20 сентября 2021 г. Понедельник | Время МСК: 00:16:08
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Кратчайшая история ФСФР в жизнеописаниях ее главнейших деятелей



добавлено: 29-10-2013
просмотров: 2382
История ФКЦБ/ФСФР странным образом напоминает историю СССР в миниатюре: период революционной романтики — тоталитаризм ради высоких целей — благостный застой — развал. А теперь о том же, но чуть подробнее.

Все нижеописанное является субъективным взглядом автора, которому по долгу службы посчастливилось лично познакомиться со всеми руководителями нашего главного до недавних пор фондового регулятора. Автор просит не обижаться, если вдруг какие-нибудь из высказанных им оценок покажутся уважаемым читателям недостаточно объективными или взвешенными, а также если автор что-либо запамятовал, пропустил или упомянул лишнее. Автор старался добросовестно вспомнить все, но память человеческая — штука сложная и имеет удивительное свойство забывать.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Доисторический период фондового регулирования, мифический «золотой век», был связан с господством Министерства финансов, монопольно и безраздельно властвовавшим над всем небанковским финансовым миром (и не говорите мне, что такового мира в те времена не существовало, старожилы помнят иное). Даже первые аттестаты на право работы на фондовом рынке (бумажка, на мой взгляд, совершенно ненужная) изначально выдавались Минфином. Но это первая часть предыстории. Вторая часть пред­ыстории — создание проторегулятора. Он был образован Распоряжением Президента РФ от 9 марта 1993 г. № 163-рп (кто-нибудь отмечал в этом году его 20-летие?) и назывался «Комиссия по ценным бумагам и фондовым биржам при Президенте РФ». И первым ее главой и в хорошем смысле крестным отцом стал всем известный Анатолий Борисович Чубайс, которому должность первого вице-премьера не мешала совмещать эти посты. Нахождение Комиссии вне правительственного аппарата позволяло превратить ее в круглосуточно работающий принтер по изданию нормативно-правовых актов, которые сразу вступали в силу, так как не подлежали даже регистрации в Минюсте.

ВАСИЛЬЕВ

1 июля 1996 г., ровно за 5 лет до рождения любимой дочки автора данного очерка, Указом Президента РФ № 1009 Комиссия при Президенте была преобразована в Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг (ФКЦБ России) и заняла подобающее ей место в структуре исполнительной власти, перейдя от подчинения президенту в подчинение правительству. Ее первым руководителем стал 34-летний член команды А. Чубайса, Дмитрий Валерьевич Васильев, бывший научный сотрудник знаменитого ленинградского Института социально-экономических проблем, который подарил российской истории множество либеральных политиков и ученых. Некоторые исследователи полагают, что выходцы из ИСЭПа и породили эти самые социально-экономические проблемы. Затем ДВВ занимался приватизацией в Петербурге и Госком­имуществе и перенес дух стихийного либерализма в первый правительственный самостоятельный финрегулятор.

К тому времени в России уже действовали базовые для нашей индустрии законы: № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг». Функционировали десятки бирж, зарождались прообразы саморегулирования (ПАУФОР) и даже рассчитывался наш базовый фондовый индикатор — Индекс РТС. Недолгое, но яркое правление ДВВ запомнилось бурным нормотворчеством и активным в него вовлечением профессионального сообщества. Рынок ценных бумаг тогда жил скорее в Хай­ековской парадигме «космоса», когда первые правила игры придумывали сами участники, а потом они формализовывались в актах официального регулятора. Так, например, создавалась организованная торговля на площадке ПАУФОР/РТС. Рынок же коллективных инвестиций, активным апологетом которого оказался ДВВ, строился в парадигме «таксиса», т. е. сначала созрел в голове чиновников (ну или их американских консультантов), а потом был спущен сверху вниз для исполнения. Пожелания были, несомненно, самые благие, но долгое время количество приказов ФКЦБ по регулированию деятельности ПИФов многократно превосходило число самих ПИФов.

