20 апреля 2024 г. Суббота | Время МСК: 09:54:54
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Финансовый бизнес не должен быть «дешевой игрушкой»

Интервью с заместителем министра финансов РФ Алексеем Саватюгиным



добавлено: 20-04-2011
просмотров: 5095
Построение в России мирового финансового центра — задача не из легких и требует значительных структурных изменений на российском финансовом рынке. В настоящее время активно обсуждаются вопросы перестройки регулирования рынка, объединения двух крупнейших фондовых бирж, обозначены планы приватизации значительной доли государственного имущества. О том, как будут протекать эти процессы, продолжится ли ужесточение требований к банкам и профессиональным участникам рынка ценных бумаг, а также каким должен стать российский финансовый рынок в ближайшей перспективе, мы попросили рассказать заместителя министра финансов РФ Алексея Саватюгина.

РЦБ Алексей Львович, в 2010 г. произошло серьезное ужесточение требований к финансовым институтам, будет ли продолжена данная политика в 2011 г.? Заметен ли какой-либо эффект от данных мер?

А. С. Данные меры находятся в русле общемировых тенденций по ужесточению требований к финансовым институтам, с целью повышения надежности глобальной финансовой системы. В сравнении со многими странами, наши требования и к банкам и к профессиональным участникам рынка ценных бумаг достаточно либеральные. Более того, в ряде стран с менее развитыми финансовыми системами, по сравнению с российской, требования, предъявляемые к участникам финансового рынка более жесткие. Это в первую очередь связано с повышением надежности финансовых институтов, работающих на российском рынке. Данное утверждение, и не безосновательно, рынком подвергается сомнению. Однако ведомства, выступающие за повышение требований, имеют достаточно аргументированную позицию по этому вопросу. Во-первых, дешевую компанию легче приобрести недобросовестным участникам рынка с целью использования ее для осуществления нелегальных операций. Если банк стоит несколько миллионов рублей, его достаточно просто купить, использовать в своих целях, а затем бросить. Учитывая уровень рентабельности нелегальных сделок и маржу, которую можно на них заработать, недобросовестная компания, даже за вычетом потраченных средств, останется в выигрыше. Поэтому, чтобы избежать прихода на рынок недобросовестных игроков, стоит повышать требования по собственному капиталу банков и других финансовых организаций. Второй аргумент – финансовый бизнес должен быть дорогим, чтобы его собственники подходили к делу с должной серьезностью, он не должен быть «дешевой игрушкой». Третий аргумент, озвученный надзорными органами – для того, чтобы выполнять все регулятивные требования, предъявляемые к финансовому институту, например по уровню безопасности, автоматизации, системам обработки информации и др., нужны значительные финансовые ресурсы. Четвертый аргумент, который надзорными органами часто не озвучивается, но, на мой взгляд, подразумевается – должна существовать реальная возможность осуществлять надзор за участниками рынка. На содержание регулирующих органов выделен ограниченный бюджет, и нет возможности расширять их штат. С появлением большого количества новых игроков, у надзорных органов объективно уменьшается возможность осуществлять должный контроль над участниками рынка. Для лучшего представления, обратимся к цифрам: в настоящее время в России чуть меньше 1000 банков и примерно 3000 сотрудников надзорного блока Центрального Банка, около 2000 участников рынка ценных бумаг и примерно 1350 сотрудников ФСФР, на страховом рынке чуть больше 800 субъектов страхового дела на 310 сотрудников страхового надзора. Очевидно, что сегодня регуляторам осуществлять качественный надзор за участниками рынка непросто и с ростом рынка становится еще сложнее.

