18 апреля 2024 г. Четверг | Время МСК: 21:34:49
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

«Дайте мне денег и я докажу, что умею их зарабатывать»



Юлия Лукашенко
Источник: Банкир.ру
добавлено: 25-06-2011
просмотров: 5225
Вслед за римлянами с их знаменитым «кому выгодно?» Иоганн Вольфганг Гете говорил: «в человеческих делах, как и в природе, главное внимание должно быть обращено на мотивы».

Мотив для взятия кредита элементарен – нехватка средств. Мотив для его выдачи также очевиден – избыток этих самых средств и желание еще большего их увеличения. Взаимные интересы связываются – получатся кредитный бизнес. Легко и просто и вроде бы, даже, не о чем говорить.

Но так ли это на самом деле? Ответы банковских экспертов заставляют сомневаться в непреложности этой истины.

Эскалация напряженности…

По данным Центробанка России, в 2010 году основной источник доходов российских банков – «продажа и покупка иностранной валюты за рубли в наличной и безналичной формах». По итогам прошлого года банки от этой операции имели более 60% в структуре прибыли. До финансового кризиса этот показатель был значительно ниже (на 1 января 2008 года – 36,9 %. Процентные доходы по средствам, предоставленным юридическим лицам (кроме доходов по ценным бумагам), составили более 7% в структуре прибыли. Предоставление кредитов физическим лицам занимает предпоследнее место в рейтинге инструментов банковского бизнеса. По состоянию на 1 октября 2010 года их доля в структуре прибыли лишь 2,7%.

Одна из причин, отмечают все эксперты, – высокий уровень просроченных кредитов. В течение 2010 года он вырос на 16,6 %.

Кризис сделал кредитование малорентабельным для банков и практически недоступным для рядовых заемщиков.

«Отношения банков и заемщиков были и остаются напряженными», - говорит по этому поводу президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. - Пожалуй, ни в одной сфере бизнеса нет столько напряжения и взаимного раздражения, сколько бывает в этой. Причина понятна: чаще всего необходимость взять кредит продиктована не просто потребностью в деньгах, а НУЖДОЙ в деньгах, подчас – отчаянной».

Однако виновниками возникновения этой нужды, по мнению некоторых экспертов, являются сами банки.

«Получив стабилизационные кредиты от государства, которые должны были быть оперативно направлены, в том числе и на поддержку терпящих бедствие клиентов, банки вдруг «задумались», стали неповоротливыми и как бы перестали понимать, чего от них ждут», – считает эксперт Ольга Артеменко. В результате, не дождавшиеся реструктуризации своих кредитов, заемщики под давлением банков за бесценок распродавали свою залоговую недвижимость.

По оценке экспертов исследовательской группы W-City community research, в 2011 году спрос на банковские продукты и услуги в России вырастет более чем на 30%, на него серьезно повлияет фактор отложенных нужд и проблем, решение которых в кризис было «задвинуто» россиянами в самые дальние углы. Но только ли этот фактор? Многие эксперты полагают, что россияне еще не пережили приступ кредитомании.

Потребление или «потреблядство»?

Немаловажным является еще один, часто игнорируемый, аспект возрождающейся кредитомании – консюмеризм или перепотребление.

«В современном мире потребление становится своего рода пагубной зависимостью. Для человека, страдающего такой зависимостью, товары теряют собственную значимость и становятся лишь символом причастности к некой общественной группе. Идея о возможности достижения социального превосходства через потребление порождает в сознании покупателя веру в то, что сам акт покупки способен доставить большее удовлетворение, нежели собственно продукт, который приобретается. Человеческое счастье ставится в зависимость от уровня потребления, потребление становится целью и смыслом жизни», – говорит доцент кафедры психотерапии и наркологии Казанской государственной медицинской академии Мая Шмакова.

Ответ на вопрос, кто выигрывает от такого подхода к делу, очевиден. И этот «джекпот» настолько велик, что даже имеет свое экономическое обоснование.

Экономист Александр Долгин пишет, что «неприятие культурных трендов потребления вызвано тем, что многие в принципе не разобрались в устройстве общества потребления... Современным обществом все активнее управляет некое разумное символическое начало, ничуть не менее властное, чем конкуренция за материальные ресурсы. Из этого вырастают иные жизненные реалии и, под стать им, иная мораль, о которой неверно судить с прежних позиций».

«Траты напоказ бытовали испокон веков, и видеть в них пустое фанфаронство наивно. Вожди, удачливые купцы и фабриканты, военные и юристы — все время от времени прибегали к нефункциональной трате. При этом они не потакали своим капризам, а действовали более чем здраво — создавали о себе необходимое для дела впечатление с помощью антуража, а когда требовалось — широких жестов», - отстаивает свою позицию Александр Долгин.