Запомнился Дмитрий Валерьевич и своей резкой дискуссией о путях развития российского рынка ценных бумаг со своим не менее ярким визави из Центрального банка Андреем Андреевичем Козловым, к сожалению, безвременно погибшем. Суть спора можно приблизительно выразить дихотомией: американский vs германский путь. То есть массовый слой акционеров, преобладание публичных компаний, наличие профессиональных посредников, упор на защиту миноритариев и корпоративное управление, или же концентрированные пакеты, главные игроки — крупные универсальные банки, упор на пруденциальный надзор в регулировании. Спор разрешился диалектически: институты и регулятивные органы у нас получились скорее по американскому образцу (так было до создания мегарегулятора), структура рынка и концентрация долей участия — по германскому. Однако из этого вроде бы теоретического спора возникли две не особо дружные трехзвенные вертикали рыночного регулирования: госрегулятор — СРО — Биржа, соответственно, ФКЦБ — НАУФОР — РТС и ЦБ РФ — НФА — ММВБ. Лишь через несколько лет мы увидим, как биржа банков съест биржу брокеров, а потом банковский регулятор, не поперхнувшись, проглотит своего старого оппонента.

После ухода с госслужбы ДВВ показал себя разносторонним специалистом — возглавлял ряд общественных институтов, занимающихся корпоративным правом и защитой прав инвесторов, был одним из менеджеров Мосэнерго и управляющим директором JP Morgan.

КОСТИКОВ

Сменивший его в 2000 г. на посту главы ФСФР бывший комсомольский активист Игорь Владимирович Костиков привнес совсем другой стиль управления и выстроил совсем другие отношения со своими рыночными «подопечными». До прихода на госслужбу он был известен участникам рынка как создатель и глава петербургской инвестиционной компании «Александр В. Костиков и партнеры» (АВК), которая в свое время неожиданно для некоторых, более крупных, компаний стала монопольным оператором на рынке муниципального долга Санкт-Петербурга. Справедливости ради надо признать, что в то время Петербург был пионером в области муниципальных заимствований и имел, пожалуй, самый ликвидный, развитой и привлекательный рынок долга среди региональных властей. Этому, конечно, не мог радоваться и ставший к тому времени зампредседателя финансового комитета мэрии Санкт-Петербурга И. Костиков, курировавший рынок МКО. Потом, возглавляя фондовый регулятор, ИВК был вынужден затратить немало усилий, чтобы убедить недоверчивую публику в отсутствии своей аффилированности с компанией АВК, которая к тому времени стала лидером в сфере финансового консультирования.

Г-н Костиков, в отличие от некоторых других его коллег по креслу главы ФКЦБ, несомненно, обладал цельным видением идеала фондового рынка, которое стремился воплотить достаточно жесткими (на мой чувствительный вкус, чересчур) методами. Саморегулируемые организации из института диалога между властью и рынком были превращены в отделы контроля и сбора отчетности для регулятора, вольнодумие закончилось, на редких жалобных критиков смотрели как на отчаянных смельчаков. Однако ИВК заложил основы функционирующей до сих пор без существенных изменений системы раскрытия информации об эмитентах через уполномоченные информагентства, начал формирование системы по борьбе с инсайдом и манипулированием рынком и, конечно же, был инициатором создания вершины корпоративной мысли того времени — российского Кодекса корпоративного управления. Вообще Игорь Владимирович был большим любителем формальных процедур — при нем были существенно усложнены стандарты проспектов эмиссий, процедуры аттестации специалистов и выдачи лицензий, в том числе лицензий на деятельность СРО. Ну и конечно, блестящий образец того, что может родить заинтересованная бюрократическая машина, — создание и насаждение института финансовых консультантов, совершенно бессмысленного и даже вредного с точки зрения развития рынка, но отнюдь не с точки зрения бенефициаров процесса.

Теперь ИВК на посту главы Фин­потребсоюза возглавляет битву за права потребителей финансовых услуг. Дело, несомненно, благородное.

