22 октября 2021 г. Пятница | Время МСК: 00:23:02
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Глеб Павловский: «Тандем превратился в тромб Государства российского»

Вопрос о кандидате в президенты не удастся отложить на декабрь. Срок решения — август-сентябрь



Георгий Ильичев, Андрей Колесников (обозреватель «Новой»), фото: Анна Артемьева
Источник: Новая Газета
добавлено: 14-09-2011
просмотров: 3854
Один из ведущих консультантов и идеологов российской власти, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский в апреле этого года был официально отодвинут от центров принятия решений. По одной причине — «раскачивал» тандем, высказывал мысль о том, что в президенты должен пойти Дмитрий Медведев. Его оптика поменялась — все еще оставаясь отчасти инсайдером, он уже может посмотреть на власть, которую столько лет питал идеями и технологиями, со стороны. Похоже, вместе с оптикой поменялась и оценка ситуации. Тем он и стал особенно интересен «Новой газете».

— Глеб Олегович, Путин возвращается?

— Вы решили добить финансовые рынки? Для них это будет потрясающая новость! Конечно, теперь вероятность возвращения Путина в Кремль в полтора-два раза выше, чем полгода назад. И он не скрывает, что этого хочет. Но и его решение пока в игре, а в игру играет не один он. Громоздкое бюджетозависимое бревно России несут реки глобальной рецессии. Путин риска не боится, но и на рожон не полезет.

Плохо другое — страна по сей день, в августе 2011-го, не знает ответа на простой вопрос о своем близком будущем. Экономике говорят: «Подожди», но биржи не ждут. Мы знаем кредитный рейтинг Америки, но не знаем реальных рейтингов Путина и Медведева. Они делят на двоих общий рейтинг власти, а у того «понижающий тренд». Проще говоря, падает рейтинг-то.

Почему? Чей это рейтинг? Это рейтинг отложенного разговора о главном. Год назад все было бы просто — два первых человека во власти, в зените славы решают, кто из них пойдет кандидатом в президенты от самой популярной силы страны. А сегодня эта недавно могучая сила не может справиться с таким пустяком, как выбор из двух возможных. И я думаю — а почему, собственно, мне казалось, что дело просто?

Во-первых, потому, что любую кандидатуру, безусловно, поддержит партия «Единая Россия». Но сегодня в партии власти полтергейст, люди и списки летают… Возникла какая-то буйная сущность под именем «Народный фронт». Привязчивое привидение — привязанное к одному-единственному человеку в стране. Путиным зовут этого человека. Во «Фронт» ушло уже несколько десятков миллионов, а рейтинг упал на пять процентов — разве не чудо?

Во-вторых, ожидалось программное единство власти к 2011 году. Речь о программе непропагандистской, реальной, в смысле, что делать будем в следующие 5—6 лет. Вне зависимости от личности президента. Казалось бы, какая проблема? Будет Медведев — чуть больше частного капитала, будет Путин — чуть меньше. Точнее, капиталистов во втором случае будут звать «господин министр», да какая разница, господи?

Но сегодня никакой программы нет вовсе, и каждый из дуумвиров обращает внимание на слабости другого. Так что решающий разговор дуумвиров превращается в какое-то беспредметное и потому непредсказуемое драматургическое действо. А чем дальше оттягивается его момент, тем сомнительнее, что такой разговор решит проблему, а не породит дополнительные. Так что никак не выходит из России тихая заводь: ни на мировом рынке, ни под тандемом.

Путинскую систему отполировал до блеска Медведев

— Если все же предположить, что Путин возвращается в Кремль: может ли он отказаться от той модели, в которой существовал все эти годы, стать, условно говоря, Медведевым-2, пойти на либеральные реформы? Или, например, выпустить Ходорковского?

— Я думаю, если Путин вернется в Кремль, он уж расстарается порадовать почтенную публику. Это ж не трудно на самом деле. Выпустить Ходорковского с Платоном Лебедевым? А почему нет? Да как две амфоры со дна. Сам запер — сам достал. Но у Путина нет расчета соглашаться на это сейчас, облегчая Медведеву задачу. И вообще, он такие вещи не планирует, смотрит по обстоятельствам.

Оба кандидата находятся в эти дни в сосредоточенно-иррациональном состоянии. Ими движет сложный коктейль из страхов, желаний, привычек и внешних ограничений. В данный момент ни Путин, ни Медведев (даже на условиях страшной-престрашной тайны) не смогут описать ту систему, которая сложится в России после 2012 года. А скажите, сегодняшнюю они описать смогут? Между прочим, отполировал путинскую систему не Путин, а Медведев, который за три года довел ее, на мой взгляд, до блеска.

