ЧОУ Институт проблем предпринимательства

Новинки восьмидесятых

Почему россияне неоригинальны


Владислав Литовка, Ирина Телицына
Источник: Еженедельник "Компания"

«Нижфарм» продают. Как и украинский завод «Киевмедпрепараты», с которым Альфа-банк в октябре договорился о продаже «Акрихина» за $40 млн, н емецкая компания Stada Arneimittell AG платит около $80 млн за возможность получить весомую долю рынка в России и успеть развить свой бизнес до выхода следующих желающих.

«Через два-три года это будет гораздо сложнее сделать. Российские компании тоже понимают, что позже оставшиеся игроки первой десятки уже вряд ли будут кому-то интересны, – говорит Герман Иноземцев, директор по маркетингу компании «Верофарм». – До России докатилась мировая тенденция – небольшие производители дженериков объединяются, чтобы увеличить свой удельный вес на рынке».

Всплеск заграничного интереса к отечественным фармацевтическим активам объясняется ростом рынка на 15 – 20% в год. В прошлом году соотечественники купили препаратов на $3,5 млрд, в 2005-м ожидается скачок в связи с монетизацией льгот. «По нашим оценкам, в конце 2004 года объем российского фармацевтического рынка достигнет $5,3 млрд в конечных ценах», – утверждает директор департамента маркетинговых исследований аналитической компании RMBC Виктория Соколова.

73% средств отечественного рынка приходится на долю импортных препаратов. По объемам ситуация обратная. Как отмечает ведущий аналитик «Фармэксперта» Светлана Грудачева, средняя стоимость упаковки лекарства российского производства почти в семь раз ниже, чем заграничного, – $0,34 против $2,34. Все российские компании штампуют дженерики (лекарства, на которые истек срок патента) или препараты, разработанные много лет назад советскими учеными. «У российских производителей нет ни свободных средств, которые можно было бы вложить в разработку, ни возможности окупить такие значительные и долгосрочные инвестиции», – утверждает Иноземцев, ссылаясь на опыт западных производителей, свидетельствующий, что разработка инновационных препаратов занимает от 5 до 10 лет и требует как минимум $5 –10 млн, не учитывая затрат на раскрутку и дистрибуцию. Между тем с последствиями отсутствия долгосрочных инвестиций сталкиваются не только фармацевты. Влияние иностранных конкурентов особенно явственно чувствуется как раз в тех отраслях, где существует долгий инвестиционный цикл. Так, например, единственная новинка автопрома за весь постперестроечный период – модель «Калина», в которую АвтоВАЗ вложил около $500 млн (зарубежные компании выводят новые модели раз в два года). Еще более остро эту проблему ощущают авиастроители. Ближнемагистральный лайнер Ту-334 до сих пор не внедрен в серийное производство, тогда как «Боинг», ставший его прототипом, лет десять назад сняли с производства как морально устаревшую модель. «Инвестиционный разрыв» 1980 – 1990-х годов так и не преодолен, что может дорого обойтись многим российским компаниям. Новые собственники крайне неохотно идут на реализацию долгосрочных инвестиционных проектов. «Обычные горизонты планирования в российских компаниях составляют пять лет, – констатируют Сергей Плыкин, консультант The Boston Consulting Group . – Зарубежные же компании уделяют больше внимания долгосрочному стратегическому планированию».


Постоянный адрес: http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=000685
Rambler's Top100