24 апреля 2024 г. Среда | Время МСК: 03:54:14
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Семь лет без права на инсайд



Олег Мальцев
Журнал "Финанс."
Добавлено: 2009-05-06
Просмотров: 6220

ФСФР запретит выстраивать пирамиды из сделок репо и будет закручивать гайки на срочном рынке. А брокерам, возможно, придется вступать в НАУФОР в обязательном порядке.

Одна из панельных дискуссий в рамках ежегодной конференции НАУФОР была посвящена борьбе с инсайдом и манипулированием ценами – теме очень непростой и весьма своевременной. Напомним, что 13 апреля вступили в силу поправки в законодательство, которые вводят новое понятие манипулирования наряду с административной ответственностью для нарушителей. А на горизонте маячат изменения в уголовный кодекс, предусматривающие еще более суровое наказание за фондовые проступки - лишение свободы на срок до семи лет. Неудивительно, что эти вопросы, как показала дискуссия, тревожат и брокеров, и их крупных клиентов. 

Следить за инвестором. Уголовная ответственность появится только после принятия базового закона о борьбе с манипулированием и инсайдом, отчасти успокоила заместитель руководителя ФСФР Елена Курицына. Это вряд ли произойдет даже в начале следующего года: «скелет» документа Госдума рассмотрит и очевидно примет в первом чтении в эту пятницу, но затем потребуется масса доработок, отнимающих много месяцев. Немаловажно, что уголовная ответственность будет наступать только тогда, когда доказана вина участника торгов в форме прямого умысла. Административная, напомним, предусматривает наказание вне зависимости от того, являлись ли допущенные нарушения умышленными.

В текущей версии законопроекта говорится, что в каждой брокерской компании за соблюдение антиманипулятивных и антиинсайдерских норм будет отвечать отдельное должностное лицо. Брокерам придется пристальнее следить за клиентами, выявляя подозрительные сделки и уведомляя о них регулятора. Формально тут возникает коллизия: даже если фондовый посредник и почувствует неладное, по закону он все-таки обязан исполнить поступившие ему поручения. Впрочем – чего тут лукавить – на практике не так уж трудно найти формальный повод для отказа.

Вступить в НАУФОР. Другое дело, что иногда бывает трудно разглядеть игру с котировками или инсайдерскую торговлю клиента. На фондовом рынке много искушений, и после внедрения очередных запретов зачастую рождаются хитроумные схемы для их обхода. Одним принятием закона проблему не решить, поэтому регулятор обратился к НАУФОР с просьбой составить стандарты действий брокерских домов по предотвращению нарушений со стороны инвесторов, а также собственных работников, пояснила Елена Курицына.

«Я вижу мало смысла в разработке тех рекомендаций, которыми мы сейчас занимаемся по инициативе ФСФР», - заметил на это председатель правления НАУФОР Алексей Тимофеев. – «Мы, конечно, подготовим документ, но до тех пор, пока не появится механизм подчинения этим стандартам, они неэффективны». Какой предлагается выход? Вернуть обязательное членство в саморегулируемой организации (де-факто в НАУФОР). «Мы с ФСФР обсуждаем обязательное членство по крайней мере для тех компаний, которые оказывают услуги розничным инвесторам», - уточнил Алексей Тимофеев.

Порезать «плечи» в FORTS. Еще одной темой панельной дискуссии был заявлен риск-ориентированный надзор на фондовом рынке. Елена Курицына признала, что понятной, четкой концепции у государства пока нет, но очевидно, что невозможно ограничиться только конкретными числовыми показателями, такими как соотношение собственных средств брокера и клиентских активов. Комплексная система регулирования рисков на фондовом рынке включает, в частности, ограничения на короткие продажи и маржинальную торговлю, вызывающие сейчас столько критики со стороны фондовых посредников.

«Очевидно, что ситуация на рынке репо, сложившаяся к началу кризиса в сентябре, была ненормальной. Не случайно многие характеризуют этот сектор как «пирамиду репо», - напомнила Елена Курицына, имея в виду практику многократного перезакладывания одних и тех же активов на этом рынке. Если биржи не добьются ограничения операций репо с одним и тем же обеспечением, то такие меры придется принимать регулятору.

