22 ноября 2019 г. Пятница | Время МСК: 08:44:10
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Передача денег детям — это зло

Роман Авдеев — многодетный отец и миллиардер



Николай Гришин
Источник: Ъ-Секрет фирмы
добавлено: 15-04-2014
просмотров: 2591
Как и кому передать капитал, когда у тебя 23 ребенка? Роман Авдеев, основатель Московского кредитного банка, миллиардер и многодетный отец, нашел довольно простое решение.

Имение Романа Авдеева в Одинцовском районе Московской области напоминает небольшой поселок, населенный детьми: четыре дома, где у каждого ребенка есть своя комната; два микроавтобуса, чтобы ездить в школу и садик. Хозяйством занимается супруга Авдеева, помогают дедушки, бабушки и штат нянь, педагогов, водителей.

У Авдеева четверо своих детей, трое из них (двое сыновей и дочь) живут отдельно, а 19 детей — приемные. В 1990-е Авдеев пытался помогать детским домам, но вскоре разочаровался в системе государственного соцобеспечения и решил, что детям нужна семья. В итоге семья разрослась до внушительных размеров.

Возможности для этого есть. Авдеев — основатель и бенефициар Московского кредитного банка (13-е место среди российских банков по размеру активов на 1 января 2014 года). Также он владеет крупным фармацевтическим предприятием "Верофарм" и активами в сфере недвижимости. В рейтинге миллионеров 2013 года по версии Forbes 47-летний Авдеев занимает 69-е место с состоянием $1,4 млрд.

"Я не собираюсь передавать бизнес своим детям"

Вы уже думали о том, кто и как унаследует ваш бизнес?

Почему-то считается, что семья и бизнес — это одно и то же. По-моему, такой подход — наследие Средних веков, когда были артели, ремесленники. Без семьи было не выжить. Но сейчас мы живем в постиндустриальном обществе, ценности изменились. Бизнес — способ самореализации, возможность удовлетворить свои амбиции, что-то создать. Ну и заработок, конечно, который позволяет решать финансовые проблемы. Но вопрос передачи бизнеса в наследство для меня не стоит, я не собираюсь передавать бизнес своим детям.

Неужели вы не хотите, чтобы вашей компанией управляли ваши дети и внуки?

Я не Рафаэль, вечные вещи не создаю. Все временное. Любой свой бизнес я готов продать в любой момент. Был бы покупатель. Конечно, как основатель компании я несу ответственность перед людьми, которые здесь работают. Но это вопрос создания команды менеджеров, которые могли бы эффективно компанией управлять. Акционеры могут меняться без ущерба для бизнеса.

Вам по большому счету не важно, кто будет акционером, например, вашего банка?

Да. Когда предприниматели начинают рассуждать о своих компаниях в эстетических категориях как о деле всей жизни — это перебор.

Хорошо, а если говорить не о бизнесе, а о капитале. Вы хотите сохранить капитал в семье?

В моей семье нет цели сохранить и приумножить капитал. Я детям помогаю, обучаю их, но не более того. Как в пословице: что давать нуждающемуся — удочку или рыбу? Все говорят: надо давать удочку, а на деле дают рыбу. Знания — это удочка, а деньги — это рыба. Они развращают.

На что-то помимо образования ваши дети могут рассчитывать?

Обязательно. Образование в любом вузе мира плюс необходимый минимум — квартира, машина... Вопрос, конечно, какая машина? Первому сыну, например, я купил "Жигули". Потом он уже сам заработал деньги на нормальный автомобиль.

Какое образование у ваших старших детей?

Когда сыновья окончили школу, у них был какой-то период нигилизма. Так получилось, что сразу в вуз они не пошли. Сначала сами мыкались, потом ко мне пошли работать.

Что будет с вашим состоянием, когда вас не станет?

Вариантов много. Все должно пойти на благотворительность. Сложно сейчас говорить о будущем. У меня ничего не болит, я хорошо себя чувствую. Через 10 лет я собираюсь ходить на работу, а не играть в гольф.

Конечно, жизнь может закончиться в любой момент, я это осознаю. На такой случай есть готовый сценарий, но я не готов о нем рассказывать: дело достаточно интимное. Точно могу сказать, что передача денег детям — зло. Хотя это, конечно, непопулярная точка зрения.

