24 мая 2024 г. Пятница | Время МСК: 08:23:55
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Вадим Кумин: «Смена целей деятельности Центробанка необходима для развития экономики»



Елена Гостева
Источник: Банкир.ру
добавлено: 11-06-2013
просмотров: 3345
Парламентская фракция КПФР традиционно выступает с критикой в адрес работы Центробанка, и эта критика усиливается на фоне обсуждения создания в нашей стране мегарегулятора. О том, что надо изменить в работе ЦБ, и почему надо законодательно обязать ЦБ отвечать за развитие экономики страны, рассказал член фракции КПФР в Государственной Думе, заместитель председателя финансового комитета Думы Вадим Кумин.

- На конференции Ассоциации региональных банков России вы выступили с резкой критикой в адрес Центробанка и проводимой им политики. Скажите, в чем заключаются претензии фракции КПРФ к ЦБ?

- Наша главная претензия к Центробанку заключается в том, что Банк России не готов принять на себя ответственность за состояние дел в экономике России. И сейчас, обсуждая создание в стране мегарегулятора финансового рынка, правительство стремится отдать свои функции такой организации, которая правительству не подчиняется. Именно поэтому фракция КПРФ в Думе голосовала и против создания мегарегулятора – как же можно отдать контроль за всеми финансами в государстве независимому от правительства ведомству, которому законодательно не предписано отвечать за экономику? Смотрите, правительство говорит о том, что планы развития страны требуют повышения доли инвестиций в ВВП России до 25%, а для этого кредит экономике расти дополнительно на 2–3 трлн. рублей в год. Где взять эти средства? Они есть у Банка России, но у Банка России нет ни желания, ни обязанности вкладывать средства в экономику. Тем временем, в 2012 году потенциал восстановительного роста экономики исчерпался. Темпы роста снижались с 5% в 1 квартале 2012 года до 2,2 % в 4 квартале прошлого года, а с этого года мы видим начало рецессии в экономике. И, по нашему мнению, эта рецессия будет затяжной.

- Что же, на ваш взгляд,  надо сделать для решения проблемы кредитования экономики с такой организацией как Центробанк?

- Нужно законодательно обязать ЦБ отвечать не только за стабильность курса рубля и за снижение инфляции, но и экономический рост. Наше же законодательство о Центробанке – явный анахронизм, поскольку Банк России – важнейший субъект экономики, имеющий монопольное право на эмиссию денежных средств, и при этом он никак не отвечает за ситуацию в реальном секторе экономики. И если депутаты не проявят политическую волю и не изменят сложившееся положение, то грандиозные планы развития страны, закрепленные в президентских указах, так и останутся на бумаге, поскольку без соответствующей политики Центрального банка достаточных финансовых ресурсов для технологического перевооружения нам просто не найти.

- Фракция КПРФ выступила против создания мегарегулятора на базе Центробанка, ссылаясь на тот факт, что опыт других стран объединить все регулирование рынка под одной крышей был неудачен?

- Наиболее известным примером страны, которая пыталась создать некое подобие единого регулирующего органа на финансовом рынке, была Англия, где существовало Управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании (Financial Services Authority). Провалы в регулировании, выявившиеся в ходе кризиса, привели к тому, что указанная организация была разделена на два новых агентства, одно из которых подчинено Банку Англии, а другое управляется британским казначейством. Нам же предлагают объединить в рамках одной структуры как полномочия по надзору и регулированию за всем финансовым рынком, так и разработку и реализацию денежно-кредитной политики, которая непосредственно влияет на макроэкономическую ситуацию в стране. Таким образом, при подобном совмещении функций, беспрецедентном в международной практике, возникает очевидный конфликт интересов между задачами финансовой стабильности и целями денежно-кредитной политики, на что, кстати, указал в своем заключении профильный комитет Госдумы.