Что касается дальнейшего ужесточения регулирования финансового рынка, для банковской системы уже определен план повышения требований к капиталу банков на период до 2015 г. Как будут трансформироваться требования к профессиональным участникам рынка ценных бумаг, в настоящее время сказать сложно. Минимальные требования к капиталу банков и страховых компаний определяются соответственно законами «О банках и банковской деятельности» и «Об организации страхового дела. Таким образом, чтобы повысить требования к этим институтом необходимо пройти всю процедуру согласования поправок в федеральный закон: в Правительстве, Совете Федерации, Государственной Думе до подписи Президента. Это достаточно длительный процесс, предусматривающий очень много обсуждений, в том числе и с участниками рынка. И даже если принимаемые изменения не всех устраивают, они никогда не являются неожиданностью для участников рынка. Минимальные требования к капиталу профучастников устанавливаются в настоящее время приказом ФСФР и ни с кем не согласовываются, за исключением Министерства юстиции, которое смотрит в основном на «буквы», а не на цифры. Поэтому в прошлом году была выдвинута инициатива, активно нами поддержанная, вынести изменение лицензионных требований к профессиональным участникам рынка ценных бумаг на уровень федерального закона.

РЦБ Не считаете ли Вы, что дальнейшее ужесточение требований к финансовым институтам и неминуемо следующее за этим сокращение участников рынка приведет, в конечном счете, к серьезному снижению конкуренции на финансовом рынке?

А. С. Скорее всего, да. Несколько лет назад в России было более 2000 компаний, сейчас их около 800. Таким образом, конкуренция должна была сократиться более чем в 2,5 раза. Произошло ли такое сокращение? Нет, не произошло. Проблемы выбрать подходящую страховую компанию нет, так же как нет проблемы с выбором подходящего банка или брокера, по крайней мере, в экономически развитых регионах. Общая рыночная конкуренция в целом не страдает. Объективно с рынка уходят более слабые игроки. Определенные сложности возникают, когда финансовые институты уходят с рынка в отдаленных регионах, где их и так немного. Однако это скорее относится к вопросу доступности финансовых услуг. Относительно конкуренции на финансовом рынке, сейчас скорее стоит проблема высокой концентрации во всех его сегментах: на первую десятку участников рынка приходится от 60 до 80% его объема.

РЦБ Вы отметили низкую доступность финансовых услуг в отдаленных регионах, но проблема с доступностью фондового рынка наблюдается и в таких городах, как например, Тверь. При этом за неимением альтернативы, люди вкладывают деньги в FOREX, кредитные кооперативы и откровенные финансовые пирамиды, которые вообще никем не регулируются и не лицензируются.

А. С. К сожалению, такие организации действительно имеют место быть. Однако это не связано с требованиями, предъявляемыми к участникам финансового рынка. Причина наличия форекса и финансовых пирамид заключается в том, что сегодня в регулировании финансового рынка есть «черные дыры», и часть организаций на сегодняшний момент никем и никак не регулируются. Мы неоднократно поднимали этот вопрос и надеемся, что в ближайшее время его удастся решить. Мы попытались решить данную проблему, выступив с инициативой создать государственный единый орган, регулирующий все виды деятельности, относящиеся к финансовому рынку. Необходима четкая государственная политика по вопросам регулирования российского финансового рынка в целом, а не отдельных его сегментов.

РЦБ Как Вы относитесь к идее реформирования регулирования финансового рынка путем объединения ФСФР и ФССН? Как будет выглядеть структура объединенной службы? Что изменится в регулировании в результате такого объединения?

А. С. В настоящее время еще не вышел Указ Президента РФ, в котором будет четко закреплено разделение полномочий между органами государственной власти. Текст данного интервью будет размещен в моем блоге в сети investor.ru, и я отвечу там на этот вопрос после выхода указа

РЦБ Осенью этого года вы возглавили межведомственную рабочую группу по мониторингу состояния финансового рынка. Каковы основные функции этой группы и с какой целью она была создана?

А. С. Создание данной рабочей группы было вызвано необходимостью системного мониторинга состояния всего финансового рынка, не отдельно по сегментам, а именно рынка в целом, а также мониторинга уровня долговой нагрузки государственных компаний, госкорпораций и в целом страны. Аналогичные структуры, занимающиеся мониторингом всех системных рисков на макро и микро уровнях, были созданы в Европе и в США. К 1 февраля все заинтересованные ведомства: Минфин, Банк России, ФСФР, ФССН, ФАС, ФСФМ должны направить в адрес рабочей группы своё мнение по набору конкретных показателей и определению списка системно значимых институтов, которые отслеживать и анализировать. Поэтому я думаю, с февраля мы начнем свою более активную и планомерную работу.