ВЬЮГИН

Следующий глава фондового ведомства, Олег Вячеславович Вьюгин, был хорошо известен инвестиционному сообществу. Он был первым непетербуржцем в этом кресле, что не помешало ему успеть поработать заместителем минис­тра финансов РФ, первым зампредом ЦБ РФ и главным экономистом «Тройки Диалог», т. е. к моменту своего назначения он успел познать фондовый рынок со всех макроэкономических сторон. ОВВ возглавил ведомство во время очередной административной реформы в 2004 г., когда было модно говорить о разделении правоустанавливающих и правоприменительных функций в госуправлении. Впрочем, рынка ценных бумаг та реформа (в отличие от, например, страхового рынка) совсем не затронула, оставив и надзор, и регулирование в рамках одного, но нового ведомства — Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР), образованной Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 (кто-нибудь отметит в следующем году ее 10-летие?).

О. Вьюгин начал с совершенно правильных и благородных деяний: первым делом он ликвидировал институт финансовых консультантов, а затем объявил вой­ну коррупции в ведомстве, обещав повесить на дверях своей приемной любого заподозренного в таковой. Висельников, впрочем, на Ленинском, 9 обнаружено не было, но это ничего не доказывает.

Правление ОВВ — достаточно миролюбивое и гуманное по отношению к профессиональным участникам по сравнению с предыдущим периодом — дало бы, однако, институционалистам возможность порассуждать о наглядном примере концепции «захвата регулятора», когда «ведомство фактически начинает представлять уже не интересы общества в регулируемой отрасли, а интересы отрасли в структуре государственной власти»1.

Однако это время было отмечено и целым рядом новаций, которые между тем были неоднозначно восприняты экспертным сообществом. В частности: появление института российских депозитарных расписок (на мой взгляд, мертворожденный объект права) и биржевых облигаций (более удачный пример); внесение изменений в Гражданский Кодекс, дающих судебную защиту срочным сделкам (тема, после дефолта 1998 г. активно лоббируемая рядом игроков); и наконец, Приказ ФСФР РФ от 7 марта 2006 г. № 06-24/пз-н «Об утверждении Правил осуществления брокерской деятельности при совершении на рынке ценных бумаг сделок с использованием денежных средств и/или ценных бумаг, переданных брокером в заем клиенту (маржинальных сделок)». Для своего времени это был настоящий цивилистический прорыв.

ОВВ был замечен, по крайней мере, еще в одной крупной инициативе — идее создания нового суперведомства — мегарегулятора небанковского финансового рынка (да, да, не удивляйтесь, тема вовсе не такая свежая, как кому-то кажется). Правда, та идея заключалась в создании отдельного ведомства, выведенного из системы исполнительной власти и финансируемого за счет взносов профучастников, что вряд ли могло найти поддержку во властных структурах того времени.

При ОВВ началась и разработка ряда важнейших для фондового рынка законопроектов (например, Большой Тройки законов — о биржах, о клиринге и о центродепе), но пожинать плоды того начала стали уже преемники О. Вьюгина.

Покинув высокий пост, ОВВ, как один из сильнейших макроэкономистов современной России, занимал должности, предполагающие рассуждения о высоких материях, — председателя советов директоров НАУФОР и МДМ-Банка.

МИЛОВИДОВ

Преемник Вьюгина, мастер пейзажной фотографии, Владимир Дмитриевич Миловидов, как и его предшественник, был выходцем из академической среды, долгое время проработав в ИМЭМО РАН. Он одним из первых в России в начале 1990-х гг. написал монографию о деятельности паевых инвестиционных фондов и до сих пор не оставляет научной и публицистической деятельности. Однако ВДМ успел побывать «в шкуре» и опытного аппаратчика, и зампредом (первым) председателя ФКЦБ при г-не Костикове, и начальником специально «под него» созданного департамента финансовых рынков и имущественных отношений Аппарата Правительства РФ и, наконец, помощником премьера М. Е. Фрадкова.