Нуждается в ограничителях срочный рынок, который превратился в прибежище спекулянтов. Эта тенденция стала особенно заметной с конца 2007 года, когда наметилось падение российских акций и облигаций и обычным игрокам стало не так просто и не так выгодно зарабатывать на маржинальных сделках. Многие из них переориентировались на торговлю в FORTS. «На срочном рынке нет абсолютно никаких нормативных правил и требований к тому, как брокерам закрывать позиции клиента и какие «плечи» ему можно давать. В какой-то момент срочный рынок был очень привлекательным для наиболее рисковых игроков, а с последствиями сейчас разбираемся и мы, и вы», - сказала Елена Курицына, обращаясь к «брокерской» аудитории. Лишь отдельные компании по собственной инициативе уже вели внутренние правила и для срочного рынка, и для сделок репо, несмотря на отсутствие специального регулирования.

Заменить судей. «Меня пугают такие вещи, когда нет однозначной трактовки правонарушению, а дальше – семь лет лишения свободы» - подключился к обсуждению председатель Российского биржевого союза и владелец группы компаний «Алор» Анатолий Гавриленко. – «Сейчас как происходит: когда у ФСФР появляются какие-то догадки, то между законодательной деятельностью она начинает разбираться, что же натворили брокеры. Пусть уж разбирается в этом случае НАУФОР и делает вывод: есть признаки нарушения или нет».

Заметим, что у «Алора» был печальный опыт взаимодействия с регулятором на этой почве. В 2002 году глава ФКЦБ Игорь Костиков приостанавливал сразу все лицензии компании из-за подозрений в манипулировании ценами. «Наши инвесторы оказались тогда в сложном положении, спас только рынок, потому что он был растущим», - дал свою оценку давней истории Анатолий Гавриленко.

«Отдавать НАУФОР принятие решений о том, имеет ли место манипулирование либо инсайд, или нет, наверно, чересчур смело. Мы считаем необходимым самостоятельно проводить расследования и делать выводы», - деликатно отказалась Елена Курицына.

К слову, когда-то Игорь Костиков в интервью «Ф.» высказывался на те же темы намного жестче: «Это абсурд, когда лоббистская структура профучастников надзирает за своими членами. О каком надзоре, о каком правоприменении и о какой конкуренции может идти речь. Я не против саморегулирования, но в прямом смысле этого слова, а не в подмене государственных функций».

При этом ничто не мешает НАУФОР представлять документы, защищающие позицию компании. Служба готова их учитывать и рассматривать. Тем более что для регулятора противодействие таким нарушениям – задача новая, и она несет в себе юридические риски. Чиновники хотели бы поделиться ответственностью с профсообществом.

Ошибиться в законе. Анатолий Гавриленко обратил внимание на некомпетентность судов в вопросах, связанных с фондовым рынком. По его словам, судьи зачастую принимают сторону клиента только из-за того, что считают его менее защищенным по сравнению с профучастником. «Районному судье объяснить что-то о гарантийном обеспечении – это из области фантастики, если уж ФСФР не всегда может разобраться с первого раза и требует дополнительных пояснений», - могла лишь согласиться Елена Курицына.

Между тем, НАУФОР подготовила замечания к законопроекту о противодействии манипулированию и инсайду. Первая претензия заключается в том, что там нет полного перечня информации, подлежащей раскрытию. Это ключевой момент: если кто-то досрочно воспользуется нераскрытыми данными, то он будет признаваться инсайдером-нарушителем. Для эмитентов некоторые ориентиры можно найти в законе о рынке ценных бумаг, а в отношении товаров и товаропроизводителей полный вакуум. Профучастники предлагают поступить с «инсайдерским» блоком закона так же, как с уже вступившими в силу поправками, направленными против манипулирования. А именно: дать исчерпывающий и предельно конкретизированный перечень информации, которая считается инсайдерской. «Да, нигде в мире так не делают, и это существенно ограничивает возможности регулятора, но ведь нам предстоит сделать первый шаг в борьбе с инсайдом», - сразу отмел часть возражений Алексей Тимофеев.

Вторая претензия НАУФОР заключается в том, что законопроект предусматривает субсидиарную ответственность брокерского дома за противоправные действия своего трейдера. Это несправедливо, считает Алексей Тимофеев. Брокера нужно освобождать от ответственности, если он принял все меры, чтобы не допустить правонарушение, хотя и не смог его предотвратить.

Все расположенные на сервере материалы являются собственностью их авторов. Любое воспроизведение, копирование или коммерческое использование этих материалов должно согласовываться с авторами материалов.
Заявление об ограничении ответственности
Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: [email protected]
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2024, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.078 сек.
Яндекс.Метрика