Приведу пример. Внедрение стандартов Базель 3, по которым должно работать банковское сообщество страны, предполагает значительное повышение требований к достаточности капитала банков. Это требование соответствует задачам повышения устойчивости финансового сектора. Однако такое повышение приведет к резкому падению темпов кредитования экономики, что вступает в противоречие с целями денежно-кредитной политики и ставит под угрозу реализацию задач экономического развития страны в целом. Поэтому все больше ведущих западных стран откладывают введение у себя этих стандартов, поскольку в законах о центральных банков этих стран прямо закреплена обязанность проводить политику, способствующую устойчивому экономическому развитию.

Однако до сих пор попытки внести изменения в закон о Центральном банке, чтобы хотя бы как-то обязать ЦБ отвечать за состояние экономики, уточнить цели его работы, наталкиваются на мощное сопротивление сплоченной группы либералов в правительстве и ЦБ. Вместе с тем, создание мегарегулятора дает прекрасную возможность для решения этих задач. С нашей точки зрения, необходимо вынести на уровень Национального Финансового совета стратегические вопросы работы Банка России, а именно: разработку и утверждение денежно-кредитной политики на средне- и долгосрочную перспективу, политику управления золотовалютными резервами, стратегию развития банковского сектора и финансового сектора в целом. Причем эти документы должны разрабатываться исходя из долгосрочных планов развития страны. Национальный Финансовый совет заменит Национальный Банковский совет и будет, как и прежде, формироваться президентом, правительством и Федеральным Собранием. В свою очередь, Совет директоров Центрального Банка уже должен заниматься оперативными вопросами: надзор, регулирование, рефинансирование, валютные интервенции, а также регулярно отчитываться перед Национальным Финансовым советом о ходе реализации стратегических документов. В противном случае Банк России, забрав себе все полномочия, по-прежнему не будет нести никакой ответственности, что приведет к самым печальным последствиям.

- Как вы предлагаете обеспечить доступность средств для кредитования экономики России?

- В России благодаря политике Центробанка кредит на порядок дороже, чем в Китае или Европе: учетная ставка ЕЦБ — 0,5%, в США — 0,25%, у нас ставка рефинансирования  — 8,25%. При этом в экономике страны не одни «провалы», и деньги в нее идут, бюджет получает доходы от нефтяной отрасли, от строительства и от торговли – как минимум, от этих отраслей. Куда же идут эти средства? В золотовалютные резервы ЦБ и на накопление Фонда национального благосостояния. Мы считаем, что и объемы ЗВР и ФНБ чрезмерны. Когда ЦБ признает ошибочность своей политики, и правительство обяжет ЦБ отвечать за экономический рост, тогда перед ЦБ и встанет вопрос снижения ставок рефинансирования, по которым Банк России кредитует коммерческие банки. Одновременно у Банка России появится желание направлять средства из ЗВР и ФНБ в экономику страны – и даже нужные механизмы финансирования тут же найдутся.

- Но ведь ЦБ и Минфин неоднократно стране говорили, что средства ЗВР и ФНБ нужны стране на тот случай, если на смену хорошим годам придут годы голодные. Например, для того, чтобы стабильность рубля поддержать – разве для этого не нужны резервы?

- Вспомним 2008 год – тогда правительство сказало, что девальвация рубля будет, но она будет плавной. И все спекулянты кинулись скупать валюту. В итоге государство потеряло порядка $ 200 млрд. на поддержке курса. Кому-то от этого стало легче? Далее. Государство ринулось спасать чисто инвестиционные банки – такие как Связь-банк и Кит Финанс – правительство даже не имело права спасать эти банки государственными средствами, а спасало. Мы видели отчет Счетной палаты по санации банка «Союз» – денег на спасение этого банка было потрачено 60 млрд. рублей – это в 10 раз больше, чем объем всех вкладов в этом банке на момент кризиса. Даже включая те, суммы которых выходили за границы страхового возмещения, гарантированного государством. Скажите, это на самом деле надо было делать? Наш ответ – этого делать было не нужно и принесло экономике один вред.

- Центробанк неоднократно осторожно заявлял о том, что практически вся масса ликвидных залогов, которую ЦБ может принимать от банков в обеспечение кредитов, подходит к концу. Но ведь, согласитесь, и кредитовать банки под «воздух», то есть без залога, используя для этого средства ЗВР, опасно. Где выход из ситуации?