Возглавив в 2007 г. Службу, ВДМ вернулся ко многим своим бывшим сослуживцам, с которыми расстался всего 4 года назад. При нем были приняты долго и мучительно обсуждавшиеся законы. Один из них — 224-ФЗ от 27 июля 2010 г. «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» — закон, несомненно, нужный, но, как мне представляется, до сих пор ни Служба, ни участники рынка толком не знают, что с ним делать, да и правоприменительная практика по нему пока особенно не впечатляет. Другие примеры: № 7-ФЗ и № 8-ФЗ от 7 февраля 2011 г. «О клиринге и клиринговой деятельности» и «О внесении изменений…». Вторым из этой законодательной пары были внесены важные коррективы в ряд ФЗ, вводящие механизм ликвидационного неттинга. Отсюда вся история с репозитарием, аккумулирующем информацию о внебиржевых деривативах и договорах РЕПО. Это были важные изменения, особенно для крупных участников. Вспомним также законодательные нормы (на практике не работающие) об иностранных ценных бумагах (№ 74-ФЗ от 28 апреля 2009 г.), о введении понятия (на мой взгляд, некорректного) квалифицированного инвестора (№ 334-ФЗ от 6 декабря 2007 г.) и целый ряд поправок к налоговому законодательству (№ 281-ФЗ от 25 ноября 2009 г.).

Конечно, Владимиру Дмитриевичу не повезло оказаться во главе фондового регулятора в разгар финансового кризиса 2008—2009 гг. Участникам рынка наверняка запомнятся хаотичные, дезориентирующие рынок остановки биржевых торгов в начале кризиса, иногда по нескольку раз в день.

От многих других чиновников ВДМ отличался повышенной активностью в социальных сетях, а его полушутливые рассказы в ЖЖ о стороже Миловидыче, охраняющем рынок, вызывали неизменный интерес профучастников. Также он начал благородное, но не слишком благодарное движение за финансовую грамотность, энтузиасты которого до сих пор колесят по нашей стране. В журнале главного энтузиаста, впрочем, данная статья и публикуется.

В отличие от своего предшественника, г-н Миловидов отличался заметно более жестким подходом к участникам рынка (школа Костикова?). Его инициативы по заметному повышению требований к капиталу, отзыв лицензий у знаковых фигур финансовой инфраструктуры, подталкивание к слиянию бирж РТС и ММВБ и пр. не могли быть поддержаны широким профессиональным сообществом и даже другими профильными ведомствами.

Не самым удачным аппаратным ходом можно назвать и инициативу создать Совет по развитию финансовых рынков при Президенте РФ в обход профильного вице-премьера Алексея Кудрина. Впрочем, в итоге г-н Кудрин этот Совет и возглавил, а спустя некоторое время ВДМ было предложено объединиться с подведомственной Минфину Службой страхового надзора с одновременной передачей в МФ РФ права внесения в правительство законопроектов по всем сегментам финансовых рынков, а также по регулированию базовых параметров профучастников, включая размер минимального капитала. Эту реформу ВДМ уже не пережил и в апреле 2011 г. подал в отставку. Впрочем, на следующий же день он был назначен вице-президентом Роснефти, а вскоре возглавил кафедру в МГИМО.

ПАНКИН

Пришедший ему на смену с должности замминистра финансов РФ Дмитрий Владимирович Панкин, по идее, должен был обеспечить тесную координацию с ведомством А. Кудрина, с которым его связывали долгие годы совместной работы. Но не преуспел. Наверное, потому что менее чем через полгода после назначения ДВП его патрон практически в прямом эфире Центрального телевидения огласил прошение об отставке. Возглавляя ведомство меньше своих предшественников, он и сделал меньше, и в памяти потомков, видимо, останется как Последний в Истории Человечества Руководитель ФСФР.

Однако пока мы все-таки можем кое-что вспомнить.

