21 сентября 2019 г. Суббота | Время МСК: 15:57:05
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Кейнсианцы против шумпетерианцев



Максим Рубченко, редактор отдела экономики журнала «Эксперт»
OPEC
Добавлено: 2009-12-08
Просмотров: 4412
Нынешний кризис дает еще одну возможность оценить корректность важнейших экономических теорий двадцатого века, констатирует Максим Рубченко.

Исключительная полезность экономического кризиса заключается в том, что он служит прекрасным тестом на  адекватность господствующих экономических теорий. Обычно принято считать, что вообще-то важнейшим плюсом кризисов является удаление с рынка неэффективных компаний и оздоровление структуры экономики, но это очевидно не наш случай. Сейчас, когда дискуссия между приверженцами разных теорий уже эволюционировала от обсуждения причин и природы нынешнего кризиса к описанию возможных сценариев оживления экономики, как раз начинается самое интересное.

Основные идейные баталии развернулись между приверженцами двух экономических школ – «шумпетерианцами» и «кейнсианцами». Первые – приверженцы теории экономического развития, разработанной Йозефом Шумпетером, и завзятые оптимисты: они уверены, что кризис практически закончился и впереди нас ждут месяцы и годы бурного экономического роста, такого же как в 2000-2008 годах. По логике шумпетерианцев, острая фаза кризиса наиболее явно характеризуется резким затруднением денежного оборота, поскольку в этот период все субъекты рынка понимают, что главная их задача — удержать ликвидность. Такое зажимание денежного оборота естественным образом приводит к росту процентных ставок по кредитам. Сейчас же под давлением Банка России процентные ставки снижаются, а ликвидность быстро растет. Это, как считают приверженцы Шумпетера, необходимое и достаточное условие для оживления и роста экономики, поскольку большое предложение дешевых денег быстро породит и спрос на них: естественная творческая энергия предпринимателей, отыщет на рынке свободные перспективные ниши, придумает новые продукты и в результате начнут запускаться все новые и новые инновационные проекты.

В частности, в числе «инновационных в шумпетерианском смысле» проектов называются планы разработки сырьевых богатств Восточной Сибири и Дальнего Востока с привлечением китайских капиталов и компаний. Шумпетер выделял пять типов предпринимательских инноваций – выход на новые рынки; использование новых ресурсов; использование новых технологий; производство новых товаров; использование новых методов управления. Освоение сибирских ресурсов с помощью Китая его приверженцы приравнивают к инновации первого типа – выходу на новый, китайский рынок. Что касается конкретных прогнозов, то на основе шумпетерианской теории в 2010 году – на фазе экономического оживления – предсказывается рост ВВП на 3-4%, а с конца 2011 – начала 2012 года можно ждать наступления фазы бурного инвестиционного роста, когда темпы увеличения ВВП будут такими же, как в середине «нулевых» – 7-10% в год.

Идейные соперники «шумпетерианцев» – сторонники теории Кейнса – настроены крайне пессимистично: по их мнению, продолжающаяся стагнация конечного спроса перечеркивает любые надежды на быстрое возобновление активного экономического роста. Снижение доходов населения, коснувшееся прежде всего среднего класса, приводит к перераспределению рынков в пользу недорогих товаров, а здесь давно и прочно царят китайцы. В элитном сегменте ситуация стабильнее, но здесь тоже свободных рыночных ниш практически нет – все занято импортом, правда, европейским.

Делать же ставку на восстановление спроса со стороны среднего класса сегодня не решается никто, поскольку аналитики наперебой твердят о том, что реальные доходы граждан в кризис снизились гораздо меньше, чем ВВП, так что дальнейшее снижение зарплат неизбежно, и в первую очередь это снижение коснется опять же представителей среднего класса.