- Вся залоговая масса российских банков оценивается примерно в 3 трлн. рублей, из нее примерно 1,5–2 трлн. рублей уже использовано в качестве залога. При этом у наших банков международных кредитов привлечено на $600 млрд. Почему бы Центробанку не принимать в залог те кредиты, которые банки выдают своим клиентам – промышленным предприятиям? Кроме того, стране нужна внятная правительственная программа промышленной политики – нужно понимать, какие сектора промышленности нужно развивать и поддерживать кредитами. Сейчас больше половины банковского сектора России – это прямо или косвенно государственные банки. Надо обязать госбанки поддерживать и развивать успех того предприятия, которое ты кредитуешь. Возьмем, например, предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК). В большинстве предприятий этого сектора существует государственный заказ, то есть они производят ту продукцию, которую потом выкупает государство. Государство как основной акционер должно принять решение о кредитовании этих предприятий госбанками по цене кредита на уровне инфляции, и обязать Центробанк рефинансировать госбанки под залог этих кредитов по ставке на 2–3% ниже уровня инфляции. Взамен госбанки должны получить определенную часть прибыли кредитуемых предприятий. А то сейчас мы имеем ситуацию, когда прибыль банковской системы находится на рекордном уровне, а отечественные предприятия – в убытках, так как банки чрезмерно завысили ставки. Поэтому надо постепенно переходить к системе, в рамках которой банки заинтересованы в успешности кредитуемых ими предприятий. Недавно «Русал» взял кредит у консорциума международных банков, и ставка по этому кредиту плавает в зависимости от цен на мировом рынке на алюминий. Если цена на этот металл идет вниз, то банки берут на себя часть ответственности по кредиту. Надо и наши банки обязать работать так же, то есть участвовать в прибылях и убытках кредитуемого предприятия. Если хотите, то это своего рода внедрение принципов исламского банкинга на нашей земле – хочешь успеха – дели его с клиентом. У нас же сейчас ситуация складывается так, что если у предприятия дела начинают идти плохо, то банк повышает стоимость кредитных денег, и когда предприятие не может этот кредит по объективным причинам вернуть, то банк за бесценок получает активы предприятия.

- Вы выступали и за введение персональной ответственности руководителей ЦБ за ошибки в банковском регулировании.

- Да, нам нужно ужесточение борьбы с коррупцией в банковской сфере и введение персональной ответственности сотрудников Центробанка, в том числе уголовной, за провалы в сфере банковского надзора. События на Кипре показывают, что без контроля за трансграничным движением капитала, который на сегодня отсутствует в Центробанке, нам уже нельзя обойтись. Иначе страна продолжит терять десятки миллиардов долларов в год. Например, работа надзорного блока ЦБ полностью завалена, последний пример тому – банк «Экспресс» из Дагестана.

Хотел бы отметить еще пару моментов. Первый – в настоящее время Банк России регулирует деятельность примерно тысячи кредитных организаций. На финансовом же рынке субъектов как минимум в 10 раз больше. Удастся ли сохранить качество надзора при столь значительном расширении сферы ответственности ЦБ в связи с наделением Банка России полномочиями мегарегулятора? Пока в тексте закона никаких специальных мер для этого не предусмотрено.

Второе. Федеральная служба по финансовому рынку ежегодно готовила подробный доклад о своей деятельности. В отчете Центрального банка перед Государственной Думой равноценной замены не предусматривается, вместо этого нам предлагают публиковать некий обзор финансовой стабильности пару раз в год. Это положение необходимо скорректировать, учитывая объем новых полномочий ЦБ.

Фракция КПРФ полагает, что вопрос о едином регуляторе финансового рынка в связи со своей значимостью, безусловно, требует проведения парламентских слушаний, как это происходило с законопроектом о Росфинагентстве. В целом без решения вопросов стратегического характера в деятельности ЦБ поддержка указанного проекта не имеет смысла. Тем не менее, если наши принципиальные замечания будут услышаны, депутаты фракции КПРФ готовы самым активным образом участвовать в его доработке.

 

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: [email protected]
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2024, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.098 сек.
Яндекс.Метрика