18 января 2019 г. Пятница | Время МСК: 08:21:42
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Елена Стратьева: «МФО вынуждены больше, чем банки, заботиться о клиенте»




Источник: Банкир.ру
добавлено: 21-08-2013
просмотров: 5215
С кем конкурируют микрофинансовые организации, как создать успешную МФО, и бывают ли «легкие деньги», в интервью Bankir.Ru рассказала вице-президент Национального партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР) Елена Стратьева.

– Елена, сейчас на микрофинансовом рынке работает несколько объединений. В частности, НАУМИР и Российский микрофинансовый центр (РМЦ). Чем отличаются их функции?

– Российский микрофинансовый центр появился в 2002 году как ресурсный центр, работающий для развития социального микрофинансирования малого бизнеса и населения. С первых дней Центр оказывает разного рода услуги микрофинансовым институтам: обучение, консалтинг, проведение исследований, рейтингов и т.д. Когда возникла необходимость более прямого представления интересов игроков рынка, появилось Национальное партнерство участников микрофинансового рынка. Это произошло в 2006 году.

НАУМИР в большей степени осуществляет посреднические функции между рынком и законодателями, рынком и государством. Это – членская организация, состоящая из объединений участников рынка и представляющая их интересы.

– Можно сказать, что НАУМИР – это такое АРБ на микрофинансовом рынке?

– В какой-то степени, да.

– Кто сейчас, на ваш взгляд, является основными конкурентами микрофинансовых организаций? Банки?

– Нет, банки в меньшей степени. Конкурентами друг другу являются сами микрофинансовые организации. Это конкуренция в позитивном смысле, потому что она добросовестная и идет на благо рынка.

Самым большим конкурентом микрофинансовых организаций является «серый рынок» кредитования. Как в любом другом бизнесе нерегулируемый рынок несет гораздо меньше расходов, чем легальный. Естественно, права клиентов у таких кредиторов не защищены, и именно там больше всего нарушений. А плохая слава распространяется на всех без разбору.

– Насколько «серый рынок» велик сейчас?

– Благодаря регулированию он уменьшается. До принятия закона о микрофинансовой деятельности в 2010 году рынок МФО был полностью нерегулируемым. Это не значит, что все организации, существовавшие до той поры, работали незаконно, просто тогда не было вообще никакого финансового регулирования, только гражданско-правовое. Рынка никто не видел – он был «невидимым», но не отсутствующим.

В дальнейшем, когда появилось правовое регулирование, стало очевидно, кто собирается «выходить из сумерек», а кто – нет. С 2010 года нерегулируемый рынок микрофинансирования сократился со 100 до 30%. Он представлен организациями, выдающими займы, но без регистрации в государственном реестре МФО. Регулируемый рынок – это организации, выполняющие требования профильного закона «О микрофинансовой деятельности».

Говорить о каких-то кардинальных законодательных ограничениях в области заимствования сложно. В других сферах можно реализовать абсолютно императивные запреты. Но займы – такая вещь, которую запретить нельзя, они слишком распространены в обычной повседневной жизни. Это может привести к тому, что люди не смогут друг другу давать деньги в долг! В то же время, когда организация занимается выдачей займов, оказывая эту услугу на постоянной основе широкому кругу потребителей, то разумные ограничения должны быть установлены, прежде всего, для защиты их прав.

Наилучший способ по вытеснению игроков из «черного» и «серого» рынка – эволюционный: нужно создавать такие условия, чтобы в регулируемом «белом» рынке участникам было более комфортно работать. Например, банки не будут кредитовать те МФО, которые не находятся в Государственном реестре микрофинансовых организаций. Также о каких-то серьезных партнерствах такая организация вряд ли сможет говорить. Будет установлен запрет на рекламу, меры ответственности.

– К микрофинансовому рынку сложилось не очень хорошее отношение. МФО называют ростовщиками.

– И банки бывают разные, в том числе такие, которые кредитуют под очень высокие проценты. Но их почему-то ростовщиками не называют.

– Почему? В связи с чем такой имидж у микрофинансовой отрасли сложился?