Надежды на восстановление спроса в промышленном секторе (кроме экспортно-сырьевого) тоже выглядят достаточно зыбкими: сбыт в лучшем случае стагнирует, а затраты все растут. Сейчас перерабатывающий сектор расхлебывает последствия глобального повышения цен на сырье и энергоносители, а уже совсем скоро им предстоит выдержать следующий удар – очередное повышение тарифов на услуги естественных монополий. «Творческий дух предпринимательства» – штука, конечно, хорошая, однако мало кому удается скомпенсировать «внутренней энергией созидания» повышение тарифов на электричество. Как результат, к складывающейся ситуации полностью применим диагноз Кейнса, сформулированный в статье «Причины и пути преодоления кризиса»: «Едва ли где-либо (за пределами сырьевого сектора, добавим мы) имеется хоть одна отрасль промышленности, получающая достаточно прибыли, чтобы позволить себе расширение, а это и было бы критерием прогресса».

Мало того, в сегодняшних условиях снижение кредитных ставок и рост ликвидности сулят не столько быстрый выход из кризиса, сколько новые проблемы для экономики. Ведь в отсутствие перспектив расширения сбыта, предприятия если и берут кредиты, то не на развитие производства, а лишь на реструктуризацию уже существующих долгов. Основная же масса свободных денег остается невостребованной производственным сектором и переливается на спекулятивные рынки, способствуя образованию новых «пузырей». А поскольку участие в надувании рыночных пузырей способно принести финансовым компаниям несравнимо большие деньги, чем кредитование проектов в реальном секторе, привлекательность инвестиций в модернизацию экономики еще больше снижается. И тут уже невозможно не согласиться с Кейнсом, писавшим, что «настоящее улучшение экономической ситуации может наступить не раньше, чем кредиторы проявят готовность расширить вложения в реальный сектор, а дебиторы наберутся мужества кредитоваться активнее». Когда это произойдет – сказать трудно, но, похоже, что не в ближайшие месяцы.

Однако наиболее веское возражение против шумпетерианцев состоит в том, что те по сути противоречат сами себе,  а заодно и своему кумиру. Как писал Шумпетер, новый этап экономического роста обеспечат ресурсы труда, капитала и прочие, высвобожденные в результате крушения компаний первого ряда, а также новые рыночные ниши, сформированные самим кризисом. Все это вместе «революционизирует экономическую структуру изнутри, разрушая старую структуру и создавая новую». Однако никакого крушения компаний первого ряда (по преимуществу, сырьевых и государственных), никакого разрушения старой – экспортно-сырьевой – экономической структуры не происходит, и признаков формирования какой-то новой структуры экономике в реальности не наблюдается. «Созидательного разрушения», о котором так любил рассуждать австрийский экономист, нет и не предвидится. А это может означать, в частности, что все теоретические выкладки шумпетерианцев к сегодняшней экономической ситуации неприложимы. В итоге прогнозы «кейнсианцев» на обозримую перспективу вряд ли способны кого-то обрадовать: рост экономики будет полностью определяться объемами производства в экспортно-сырьевом секторе и составит около 2% в год.

Данные Росстата о состоянии промышленного производства в октябре 2009 года стали новым топливом, подброшенным в костер дискуссии между шумпетерианцами и кейнсианцами. Дело в том, что они оказались гораздо хуже ожиданий: после того как в сентябре 2009 года годовые темпы падения промышленности сократились до 9,5%, в октябре 2009 года спад ускорился до 11,2%. По оценкам заместителя главы Минэкономики Андрея Клепача, промышленность в октябре по сравнению с сентябрем 2009 года сократилась на 0,1% (в сентябре к августу 2009 года был рост 0,4%). Аналитики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) после снятия сезонности по своей методике, оценивают октябрьский спад в промышленности в 0,5%.

Теперь кейнсианцы удовлетворенно потирают руки – «мы так и говорили». Шумпетерианцы же призывают не обращать внимания на статистические всплески и провалы и смотреть только на тренды, которые в целом остаются растущими. Впрочем, и те, и другие сходятся в одном: в ноябре-декабре 2009 года восстановительный рост продолжится, но темпы этого роста будут весьма скромными.

Все расположенные на сервере материалы являются собственностью их авторов. Любое воспроизведение, копирование или коммерческое использование этих материалов должно согласовываться с авторами материалов.
Заявление об ограничении ответственности
Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.233 сек.
Яндекс.Метрика