Руководитель отдела исследований и стратегического консалтинга компании Cushman and Wakefield Денис Соколов приводит интереснейшие статистические данные: «средний англичанин тратит на покупки в год 4800 фунтов, немец – 5600 евро, а москвич – 320 000 рублей. То есть, мы тратим в магазинах примерно на 40% больше, чем жители Старого Света.

«Понятно, что статистику можно интерпретировать по-разному, но ясно одно, - продолжает Соколов. - С точки зрения ритейла москвичи ничуть не беднее европейцев. Последним приходится тратить львиную долю доходов на транспорт, жилье и коммунальные услуги. Москвичи же почти все заработанное несут на рынки и в торговые центры. В общем-то, такая структура расходов неплохо объясняет ситуацию в Москве: замечательные торговые центры на фоне коллапса общественного транспорта и тотального дефицита жилья. А высокие цены – оборотная сторона агрессивного консьюмеризма. Есть спрос, есть и предложение!»

«Покупка имиджевого товара характеризует не столько товар, сколько покупающего: мол, у него есть достаточно денег, чтобы выбрать понравившийся бренд, чтобы поддержать свою самооценку на заявленном уровне», - говорит Мая Шмакова.

Но если «есть достаточно денег», о каком кредитовании может идти речь? Чем выше доходы, тем «круче» телефон, машина, яхта…, но никак не наоборот.…

Как относятся к этому банки? Никак – считают эксперты. Потому что банки кредитуют без оглядки на мотивы заемщиков и те риски, которые в них заложены.

«Часть игроков риск покрывает процентной ставкой, - говорит в интервью Bankir.Ru начальник управления качества и сервиса Абсолют Банка Вадим Янсон. - При полной стоимости кредита 50% годовых они позволяют себе иметь в портфеле 20% неблагонадежных заемщиков. Кто-то из банков на это идет, кто-то нет».

«К «жизни в кредит» отношусь отрицательно»

«Накоплен плохой долг, существенная часть портфеля не работает. Поэтому банки вынуждены искать любые возможности для того, чтобы поддержать деятельность с положительной рентабельностью. Это основной мотив, почему сейчас банки стали наращивать кредитные портфели» – рассказывает председатель совета директоров МДМ-банкаОлег Вьюгин. - Когда в России был экономический бум, хотя и не очень длительный, связанный с притоками капитала, очень трудно было удержаться от того, чтобы не поучаствовать в процессе. Банки впервые получили столь динамичный рынок и, конечно, пытались нарастить свои возможности. Сейчас поле сузилось, а тракторов, условно, осталось много».

Поэтому у заемщиков одни мотивы, у банков – совсем иные и они никак не увязываются в единой целое. Что, впрочем, для российского рынка типично. Согласно опросу потребителей, проведенного Национальной ассоциацией кредитных брокеров и финансовых консультантов (АКБР), даже различное толкование терминов представителями банков и заемщиками, финансовая безграмотность населения является одной из основных причин просроченной кредитной задолженности. Что уж тут говорить о понимании.

«Сегодня главная проблема в отношениях банка и заемщика – информационная асимметрия, непрозрачность друг для друга. В этой ситуации каждый стремится обмануть «партнера» (типичная карточная игра). Язык – это лишь один из способов такой игры в кошки-мышки» - высказался по этому поводу председатель совета Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов Владимир Гамза на он-лайн-конференции «Правовое регулирование потребительского кредитования».

Нет, конечно же, намеренно лгать и вводить заемщика в заблуждение никто не станет. Да и «любой банк при выдаче потребительского кредита, прежде всего, оценивает платежеспособность заемщика. А вот назначение расходов в принципе является личным делом клиента», – говорит в интервью Bankir.Ru директор по прямым продажам и маркетингу Банка «Хоум Кредит» Денис Власов.

А вот дальше – начинается резкое расхождение интересов. За примерами не надо уходить даже с нашего портала: читатели Bankir.Ru довольно резко реагируют на такую постановку вопроса: «предлагать бедному и честному человеку взять денег под приличные проценты, зная, что он их, образно говоря «проест» можно только с целью закабаления. Кому-то срочно понадобились крепостные»?

«Перманентный поиск высокомаржинального размещения средств, приведший в период кризиса многие банки в сегмент кредитования населения, в том числе на покупку бытовой техники и иных потребительских целей, основанный на перераспределении рисков по невозврату, просрочке и низкому качеству сопровождения таких кредитов, заложенных в неимоверно высоких ставках, между всеми заёмщиками в портфеле однородных ссуд, как априори добросовестных плательщиков, так и изначально криминальных, приведёт экономику страны к полной разрухе» – читаем следующий комментарий к статье финансового консультанта Владислава Лейбова, посвященной кредитованию сотрудников бюджетных сфер.