– Это – имидж не отрасли, а продукта. Когда принимался закон, микрофинансовыми организациями, которые он регулировал, были фонды и коммерческие МФО, кредитовавшие малый бизнес. И сегодня их процентные ставки ненамного выше, а иногда и ниже ставок иных банков (от 8% годовых). Но в то же время появился продукт «займы до зарплаты» – PayDay Loans, появился как у банков, так и у небанковских организаций. МФО создать проще и быстрее, поэтому многие PayDayLenders просто «зашли» под это регулирование. Но характеризовать целую отрасль по одному лишь продукту неправильно, тем более что несмотря на большую шумиху вокруг этого явления, такие займы занимают лишь 10–12% от объема микрофинансового рынка.

И самое главное – если, например, запретить PDL компаниям регистрироваться как МФО, они что, от этого исчезнут? Нет, просто продолжат работать в рамках ГК. Потребителю от этого точно лучше не станет, а вот контролировать их деятельность, развивать правила и стандарты по защите прав потребителей, снижать ставки, в конце концов, станет намного сложнее. Поэтому нужно быть осторожным с демагогией, которую мы, извините за прямоту, иногда слышим. Это может привести к постановке ложных целей вместо того, чтобы решать реальные задачи и сокращать объемы «серого» кредитования, одновременно с этим повышая ответственность и прозрачность регулируемых компаний.

Отрасль появилась недавно, а деятельность банков еще с советских времен ассоциировалась с государством. И сейчас банки более тщательно регулируются с его стороны. В результате люди, нередко критично относясь к МФО, воспринимают банки как нечто более стабильное и защищенное именно государством.

Но эта стабильность имеет свои особенности: банки статичны, им трудно быть мобильными, сложно оперативно реагировать на какие-то потребности клиентов. Если говорить о малом бизнесе, то, как бы ни говорили, что кредитоваться в банках стало проще, но получить кредит по небольшим ставкам по-прежнему сложно: нужно собрать большой пакет документов, предоставить нормальное обеспечение, что могут сделать не все заемщики.

Само по себе предоставление клиенту возможности получить то, что ему нужно сейчас (что и делают МФО), уже является заботой о клиенте.

https://www.zaymer.ru/zaymy-srochno

МФО не согласны с тем, что их называют ростовщиками.

– И что они делают для того, чтобы изменить ситуацию?

– Формально, с точки зрения Гражданского кодекса, отношения заемщика и кредитора – это отношения равных. Если человек хочет – он берет деньги в долг, не хочет – не берет. С юридической точки зрения на МФО нельзя возлагать ответственность за то, что они выдают деньги под большие проценты.

Но при этом необходимо рассматривать данный вопрос и с социальной точки зрения. Поэтому качественные МФО, которые находятся в Реестре, сейчас активно применяют разного рода технологии, которые можно характеризовать как заботу о клиенте.

Они следуют определенным стандартам взаимодействия с клиентами. Это абсолютное саморегулирование, потому что такие стандарты навязать сверху нельзя: стандарты взаимодействия с клиентами МФО сами придумывают и сами исполняют. Они касаются не только работы с просрочкой, но и взаимодействием с заемщиком на момент выдачи кредита, когда человеку нужно предоставить максимально полную информацию об условиях кредитования.

Еще один миф, который нужно развеять, – это то, что микрофинансовые организации хотят «запудрить мозг» клиенту, дать ему деньги, независимо от того, понимает человек, сколько придется платить за это в будущем, или нет. Наоборот, МФО заинтересованы в том, чтобы максимально подробно все объяснить заемщику, чтобы он потом вернул полученные деньги.

Специфика микрофинансового рынка такова, что МФО вынуждены в какой-то степени больше, чем банки, заботиться о клиенте.

– Как складываются отношения МФО с институтом финансового омбудсмена?

– Законодательного требования о присоединении МФО к институту финансового омбудсмена сейчас нет. Но микрофинансовые организации могут инициировать это сами, что они и делают. Причем делают это с удовольствием, очень активно и заинтересованно. Сегодня к институту финансового омбудсмена присоединились 7 крупнейших розничных МФО, составляющих более 50% рынка.

Мы проводили много мероприятий на данную тему, круглых столов, где МФО рассказывали о том, насколько им легче стало работать с проблемными займами после присоединения к институту финансового омбудсмена.

– Как строится работа с задолженностью в сфере МФО?

– По-разному. Это – внутренние процедуры, которые у каждой МФО свои.

– С «паяльниками» ходят?

