook реально соответствует ожиданиям рынка развлекательных сетей, — факт бесспорный.

«УП»: При запуске проекта Вы использовали различные методы черного пиара. Они разрабатывались на внутренних совещаниях или Вам кто-то «подсказывал»?

— Если бы черный пиар не привлек к нам так много внимания, пожалуй, я бы сказал, что во всем виноват я и моя фамилия. А поскольку в целом наш проект получил ожидаемый уровень популярности, то стоит подчеркнуть, что все основные решения относительно нашего позиционирования принимались на собраниях акционеров. Мы всегда старались постоянно поднимать шум, который привлекал бы людей на ресурс и заставлял говорить о нем. Что интересно, всякие «тролли», которые сидят в Интернете и ведут себя неадекватно, постоянно поливают всех грязью — они, как правило, даже не заходят на ресурс и делают это в силу природы собственной личности. Но те люди, которые понимают, что за этим черным пиаром стоит и как это сделано, и с какой целью, прекрасно чувствуют себя в процессе обсуждения того или иного события. Они способны отличать правдивую информацию от подложной с элементом хитрой провокации. Они понимают, как устроена наша работа и как делается бизнес. Эти люди и составляют основную часть нашей аудитории. Они и есть профессионалы.

«УП»: Никита, а каковы Ваши личные приоритеты в бизнесе?

— Мои личные приоритеты проистекают из такого свойства моего характера, как естественное желание помогать. Я своеобразный «социалист». Причем удовлетворение для меня лично приносит помощь именно массовому количеству людей. Если задача носит масштабный характер, если та или иная функция окажется полезной для большого количества людей — то я с удовольствием сделаю все, что от меня будет зависеть.

О том, что меня заставляет пахать, я стал задумываться давно. Мой первый крупный проект Shkola.lv был социально ориентированным. Он был очень хорошо поддержан в СМИ, показан на телевидении. Я был тогда совсем молодой, и для меня, конечно, было здорово ощущать первые результаты работы. Я научился создавать необходимые для себя связи. Теперь могу выйти на любого интересующего меня человека. Или помочь кому-то выйти на того или иного человека, если попросят. В процессе создания «Профессионалов» я думал о том, что лично я могу сделать для поддержки развития делового сообщества в русскоязычном пространстве. Дать понять людям, насколько большое значение имеют связи, общение в нужном месте, в нужных компаниях людей. Насколько эффективно это может оказать влияние на дальнейшую жизнь. Данными приоритетами я и хотел поделиться с русскоязычным сообществом.

Естественно, школа жизни показала, что ты можешь носить прекрасную идею, можешь ее донести до людей, но только на этом бизнес не построишь. Бизнес должен приносить деньги. И что не менее важно, он должен удовлетворять ожидания твоих партнеров, а их ожидания могут идти вразрез с твоими собственными приоритетами. Но это уже отдельная тема для разговора.

Да, у нас пока есть нерешенные проблемы. У нас слишком много рекламы, нам необходимо переходить на новые механизмы функционала, которые будут подразумевать существенное отличие от первоначальных характеристик проекта. Но глобальная цель осталась прежней: помогать русскоязычному деловому обществу объединяться и создавать новые знания. И что бы ни случилось, я найду способ полноценно реализовать эту цель в той или иной форме.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2021, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.247 сек.
Яндекс.Метрика