Как и полагается новому, мудрому правителю, ДВП начал с того, что отменил распоряжения своего предшественника по повышению требований к капиталу профиков, чем, естественно, поначалу снискал их расположение. К заслугам ведомства времен ДВП можно отнести принятие Закона от 29 декабря 2012 г. № 282-ФЗ, которым значительно упрощались процедуры эмиссии. Также при нем были утверждены важнейшие законы: от 21 ноября 2011 г. № 325-ФЗ «Об организованных торгах» и от 7 декабря 2011 г. № 414-ФЗ «О центральном депозитарии». Правда, сам ДВП к их разработке и принятию отношения поиметь не успел. В дискуссии о Центральном депозитарии победила концепция ЦБ РФ — ММВБ, к удивлению специалистов, поддержанная и ФСФР, что отчасти и пред­определило ее дальнейшую судьбу. Тем не менее при ДВП (и его поддержке) произошло окончательное поглощение биржей ММВБ биржи РТС, что кардинально изменило сложившийся еще во времена Д. Васильева баланс межведомственных сил.

Большую часть времени ДВП и его ведомства уходило, видимо, на организационные мероприятия. Так, надо было «переварить» свалившуюся на них ФССН с совершенно новыми (для старожилов Ленинского, 9 да и для их начальника) и многочисленными проблемами страхования, ОСАГО, техосмотра, актуариев, доставшихся от Минфина, быстро плодящихся микрофинансовых организаций, кредитных кооперативов, etc. Бюрократическая логика требовала просить у руководства дополнительных бюджетов, штатов, площадей и полномочий (вплоть до весьма оригинальных, например права оперативно-розыскной деятельности). Руководство же предложило иной подход к решению проблемы: «баба с возу — кобыле легче». В августе 2013 г. в новой Службе Банка России по финансовым рынкам места Дмитрию Владимировичу не нашлось (единственному из руководства ФСФР), и он вернулся на специально открытую должность 10-го заместителя министра финансов РФ. Таким образом, вынужден констатировать, что, несмотря на прошлые заслуги, ДВП как глава финансового надзора проиграл все битвы, включая битву за собственное кресло. И в его кресле теперь сидит представитель Банка России.

Так завершилась 20-летняя история ведомства, которое в меру сил строило, развивало, надзирало и регулировало самый интеллектуальный, самый быстро развивающийся и подвижный рынок современности — рынок ценных бумаг.

P. S.

Существует теория, объясняющая динамику развития ФКЦБ/ФСФР. Дело в том, что всю историю Службы кабинет ее руководителя располагался в угловой комнате на 15-м этаже 16-этажного здания на Ленинском пр., 9 (16-й этаж отдан под столовую). На крыше, на том самом углу, ровно над кабинетом Руководителя, стоит странная антенна непонятного назначения (ее видно с земли). Старожилы Службы говорят, что вход на крышу опломбирован Секретными Печатями. А один из Руководителей даже мне рассказывал, что проверял уровень электромагнитного излучения у себя в кабинете и там изрядно «фонило». Наверное, поэтому все происходило одинаково с поправками на индивидуальный интеллект и темперамент. Сначала в кабинет въезжал новый глава, полный сил, энтузиазма, либеральных идей и желания познавать новое и общаться с народом.

Со временем влияние антенны сказывалось: руководитель все меньше желал советоваться с рынком, замыкался в собственных идеях, отказывался признавать неудачи и начинал конфликтовать с соседями. Для появления заметных изменений необходимо было год-два нахождения в том самом кабинете. Когда изменения становились слишком заметны, в кабинет запускали нового начальника. Недаром никто из руководителей не проработал и 5 лет. Дмитрию Владимировичу перед его назначением я рассказывал эту теорию, предупреждая о последствиях. Поэтому, видимо, он и начал себе делать новый роскошный кабинет, но несколькими этажами ниже. Впрочем, не успел. По крайней мере, есть вероятность, что новый Глава Службы, совершая ошибки, не сможет ссылаться на вредоносное действие антенны, а будет отвечать за них сам. Хотя, конечно, лучше бы он их вовсе не делал.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2021, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 1.071 сек.
Яндекс.Метрика