– Нет. Если кто и ходит, то как раз «серые» кредиторы. Факт состояния МФО в Реестре – свидетельство готовности работать только в рамках закона и стандартов. Это – их главное отличие. Поэтому в отношениях с такими организациями права потребителей защищены лучше, в том числе и с участием государства.

– Насколько активно МФО работают с бюро кредитных историй?

– Активно. Но по информации самих бюро они не очень удовлетворены процессом предоставления информации со стороны МФО. Хотя микрофинансовые организации должны понимать, что, прежде чем из сосуда что-то черпать, его необходимо чем-то наполнить. Клиенты МФО – это не совсем то, что клиенты банков, и работать на банковской базе для МФО неэффективно.

– Может ли МФО выстроить долгосрочные отношения с клиентами, учитывая то, что обычно люди обращаются в микрофинансовые организации, когда у них испорчена кредитная история, или деньги требуются срочно, или нужны средства на стартап. Когда они станут благонадежными заемщиками, то, вероятно, обратятся уже в банк, где более низкая ставка.

– Конечно. На этом и строится партнерство МФО и банков. И восстановление кредитной истории, и помощь начинающему бизнесу – очень важные функции МФО. Но благонадежность и микрозаймы – не взаимоисключающие понятия.

Даже бизнесу, являющемуся клиентом банка, для того, чтобы получить кредит, нужно время. А бывает, что предпринимателю деньги требуются срочно, и если не получить их быстро, можно понести такие убытки и расходы, которые будут несоразмерны с процентной ставкой по кредитам МФО.

– МФО должны ответственно относиться к заемщикам, которые часто не совсем понимают, что кредит нужно возвращать. В Индии, например, не будут выдавать займы, если у человека есть долг свыше $1 тыс. Почему бы российским МФО не поступать также, чтобы не делать деньги любой ценой?

– У каждой микрофинансовой организации – своя система скоринга. Возможно, у кого-то действуют такие же правила, как и в Индии. Но в любом случае нужен индивидуальный подход, который МФО может обеспечить и отойти от ею же самой установленной нормы. Иногда при наличии какой-то задолженности целесообразно больше денег не давать. Но бывает, что человеку выгоднее перекредитоваться и реструктурировать имеющийся долг.

«Белые» организации не заинтересованы в том, чтобы закредитовывать человека.

Когда мы говорим о каких-то вложениях, инвестициях, то люди более ответственно подходят к выбору финансовой организации. Проверяют, смогут ли потом вернуть свои деньги. В случае с кредитами заемщику кажется, что терять ему особенно нечего. Ведь это не он отдает деньги, а наоборот. Это неправильно. Имеет значение, придет ли кто-то потом (в случае чего) с «паяльником» или подаст на тебя в суд, и какие суммы будут указаны в исковом заявлении. Предположим, человеку дали в долг 3 рубля, а потом подали в суд на 3 млн., притом совершенно легально, красиво – на основании договора, который клиент подписал, не вчитываясь. Такой сценарий менее вероятен в открыто и легально работающих МФО, а не тех, кто расклеивает объявления с указанием одних лишь телефонов.

– Рынок МФО сейчас саморегулируется?

– Рынок находится на начальном этапе саморегулирования. Пока создание СРО – право МФО, и они уже создаются. Сейчас обсуждается введение обязательного саморегулирования в сфере микрофинансовых организаций.

У нас есть положительный опыт саморегулирования в сфере кредитной кооперации. То, как работает СРО кредитных кооперативов, показывает, насколько это эффективно, это подтверждает и ФСФР.

В свое время наиболее продвинутые МФО тоже поняли важность такого объединения и создали НП «Мир», куда вошли наиболее крупные микрофинансовые организации. Еще до введения саморегулирования это объединение установило для своих членов стандарты деятельности, которые направлены на защиту прав их клиентов.

– Каким признакам должны соответствовать МФО, работающие на законных основаниях?

– Они должны обязательно входить в Реестр. Перечень этих МФО есть на сайте Федеральной службы по финансовым рынкам. Хорошо, если компания входит еще в какие-то объединения и ассоциации. Чем больше организация себя показывает – тем более она открыта, тем больше ей можно доверять.

– Были уже случаи выхода компаний из Реестра?

– Да. Такая тенденция появилась в конце прошлого года. Выход из Реестра может быть, в частности, связан с тем, что некоторые компании понимают, что это не их сфера деятельности, и закрываются.

