15 сентября 2019 г. Воскресенье | Время МСК: 15:48:34
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Закон Паркинсона в действии



добавлено: 03-02-2011
просмотров: 3689
Число людей в рабочей группе имеет тенденцию возрастать независимо от объема работы, которую надо выполнить.

Четвертый закон Паркинсона

Автор одного из зарубежных блогов сетовал, что за все время работы в журналистике, по большей части на управленческих постах, имя Паркинсона ни разу не упоминалось: ни на тренингах, ни в дискуссионных группах. В российской периодике пока тоже нечасто упоминается «закон Паркинсона».

Статья с таким названием, с которой, собственно, все и началось, была опубликована в ноябрьском номере еженедельника The Economist (авторитетный деловой журнал, который само издание называет газетой) от 1955 г. [1]. В ней говорилось о росте числа служащих независимо от объема работы, которую следует сделать. Помимо теоретических выкладок, приводился краткий анализ увеличения штатов Британского Адмиралтейства с 1935 по 1954 гг. Вопреки здравому смыслу, в послевоенное время численность госслужащих продолжала возрастать, хотя явной внешней угрозы не существовало.

У Сирила Норткота Паркинсона нашлись не только почитатели во многих странах мира, но и продолжатели за океаном. В статье Брюса Портера [2] содержится немало интересных статистических данных по росту госаппарата в США с момента образования первого правительства и почти до конца 1970-х. Так, в подчинении у Джорджа Вашингтона было около тысячи человек (1 «слуга народа» на 4 000 граждан), сто лет спустя, при Гаррисоне, их уже насчитывалось 150 000 (1 на 463) [2, с. 50]. Это можно было бы объяснить увеличением территории страны и количества жителей (с 1816 по 1861 г. число госслужащих увеличилось в 8 раз, но в основном за счет почтовой службы [2, с. 57]), если бы не темпы, — почти в 10 раз быстрее, чем шел прирост населения. В 1916 г. федеральных чиновников было 391 000, а к 1979 г. примерно в тысяче ведомств американского правительства работало 2 800 000 человек — каждый 75-й [2, с. 50].

Штат Министерства сельского хозяйства в 1920 г. составлял 9 500 человек, когда в отрасли работал 31 миллион; к 1975 году их число уменьшилось до 9 миллионов, а чиновников, наоборот, стало 121 000 [2, с. 53]. Цифры говорят сами за себя, но при этом автор статьи называет причину количественного роста правительства «самой пренебрегаемой проблемой политологии и теории организаций». Это тем более удивительно, что «в изобилии представлены исследования по росту компаний» [2, с. 51].

Одной из причин появления новых ведомств является научно-техническое развитие (например, НАСА); также рост числа госслужащих может объясняться расширением их функций. Однако та же НТР (компьютеры, оргтехника и т. п.) могла бы, по идее, и существенно облегчить работу служащих [2, с. 55]. Попытка списать все на рост числа социальных программ также не проясняет ситуацию. Портер ссылается на работу некоего Джеймса Вильсона, где отмечается, что «увеличение расходов необязательно влечет пропорциональный рост бюрократического аппарата» [2, с. 51].

Сам Портер связывает рост госаппарата с участием США в четырех внешних войнах: двух мировых, корейской и вьетнамской. Так, с 1916 по 1918 г. было нанято 450 000, впоследствии 294 000 уволили, что дало абсолютный прирост, по сравнению с послевоенным периодом, в 158 000, или 40 % [2, с. 58]. В 1920-е число служащих росло поначалу даже несколько медленнее, чем население, но в 1930-е одной из антикризисных мер стал прием на работу 310 000 человек [2, с. 58–59]. С 1933 по 1938 г. штаты гражданских ведомств ежегодно увеличивались примерно на 7,5 % [2, с. 61], что составило 211 000 чиновников. В 1939 году на «дядю Сэма» работало уже 936 000, но уже к 1945 г. — 3, 8 млн. К 1950 г. их число сократилось вдвое, но общий прирост составил 100 %. То же, но в меньших масштабах произошло и после корейской и вьетнамской войн [2, с. 58]. Интересно, что в промежутке между двумя этими конфликтами рост числа госслужащих немного отставал от темпов прироста населения.

Проведя тщательный анализ, Брюс Портер отвергает предположение, что виной всему увеличение числа военнослужащих: в мирное время на Министерство обороны непосредственно работает лишь треть от числа бюджетников (в США и России под этим словом понимают не одно и то же), а за годы Второй мировой войны большинство гражданских ведомств также увеличило число своих сотрудников. Так, ужесточился сбор налогов, и казначейству потребовалось еще 40 000 человек (+ 67 %) [2, с. 64].

Многие обосновывали раздувание штатов соображениями «военной необходимости»: было дополнительно нанято 150 пожарных, дабы воспрепятствовать поджогам по вине вражеских агентов; библиотека Конгресса привлекла трех новых сотрудников, чтобы расширить список периодических изданий, могущих иметь «непосредственное отношение к успеху военных действий». Увеличили число сотрудников и такие, на первый взгляд, далекие от боевых задач ведомства: Служба по контролю поголовья северных оленей (оленина — стратегический продукт), Управление по энтомологии и карантину растений (вредители и паразиты могут открыть «третий фронт») и Комитет по делам индейцев (незаменимы в войсках связи) [2, с. 65].

Здесь мы считаем нужным сделать небольшое отступление и поставить вопрос: нужна ли непременно «маленькая победоносная» (в свете усилий мирового сообщества по предотвращению широкомасштабных вооруженных конфликтов) война для существенного увеличения штатов бюджетников? В статье швейцарского доктора Цюнда [3] говорится о действии закона Паркинсона в сфере здравоохранения. Наиболее показательный пример: шумиха вокруг «необыкновенной» волны «свиного» гриппа. Хотя не было никаких признаков того, что она представляет серьезную угрозу, ее превратили в национальную катастрофу. «Это дало работу управленческому аппарату: заседания, интервью, выступления на телевидении, статьи в газетах и многое другое… также другим … прежде всего СМИ. Радио и телевидение устраивали большие вечерние трансляции, газеты пестрели сообщениями о пандемии». Впрочем, автор не осуждает их: «В конце концов, для СМИ нет ничего хуже, чем отсутствие новостей» [3, с. 218].

Пресловутая эпидемия была у всех на устах, вследствие чего «без проверки выделялись средства и предоставлялись кредиты». «Из многомиллионного бюджета было закуплено по меньшей мере по две вакцины на каждого жителя, — и тут же оговаривается: — Хотя и нельзя предположить, что кто-либо отвергает пользу прививок [3, с. 218]. Это вполне логично привело к раздуванию управленческого аппарата» [3, с. 218–219].

«Понятно, что перед лицом такой большой угрозы нужно было мобилизовать все без исключения ресурсы. Но теперь штаты руководства ограничены «сверху» и не могут расти» [3, с. 219]. Выходом стала «передача заказов другим, частично коммерческим учреждениям. Выгода в том, что эти учреждения также получают работу и заодно право на существование» [3, с. 219].

Полный текст читайте в печатной версии журнала Управление Персоналом

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.275 сек.
Яндекс.Метрика