26 июня 2022 г. Воскресенье | Время МСК: 11:20:37
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Зачем учиться, если можно договориться?




Источник: POINT.RU
добавлено: 04-06-2013
просмотров: 2604

Профессуре в России платят не то чтобы хорошо, и потому многие подрабатывают на студентах: тот, кто не может или не хочет зубрить, «дает на лапу» преподавателю. Это незаконно, и тем не менее как минимум каждый третий студент хотя бы однажды платил за отметку.

Когда Ольге впервые пришлось «договариваться» с профессором, ей было не по себе. Что, если не выйдет? Как он с ней тогда обойдется? Но друзья успокоили: все в порядке вещей. Тогда Ольга решилась: она разговорилась с преподавателем и как бы между делом произнесла кодовую фразу, подсказанную сокурсниками: а нельзя ли «решить вопрос иначе»? После чего вложила 1500 рублей в учебник преподавателя. На этом ее мытарства закончились.

«Я передала деньги и отправилась домой уже с оценкой. Все оказалось легко и просто, - рассказывает девушка, получающая ветеринарное образование. Теперь Ольга не только «покупает» оценки, но даже может не появляться на некоторых экзаменах. - Это Россия!»
Нужно сказать, что Ольга довольно-таки поздно пришла к такому решению. В ее стране родители нередко «задабривают» учителей уже в начальных классах, чтобы те более благосклонно относились к их чадам. И когда школьникам - благодаря купленным отметкам - удается получить заветный аттестат, они продолжают ту же практику в университете. «Коктейль» из личных услуг, подарков и взяток называют звучным словом «блат».

Вся система образования подвержена коррупции

Блат - явление повсеместное: «договариваются» сначала родители, потом студенты; вся система образования подвержена коррупции. И даже ректоры университетов не исключение.
Так, летом 2011 года ректор медицинского университета имени Н.И. Пирогова в Москве заявил, что в числе претендентов на обучение в его вузе имеется 600 абитуриентов с высшими баллами ЕГЭ - что не соответствовало действительности. В результате застолбить за фиктивным отличникам почти все бюджетные места. После того же, как никто из этих «мертвых душ» не приступил к учебе, он продал освободившиеся места по 10 000 евро абитуриентам, у которых не было высоких баллов по ЕГЭ, зато были богатые родители.
С учетом такой продажности образования в России, Государственная Дума считается самым «ученым» парламентом в мире. Из 450 депутатов 143 имеют научную степень, 71 народный избранник именует себя профессором. При этом не для кого не секрет: такие титулы свидетельствуют не об образованности, а, как правило, только о финансовой состоятельности их обладателей.

Серьезную проверку выдерживают очень немногие кандидатские и докторские работы. Не так давно сенсацию произвела проверка 25 диссертаций, защищенных в одном из элитных столичных вузов. Неудовлетворительными в научном плане оказались 24 работы, в том числе и диссертация Андрея Андриянова, на тот момент директора школы-интерната при МГУ и доверенного лица российского президента. Как было доказано, Андриянов купил работу у человека, специализирующегося на написании диссертаций. Это, в частности, объясняет дипломированный химик защищался по истории - в педагогическом вузе.
Андриянов ушел со своего поста, что вызвало громкий протест. Ведь несправедливо ни с того ни с сего наказывать за подобные неувязочки. Вам так не кажется?

Студентам, провалившим экзамен, раздают квитанции

Сомнение вызывают даже научные степени представителей высшего руководства страны: в 2006 году американские ученые доказали, что Владимир Путин в своей кандидатской диссертации страницами списывал из работы, опубликованной в США, и в научном плане действовал аналогично экс-министру обороны ФРГ Карлу-Теодору цу Гуттенбергу.

Эдуард Кляйн активно изучает разного рода уловки в российской системе образования. В настоящий момент он защищает диссертацию в Центре по Восточной Европе Бременского университета на данную тему; в качестве участника студенческого обмена Кляйн пытался разобраться в этой проблематике в Санкт-Петербурге. Что его удивило, так это системность подхода к взяткам. В отдельных учебных заведениях уже в начале семестра беззастенчиво распространяются своего рода прейскуранты. Один российских студент даже рассказывал ему о некой автоматизации коррупции: после экзамена студентам, получившим «неуд», раздают квитанции на денежный перевод. И тот, кто их оплачивает, гарантированно получит на пересдаче положительную отметку.

Подарки стоимостью меньше трех тысяч рублей в России не преследуются в уголовном порядке. Зато за получение подношений в денежной форме можно попасть за решетку и потерять работу. Во всяком случае, таков закон. На практике случаи коррупции в системе образования редко когда получают огласку - при том, что, по оценкам, каждый третий, если не второй студент хотя бы однажды давал взятку. Готовность профессуры к участию в таких играх не то чтобы удивляет: преподавательские оклады составляют в среднем от 18 000 до 26 000 рублей в месяц. В таком городе, как Москва, этого с трудом хватит, чтобы снимать жилье. В результате ленивые и глупые студенты становятся необходимым источником дополнительного дохода.

Дитмар Вульфф, на протяжении 7 лет преподававший в воронежском университете в рамках программы академического обмена, знаком с плачевным положением российского преподавательского состава не понаслышке. Тем не менее, он выступал с критикой коррупции в образовании - что не удерживало родителей от попыток его подкупить. Вульфф такие предложения отвергал, но, как он констатирует, это мало помогало.

«Так, я не допустил одного из студентов до экзамена, официально, - однако впоследствии обнаружил, что завкафедрой поставил ему «зачет», - вспоминает он. В ответ на его недоумение декан просил проявить понимание. «Сам он не был материально заинтересован в таком решении. Его заботило будущее факультета», - говорит Вульфф. Каждый студент платит за обучение в среднем около 40 000 рублей в год. Отсеять кого-то - значит лишиться дохода. А учитывая, что молодежи в России становится все меньше, университеты вынуждены бороться за каждого студента.

В ответ на вопрос, не бывает ли порой у Ольги и ее сокурсников желания взбунтоваться против коррумпированной системы, она говорит: «Нет. Ведь тогда половину потока пришлось бы отчислять после первого семестра, поскольку многие бы не потянули в силу своей неспособности или лени».

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2022, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.104 сек.
Яндекс.Метрика