— И все же, с точки зрения механики верховной власти, Путин сейчас более свободен при выборе решений, чем четыре года назад, когда он выбирал между Ивановым и Медведевым?

— И да, и нет. Да — потому что, находясь в Белом доме, он больше не центр приложения сил для всех в стране. Раб бежал с галеры. Нет — потому что, оставаясь в центре им созданной системы, Путин никак не может понять, нужен он ей или нет?

— Вы имеете в виду президентские выборы?

— Конечно! Ведь беда не в том, что у нас есть один Светлый Рыцарь в Кремле и противостоящий ему Темный Премьер (это Игорь Юргенс в своей последней статье в «Ведомостях» такую картину рисует). Проблема в качестве и цене сценариев. Был один простой, да сплыл — это когда Медведев шел на второй срок президентства, поддерживаемый Путиным и партией «Единая Россия». Едва партия поверила и стала к нему готовиться, премьер дал задний ход. А после того, как единственный консервативный сценарий был заморожен, остались одни азартные.

— Возникает вопрос: зачем?

— Первый ответ, к сожалению, слишком прост. Потому что хочется. Кроме того, Путин остается лидером обширного класса — путинского класса, если угодно. Он привел их во власть и не может покинуть на произвол судьбы, для него это не шкурный вопрос. Их немало, это не ельцинская «семья». Тысяч сто, думаю, социальная сеть средних размеров. Из-за них Путин сильно ощущает нестабильность, шаткость будущего. Правда, ответственность за это он возлагает на Медведева.

И тут возникает простая мысль, а не проще ли вернуться? Это не какой-то глубоко обдуманный выбор. И Путин не просчитал рисков такого выбора. Ему легко обмануться второстепенными вещами, например, теми же рейтингами. Да, они у Путина чуть выше медведевских. Но ведь это общий вес власти, и он мало что значит, надо просчитывать риски сценариев. А это ни одному, ни другому в голову не приходит.

— Тем не менее почти у всех заинтересованных наблюдателей создается впечатление, что Путин Рубикон уже перешел. Вы не согласны?

— Нет еще. Но всем же ясно, что не Медведев откладывает свое выдвижение. Значит, его тормозит Путин. То есть что-то между ними осталось недоговорено и несогласованно.

Кстати, не думаю, что у Путина есть программа, противоположная медведевской. Тут скорее стилистические разногласия, неясности. Неясны гарантии для путинского крыла истеблишмента, неясны механизмы минимальной стабильности, без которой в реформах далеко не уйдешь. Но и тянуть дальше нельзя. Неясностей все больше, растет и риск столкновений из-за взаимного недоверия.

Я думаю так: раз простого решения нет и мы выбираем между кризисными вариантами, не стоит ли предпочесть наиболее процедурный из них? Поскольку другие еще хуже, не попробовать ли демократический механизм снижения политических рисков? Самое опасное для страны — это атмосфера игры с нулевой суммой, все или ничего. Так не попробовать ли демократическую конкуренцию между двумя кандидатами от партии власти? В мировой истории все демократические институты появлялись в условиях, когда никаким иным способом элиты не могли договориться.

Президент с пробоиной ниже ватерлинии

— Конфликт в элитах дошел уже до такой стадии?

— Потенциально ситуация весьма опасная. Вы думаете, наша политическая культура легко справится с унижением президента, который на цыпочках выйдет из Кремля, уступив место премьеру? А если он еще и сам станет премьером, рокировка приобретет фарсовый характер. И тут уж все креативные пропагандисты России, вместе взятые, не убедят страну, что Медведев не был «договорным президентом» изначально. Что разрушительно для авторитета Медведева, Путина и для самого института президентства. Не могу вообразить себе Медведева в таком положении.

Сегодня видно, что ни тот, ни другой участник тандема не готов сыграть в игру второго — своего партнера, — вложившись в нее полностью. Ну тогда последним решением остается конкурентный сценарий. Он спасает лицо каждого из них, и делает наш выбор очень серьезным. Да, мне трудно поверить, что Медведев выиграет такие выборы у Путина. Скорее всего, он их проиграет. Но проиграет уже в качестве серьезного политика. Дав тем, кто на него ориентируется, сосчитать друг друга и собраться в коалицию. Превратив нечеткий пароль «модернизации» в предвыборную программу, в одну из главных позиций страны. И кстати, это исключит бродящий в аппарате реваншистский сценарий под лозунгом «Вот Путин вернется, и мы вас всех подушками передушим!».

Кстати, конкурентный сценарий — это последний, который позволит партии власти опять оттянуть на себя внимание страны. Захватив центр сцены и сделав власть главным событием выборов, как 10 лет тому назад. Это будет захватывающее зрелище, на его фоне прочие партии потеряют остроту.