15 тыс. руб. на одного ребенка до 12 лет платит государство в Москве родителям приемных детей. Если семья берет на воспитание троих и более несовершеннолетних детей, то на каждого полагается пособие в размере 18 тыс. руб.

"Новое поколение более агрессивное"

Когда предприниматель целенаправленно готовит себе преемника, это по-человечески понятная модель. Чем вам не угодил семейный бизнес?

Это хорошо работало в аграрном обществе. Отец передавал сыну знания, положение в обществе, наследство. Иначе не выживешь. Сейчас ребенку необходимо самому решить, чего он хочет. Он должен самореализоваться. У человека должен быть выбор, а семейный бизнес такого выбора не дает.

Например, я всегда хотел петь, но медведь наступил на оба уха. Теперь могу взять ребенка и вкладывать деньги, чтобы он запел. Это же худшее, что я могу сделать для ребенка.

Ваши старшие сыновья Антон и Кирилл работают в Московском кредитном банке. Разве им не хотелось бы взять дело в свои руки?

Это вы у них спрашивайте. Моя позиция — взрослый человек должен сам зарабатывать себе на жизнь. Если ему просто дать деньги или должность, он ничего не будет делать. Если посмотреть на американский список Forbes, то большинство капиталов находится в руках у первого поколения. Наследники Форда там, конечно, тоже есть, но многие наследники растеряли капиталы отцов.

Но менеджеры банка отлично осознают, чьи это сыновья. Они их будут "двигать" в любом случае.

Проблема такая есть. Я дал прямую установку: с сыновей спрос больше. Им сложнее реализоваться в моем банке, чем в чьем-либо еще.

Кто-то из сыновей станет президентом банка?

Моего — нет, а какого-нибудь другого — не знаю.

Большинство российских миллионеров сами создавали свои компании. Им на смену придут дети, которые эти бизнесы наследуют. Сможет ли новое поколение удержать и приумножить капиталы?

Не знаю. Новое поколение сильнее предыдущего. У них лучше образование, они лучше конкурируют. Новое поколение более агрессивное, более пассионарное. Наше поколение родом из СССР, и это накладывает отпечаток. Я в школе должен был учить немецкий язык, но не учил — не понимал, зачем мне это нужно.

Вы уверены, что в этом сила молодых, а не слабость? Они же не прошли через школу первоначального накопления капитала, когда могли и застрелить запросто.

Это разве полезная школа? Вот я прошел школу стройбата. Меня туда отправили на два года со второго курса института. Там я полотером отслужил. Было жестковато во всех смыслах. Но я не могу сказать, что это пошло мне на пользу. Для карьеры лучше бы этого и не было. Возможно, если бы остался в институте и продолжил учиться, то стал бы более успешным человеком.

Что еще, на ваш взгляд, отличает новое поколение от людей, родившихся в СССР?

Открытость. Есть масса персональных наблюдений, но общее — это именно открытость миру. Я первый раз побывал за границей в 1989 году и с неким страхом смотрел на все новое, необычное. У детей этого нет. Дети лучше нас, и бизнес они будут создавать лучше нашего. Взрослые всегда говорят: вот, новое поколение никчемное,— а оно просто другое. Я в этом смысле оптимист. Другое — значит лучше.

Если у наследников лучше образование и стартовые позиции, то почему они зачастую "разбазаривают" состояния?

Человек, особенно ребенок, должен формировать себя, для этого ему необходимо чувствовать себя творцом, делать что-то самому. А дети обеспеченных родителей часто живут на всем готовом. Когда они оказываются у руля, то зачастую не готовы к этому.


"Купил пачку "Беломора", угостил сына"

Чтобы воспитывать 23 ребенка, нужно иметь четкую систему подготовки детей к взрослой жизни. Каковы базовые принципы?

Основной тезис — дети должны иметь возможность выбора.

А если этот выбор — курение, например, или алкоголь? Старшие дети не курят у вас?