Сами банкиры предпочитают не пользоваться потребительскими кредитами. «К «жизни в кредит» отношусь отрицательно» – однозначно утверждает вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов на он-лайн-конференции «Потребительское кредитование: новый поворот». – Считаю, что данное словосочетание несет негативный оттенок и характеризует легкомысленное отношение к жизни, неспособность к планированию. Я за кредит, который дает заемщику новые возможности или степени свободы. Ипотека позволяет получить крышу над головой, кредит на лечение – возможность провести срочную операцию и т.д. Но вот телевизор в кредит я покупать не стану, точнее, воспользуюсь кредитной картой при оплате, заранее понимая, что верну банку деньги в течение льготного периода» – делится своей точкой зрения Иванов.

Кстати, большинство банкиров, судя по беседам в рубрике «Разговор с Bankirom», таким финансовым инструментом как кредит сами не пользуются.

Когда нельзя, но очень хочется…

Но что же делать, если на покупку того же телевизора нет денег, а усиленно насаждаемая психология потребительства уже пустила глубокие корни в массовое сознание? Что делать, если желание иметь iPhon вместо обычного мобильника уже превратилось в навязчивую идею, а престарелые предки твердят, что у них нет на это средств?

Молодые люди начала прошлого века отправлялись решать аналогичные проблемы в контору ростовщика. Теперь мы живет в гораздо более цивилизованном обществе, и идем в банк брать кредит, благо существует масса «подходящих» предложений, без залога, поручительства, без справки о доходах и иных обременительных сведениях. Можно даже не отходить от прилавка с вожделенным товаром, представители банка сами придут и сделают «все для клиента». Правда, заплатить за это придется столько же, сколько и ростовщику. Но это не так очевидно.

Из комментариев читателей Bankir.ru: «кредитование населения без определения его финансового положения, без удовлетворительного уровня финансовой и юридической грамотности заёмщика, кредитование, основанное лишь на искусственно созданном спросе при отсутствии возможностей его удовлетворения, называется ростовщичеством и в средние века каралось сожжением на костре».

«Народ всегда ненавидел ростовщиков. Если банковское сообщество будет избавляться от негодных членов, применяющих ростовщические практики, то и нареканий к банкирам будет меньше», – сказал начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий на он-лайн-конференции «Кредиты: второе пришествие».

Способы избавления от данных практик лежат на поверхности. По мнению заместителя главного редактора агентства Bankir.Ru Натальи Логвиновой: «элементарным решением было бы запретить банкам придумывать виды комиссий, а ввести единый для всех максимально сжатый перечень вознаграждений. Там должно быть только самое необходимое, чтобы клиенты банков не путались или точнее, чтобы их не путали. Понятное дело, что банки к каждой позиции этого перечня могли бы приписывать свои, удобные им расценки. А по тем позициям, которые банку без надобности, легко проставить нули. Имея стандартный и короткий перечень комиссий на руках, ни один клиент не запутается, каким бы финансово безграмотным ни был. Более того, потребитель смог бы без посторонней помощи сравнивать предложения разных банков».

Именно это предлагает сделать Ассоциация региональных банков России, ратуя за введение «паспорта кредита».

Но вероятность, что финансовые власти услышат, крайне велика. Их сейчас волнуют совсем другие проблемы.

Представитель банка «Хоум Кредит» Денис Власов соглашается: «мы были бы готовы поддержать подобную инициативу, поскольку считаем, что четкое законодательное регулирование банковской деятельности является важным фактором для дальнейшего развития отрасли. При этом стоит отметить, что в настоящий момент в отсутствии подобных законодательных нормативов, ответственные кредитные организации руководствуются собственными этическими принципами».

«Стоимость кредитов формируется из простых составляющих – продолжает Власов, - это стоимость фондирования (цена привлечения денег для банка), вероятный уровень рисков (неплатежей по кредитам), операционные расходы плюс маржа, которую банк планирует заработать. Все составляющие, кроме маржи – это себестоимость, которая конечно зависит от эффективности управления банком, но значительным образом на нее влияет состояние экономики, благосостояние граждан, безработица, финансовая грамотность населения и т.п.. Соответственно, если к примеру стоимость фондирования на рынке 9-10% годовых, то даже при отсутствии рисков, все равно никак банки не смогут выдавать кредиты, скажем под 7% - иначе это просто будет убыточный бизнес» – добавляет Власов.