В Реестре нужно не просто быть, с ФСФР нужно работать, регулярно предоставлять отчетность, обеспечивать соблюдение норм закона.

– Кто создает МФО?

– Здесь можно выделить разные инициативные группы. Это могут быть бывшие банкиры, обладающие опытом работы в похожей сфере; могут быть люди, которые разбираются в финансовых вопросах и у которых есть деньги для этого бизнеса. Но также есть группа людей, которые «ведутся» на высокие проценты, по которым работает МФО, выдавая «займы до зарплаты», считают, что эта деятельность достаточно высокомаржинальная, и у них, как в мультике про Скруджа Макдака, сразу появляются доллары в глазах.

Нужно понимать, что любой бизнес доходен только тогда, когда им занимаешься. Нет совершенно легких денег. Только в рулетку можно выиграть и то нечасто.

К нам многие приходят с вопросом о том, как создать МФО, мы помогаем им – у нас есть обучающие курсы. Мы специально разработали курсы по созданию МФО, организации деятельности, заполнению отчетности. Но очень часто много времени приходится потратить на то, чтобы убедить людей в том, что им не нужно заниматься этим бизнесом.

Люди не всегда понимают специфику микрофинансовой деятельности, воспринимая себя, скорее, как вкладчика в банке, который положил деньги на депозит и сам больше ничего не делает, а доход все равно начисляется. Они не задумываются о том, что, работая в МФО, деньги нужно постоянно выдавать, при этом понимая, кому ты их предоставляешь, потом нужно их собирать. И всё это необходимо делать цивилизованно. Плюс к этому придется регулярно отчитываться перед ФСФР, иметь доброе имя, поддерживать репутацию и соблюдать закон. Есть много всего того, что ты должен делать, чтобы заработать эти деньги.

– Что нужно делать, чтобы создать успешную МФО?

– По большому счету, какой-то глобальной разницы между обычным стартапом какого угодно бизнеса и МФО нет.

Нужно иметь представление об общей организации бизнеса, понимать специфику деятельности МФО; учитывать не только доходы, но и расходы, которые обязательно будут сопутствовать бизнесу.

Также должна быть потенциальная готовность работать легально и максимально открыто.

– Какие источники фондирования есть у МФО?

– Их кредитуют банки и довольно активно. Это тоже способствует «обелению» рынка: ведь, чтобы получить кредит в банке, МФО нужно иметь рейтинг и соответствовать многим другим условиям.

Также микрофинансовые организации привлекают деньги инвесторов. В прошлом году МФО начали выходить на рынок облигаций.

– Есть планы у МФО по снижению ставок, и за счет чего это может произойти?

– В первую очередь за счет конкуренции: чем больше будет МФО, чем более прозрачными они будут, чем более цивилизованным станет рынок, тем выше будет вероятность возврата денег, и тем ниже могут быть ставки.

– Ожидаете каких-то изменений на рынке МФО с появлением мегарегулятора?

– Надеемся, что если и будет ужесточение регулирования, то оно будет направлено на поддержку прозрачных участников рынка. В новом регулирующем органе останутся работать те же люди с их знаниями того, как функционирует рынок, что ему нужно.

Микрофинансовый рынок не нужно сильно регулировать, потому что его сила – в его мобильности.

– Некоторые банкиры жалуются, что рынок МФО как-то слабо регулируется.

– Я думаю, они немного лукавят. Регулирование соответствует риску, а он у банков и МФО разный, так как последние не привлекают депозиты. И регулирование МФО сегодня такое, какое и нужно. К тому же банки зарабатывают не только на выдаче кредитов. Возможностей оказания банковских услуг и таких заработков у МФО нет. Только выдача займов. Да, их не так жестко регулируют, но и не так поддерживают.

Когда был кризис, кредитные кооперативы (МФО тогда еще не было) были обижены на то, что им никто не помогал. Хотя некоторые из них, особенно в маленьких городах, буквально спасли малый бизнес, который банки просто перестали кредитовать.

МФО работают иначе, чем банки, они более мобильны. Сравнивать их – это все равно что сравнить большой завод и совсем небольшое предприятие. Последнее более юркое, и его не нужно ничем загромождать.

– В чем основная потребность рынка МФО сейчас?

– В очищении рынка от недобросовестных игроков, в повсеместном внедрении принципов ответственного кредитования и исчезновении «серого» рынка.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.208 сек.
Яндекс.Метрика