Не курят. Баловались. Со старшим сыном была история. Пришел во втором классе — хочу попробовать курить. Нет проблем, говорю, покурим сейчас. Я купил пачку "Беломора", угостил сына. Тот, конечно, давится табачным дымом — слезы, рвота. Может, еще покурим, предлагаю? Нет, хватит. Понял, что прямого удовольствия курение не доставляет. И взрослым его не делает.

Ваши младшие дети учатся в Одинцовском государственном колледже. Почему не в частной школе?

У меня был опыт с частной школой — там в основном "почесывают" родителей, а не учат детей. Не нужно запирать детей в какой-нибудь элитной резервации.

Мой сын занимает 100% моего внимания. Как вы организуете общение, чтобы никто из ваших детей не был обделен вниманием?

Главное — уделять ребенку не много внимания, а уделять его именно тогда, когда нужно, когда ему сложно.

В большой семье дети очень многое берут сами на себя. Они же смотрят не только на взрослых, но и друг на друга, на друзей. Получается такая самодостаточная община. Младшие спрашивают у старших. Старшие учат младших.

Какова ваша роль в этой общине?

Мне приходится выступать в роли Бабы-яги. Это, конечно, шутка, но в каждой шутке есть доля истины. Часто приходится именно воспитывать. Все серьезные разговоры — на мне.

Как часто вам удается встречаться всей семьей?

Редко, буквально несколько раз в год. Стараемся куда-то ездить вместе, организуем детские праздники. Но, как правило, не полным составом. Труднее всего, конечно, приходится моей жене — представьте, перед сном всех поцеловать. Целый обход.

Вы готовы взять еще детей?

Никогда не говори "никогда", но сейчас мы решили остановиться. Есть все-таки физические возможности человека и ответственность. Родители должны оставаться живыми и здоровыми, пока дети не войдут во взрослую жизнь.

"Своего сына я так воспитывать не буду"

Вице-президент дирекции по работе с корпоративными клиентами Московского кредитного банка Антон Авдеев (26 лет) рассказал, почему он собирается уходить из банка, принадлежащего его отцу.

— У отца есть достаточно четкая позиция: семейственность, преемственность идет во вред бизнесу. Если дети растут в благоприятных условиях, то это им вредит.

Я работаю в компании, контрольный пакет акций которой принадлежит отцу, но напрямую мы не пересекаемся. Я нахожусь в двойственном положении: сослуживцы изначально общаются с осторожностью, а потом начинают заваливать работой. Отец же всегда говорит, что для его детей не должно быть никаких поблажек.

Работать я начал лет с 15. Учиться времени не было, так что вуз окончил заочно. Сначала создавал свои небольшие бизнес-проекты. Потом менеджеры отца стали привлекать к его компаниям. Параллельно я продолжаю вести свой малый бизнес. В последнее время интересы смещаются к собственным проектам. Потому что в банке я уперся в потолок. Отец здесь выстроил систему так, что я никогда не смогу занять в банке руководящую позицию. Он не хочет мной руководить, поэтому рано или поздно нужно будет уйти.

Когда я только пробовал себя в бизнесе, то пытался обращаться к отцу, но найти общий язык нам не удавалось. Вот представьте, у меня был автосервис. И директор автосервиса хочет посоветоваться с миллионером. Мы друг друга просто не понимали. Изначально это было обидно и неприятно, но потом обижаться я перестал, просто не обращался за помощью из принципа.

Я знаю несколько людей, которые "из коммуналки" выросли в долларовых миллиардеров. У них какое-то другое понимание жизни, нежели у меня. Среди моих знакомых много детей очень обеспеченных родителей. Общаюсь я с ними редко, потому что они другие.

Мы как будто с разных планет. Я должен вкалывать, чтобы заработать миллион рублей, а они могут спустить миллион долларов в никуда. У них ценности как у европейских буржуа: главное — наслаждаться жизнью, не утруждать себя. Понятно, что отец хотел меня бросить в омут, чтобы я научился плавать, и отчасти добился своего: я понимаю ценность денег и умею их зарабатывать. У меня есть интерес к бизнесу. Но своего сына я так воспитывать не буду. Должен быть какой-то баланс между любовью и жесткостью.
Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.205 сек.
Яндекс.Метрика