Олег Иванов видит решение проблемы несколько в другой плоскости: «не гоняться за комиссиями, а дать заемщику эффективный информационный инструмент для выбора и сравнения разных кредитных продуктов. Инструмент называется – общая плата за кредит (в рублях и копейках), зафиксированная в паспорте кредита. Хоть сто комиссий, цена кредита – одна величина. У нас с 2008 года действуют дурные нормы, касающиеся полной стоимости кредита. От этого все несчастия,» – сокрушается Иванов. - Я за чистоту помыслов и смыслов – продолжает он, - если законодатель хочет ограничить стоимость кредита верхним пределом, он так и должен сказать. Но тогда следует говорить о запрете ростовщичества, а не вести «смертельную» борьбу с одной или двумя комиссиями. Если законодатель хочет прозрачности стоимости кредита, пусть введет понятие цена кредита в закон и обяжет банки сообщать эту цену в рублях и копейках. Причем здесь комиссии?»

Косвенное подтверждение акутальности этих проблем: по данным опроса «Защита заемщика», проведенного Bankir.Ru совместно с Ассоциацией региональных банков России, 58% респондентов считают самым актуальным законопроектом закон о потребкредитовании.

«После нас хоть потоп» – уже не актуально

Впрочем, настроения самих банков начинают меняться. Некоторые эксперты полагают, что кризис заметно изменил отношение банков к организации процессов кредитования.

«Завершается гонка за объемом портфелей – банки более вдумчиво кредитуют клиентов. Более адекватно производится оценка рисков. Банки начинают выстраивать не «разовые», а долговременные отношения с клиентами» – говорит Диана Маштакеева, президент Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов.

Олег Вьюгин рассказывает, что после объединения с УРСА-банком МДМ-банк выстроил совершенно новую модель кредитования: «Она базируется на диверсификации портфеля, индивидуальном клиентском подходе и работе с заемщиками, имеющими низкий уровень риска даже в непростых кризисных ситуациях. Если говорить упрощенно, то кредит выдается заемщику, который не просто соответствует некоторым формальным критериям, а хорошо изучен».

Похожие программы разработаны Ак Барс Банком, Первобанком, банком «Хоум Кредит». «Те клиенты, которые уже зарекомендовали себя как ответственные заемщики, могут получить повторный кредит на более выгодных условиях - под гибкую процентную ставку и с предоставлением минимального пакета документов» – рассказывает Денис Власов.

Помимо этого, уже многие банки стремятся действовать на российском рынке как социально ответственные корпоративные граждане. «Мы считаем неправильным стремление лишь к сиюминутному получению прибыли, и стараемся вносить свой вклад в долгосрочное социально-экономическое развитие общества» – продолжает рассказ Денис Власов. А это, в первую очередь, финансовый ликбез широких слоев населения. «Мы провели серию мастер-классов по финансовой грамотности в крупнейших регионах нашего присутствия. Эти мастер-классы проводились на территории популярных торговых центров и были доступны для самого широкого круга желающих», – продолжает Власов.

«В апреле 2010 года стартовала новая программа Минобразования о льготном образовательном кредитовании учащихся высших учебных заведений, - рассказывает Марат Ганеев, директор департамента розничного бизнеса Ак Барс Банка. «Для получения образовательного кредита не нужно предоставлять обеспечение по кредиту - залог или поручительство. В роли гаранта выступает государство. Льготные образовательные кредиты в рамках программы будут выдаваться до 31 декабря 2013 года. Банками - участниками эксперимента являются Сбербанк России и банк «Союз», - добавляет Ганеев.

Итак, гонка за прибылью любой ценой уходит в прошлое, считают некоторые наблюдатели. Но сделаны лишь первые шаги.

«У банков «есть куда более интересная цель – удержание клиента, - сказал на он-лайн-конференции «Статус клиента» главный редактор агентства Bankir.Ru, вице-президент АРБР и АКБР Ян Арт. - Не на год, не на два – навсегда. Все пекутся о «длинных» деньгах, но пока мало кто печется о «длинных» клиентах – на 10-20-30 лет. Уверен, что скоро на российском банковском рынке об этом задумаются всерьез».

Вопрос лишь в том, когда наступит это время? Если банки намерены работать всерьез и надолго, то рано или поздно им придется задуматься о мотивах заемщиков и сопоставлять с собственными мотивами. Если нет – тогда нам предстоит вторая (пусть и менее яркая) волна кредитного бума с большими ставками, необдуманными ссудами, невозвратами и дальнейшей эскалацией кредитной напряженности.

Еще Джон Пирпонт Морган, американский предприниматель, банкир и финансист XIX века, говорил: «У человека всегда бывают два мотива для всякого поступка: один, который красиво выглядит, и второй, подлинный». Так стоит ли «копья ломать»?

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: [email protected]
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2024, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.105 сек.
Яндекс.Метрика