РЦБ Какие меры планируется принять в отношении платежной системы, ее операторов, электронных денег? Существует ли стратегия развития данного сегмента?

А. С. Выработано несколько стратегий развития данного сегмента. Единое мнение Правительства, Министерства финансов и Банка России изложено в Законе «О национальной платежной системе». В основу развития платежной системы положена банковская модель, подразумевающая главенствующую роль в данном сегменте банков и кредитных организаций, возможно с упрощенной лицензией, которые станут основными операторами этого рынка – проводниками электронных платежей. Существует также более либеральная модель, поддерживаемая некоторыми представителями государственной Думу, предполагающая допуск на этот рынок иных операторов. Данная дискуссия имеет как теоретический, так и практический аспекты. Теоретический аспект в данном случае базовый и носит скорее макроэкономический характер. Практический аспект сводится к вопросу, разрешать ли кому-то делать что-то. Однако главный вопрос носит макроэкономический характер и заключается в том, что такое электронные деньги. Это просто средства расчетов или это реальные деньги и когда мы заводим виртуальный кошелек мы увеличиваем денежную массу, стоит ли учитывать электронные деньги при расчете показателя М2, влияют ли электронные деньги на величину инфляции? Если ответ на это вопрос положительный, то это зона ответственности и регулирования Центрального банка. Если ответ отрицательный, значит это не субъект регулирования Банка России.

РЦБ Как Вы оцениваете решение Президента РФ о необходимости выхода Центрального Банка из капитала ММВБ? Как будет проходить этот процесс? В настоящее время продолжаются бурные дискуссии по вопросу слияния двух российских. Как это связано между собой?

А. С. Мы поддерживаем данное поручение Президента. Отчасти данное решение было вызвано как раз обсуждаемыми вопросами слияниями ММВБ и РТС. В конце прошлого года было совещание у Президента, в рамках которого в том числе поднимался данный вопрос. Участники рынка высказывали опасения относительного того, что ММВБ – это структура, подконтрольная Центробанку и решения в Группе ММВБ принимает Центробанк, даже, несмотря на то, что он не имеет контрольно пакета акций Группы. В то время как РТС – это рыночная компания, акционерами которой являются участниками рынка, поэтому она более клиенториентированная и в результате слияния бирж может утратить это качество, так как решения будут приниматься уже государством, а не рынком. Под влиянием этих опасений Центральный Банк самостоятельно согласился полностью выйти из капитала ММВБ, а также не претендовать на место в Совете директоров Группы. Механизмы, технологии и сроки выхода ЦБ из акционеров ММВБ пока не определены, поскольку это процесс непростой и не быстрый.

РЦБ В прошлом году Правительство объявило о готовящейся новой волне приватизации крупнейших государственных компаний, среди которых - такие гиганты индустрии как Сбербанк и ВТБ. Планируется ли в дальнейшем продажа контрольной доли этих компаний?

А. С. В течение ближайших трех лет продажи контрольных пакетов не планируется, на более длинном горизонте, это вполне возможно. Несмотря на то, что новая волна приватизации во многом была инициирована именно Минфином, следует помнить, что выход государства из капитала иногда может иметь отрицательный эффект для компании. Например, многие государственные компании имеют хороший суверенный рейтинг, который во многом обусловлен тем, что контрольный пакет компании принадлежит государству. В случае перехода компании полностью в частные руки ее рейтинг может снизиться, что удорожит фондирование и вообще усложнит для нее привлечение капитала. У многих из этих компаний в их документации по облигационным займа прописаны определенные ковенанты, предусматривающие контроль государства, причем зачастую это долгосрочные ковенанты. Таким образом, есть определенные проблемы, которые предстоит решить. Именно поэтому выход государства из капитала будет происходить постепенно.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: [email protected]
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2024, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.099 сек.
Яндекс.Метрика