Да, и в этом сценарии есть риски. Наш административный аппарат в необычной ситуации открытого политического выбора ведет себя по-разному. Нужен минимум стабильности, который надо обсудить и гарантировать. Но иначе конфликт. А Путин, если такое случится, станет президентом с пробоиной ниже ватерлинии. Далее риски начнут перемножаться, экономические с политическими, и Россия быстро окажется в крайне тяжелой ситуации. Конкурентный сценарий на этом фоне видится сравнительно простым решением.

— Но для этого нужно, чтобы у Медведева хватило на такой сценарий духа.

— Я не оценщик чужих душ. Есть у Медведева дух на второе президентство или нет — пусть он сам решает. Откуда политику вообще знать заранее, на что он способен? До 8 августа 2008 года Дмитрий Медведев не знал и не мог знать, что ему хватит духа вступить в войну с Грузией, фактической союзницей США. Когда в Вашингтоне, как теперь известно, реально обсуждался план военного вмешательства на стороне Саакашвили. Кстати, не думаю, что президент Путин на такой риск пошел бы — его стиль другой. Его гений тактический.

— Если исходить не из аналитического, а просто календарного хода событий, когда может быть принято окончательное решение проблемы-2012? Декабрь?

— Декабрь чересчур далеко. Учитывая ситуацию на финансовых рынках, к зиме в мире будет весело и без нас. Еще пара падений биржевых курсов, и на Россию перестанут обращать внимание. Пойдем торговать льном, пенькой и духовностью, поскольку черной икры уже нет (смеется).

Наш кризисный график жесткий. Я не верю, что удастся тянуть дальше сентября. Хотя да, я слышал и о таких намерениях. Но это нереально. Сами первые и сорвутся. Они же люди. Я не говорю про комизм положения, когда «Единая Россия» должна прикидываться глуховатой в ответ на вопрос, кого она ведет в президенты. Это как-то в целом не очень хорошо для правящей партии в разгар кампании. А «Народный фронт», который ведет армии призраков на помощь «Единой России», уже опустил ее до 40%.

— А тут еще скандальные праймериз, на которые сначала вроде бы позвали общественников, а теперь их всячески оттирают от мест в предвыборных списках.

— Там сейчас хаос договоренностей наблюдается. Ведь какие-то предвыборные договоренности во всех партиях есть всегда. А тут фронт, погром, и в регионах сформировалась полуоппозиция. Стоит послушать выступления госпожи Слиски, которые транслируют недовольство, которое высказывают в частных разговорах регионалы. Вот цена азарта. В высшей степени азартная идея «Народного фронта» создает угрозу серьезного кризиса прямо посреди предвыборной кампании, где-нибудь в октябре-ноябре. И это еще одна причина того, почему вопрос о кандидате в президенты не удастся отложить на декабрь. Срок решения — август, но не позднее, чем между Ярославским форумом в начале сентября и съездом партии в конце. Вопрос лишь: что это будет за решение? Год назад в систему довольно было ввести фамилию-пароль, и она загружалась с полоборота. Сегодня — нет.

— Не было ли главной ошибкой Медведева на посту президента его столь затянувшееся участие в тандеме?

— Ну и что за цаца «тандем»? Всего лишь союз двух личностей. Политический союз — это удобство, а не канон. А условия политического союза надо уточнять.

Тандем гарантировал преемственность, то есть перед нами страховка. Но в страховке оказалось слишком много неявных условий и ограничений. Постепенно все силы тандема стали уходить на обслуживание стабильности его же самого. Страховое общество оказалось плохим управляющим. И потом знаете, даже отлично застрахованные корабли, случается, тонут.

Мало того, что система управления страной была и прежде плоха. Создание тандема привело к тому, что в руководстве страной возникли две номинально равноправные команды власти, ни одна из которых не являлась полноценной управленческой командой. При формировании их приоритетом была безопасность, а не компетентность. Плюс компромиссы, плюс желание кого-то не пустить внутрь, а кого-то, наоборот, держать под присмотром. Вместе они составляют недурственный кадровый список, да вот беда, вместе никак не складываются. Поэтому энергия их лидеров тратится в никуда. В ожидании «решения, которое объявят своевременно», держава теряет время. Крепким парням во власти и в бизнесе говорят: «Подождите минуточку, мы еще не решили, как вам жить!»

Оба наших парня хоть куда: и президент, и премьер. Но их тандем превратился в политический тромб Государства российского. Пока только тромб, еще не инсульт.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2021, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.542 сек.
Яндекс.Метрика