ЧОУ Институт проблем предпринимательства

Интернет-интервью с В.Ф. Яковлевым, Председателем Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации:"Результаты проведения VI съезда судей в свете дальнейшего совершенствования арбитражных судов России"


Интервьюер Б.Г. Богатырев
Фото - Т.М. Тверецкий
Источник: КонсультантПлюс

Уважаемые посетители сервера!

Предлагаем вашему вниманию отчет об интервью с Председателем Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Вениамином Федоровичем Яковлевым, которое состоялось 21 декабря 2004 года. Тема интервью: "Результаты проведения VI съезда судей в свете дальнейшего совершенствования арбитражных судов России". Благодарим всех посетителей сервера, приславших свои вопросы для интервью.

Корреспондент: Уважаемый Вениамин Федорович, мы рады снова встретиться с Вами. Прошлое интервью вызвало большой интерес у посетителей нашего сервера. Надеемся, что и в ходе нашей сегодняшней встречи мы сможем осветить наиболее актуальные вопросы.

Недавно прошел 6-й Всероссийский съезд судей. Что Вы считаете его главным итогом?

Вениамин Федорович: Съезд проводится раз в четыре года, поэтому на нем рассматриваются самые значимые события, произошедшие за этот период. Кроме того, на съезде подводились итоги и судебной реформы в целом, с момента ее начала, а мы считаем ее началом 1991 год. Правда я считаю, что она началась раньше: еще в советское время постепенно накапливались изменения. Но тем не менее именно 1991 год – год этапный, тогда Концепция судебной реформы была подготовлена и утверждена Верховным Советом России. Концепция базировалась на следующих отправных точках: первая – Великая судебная  реформа 1864 г., вторая – накопившийся опыт советского времени, особенно середины 80-х годов, когда началась перестройка, третья – современный международный опыт (и судебных реформ, и судебных систем). Концепция судебной реформы, принятая на высокой демократической волне 1991 года, и обусловила вплоть до настоящего времени появление всего содержательного, прогрессивного в судебной системе. Как ни странно,  реформа проходила в основном в соответствии с принятой концепцией. И вот на съезде была дана оценка и реформы в целом, и состояния правосудия на текущий момент - каковы проблемы, и, стало быть, каковы задачи на последующие четыре года. Наша реформа сравнивалась с реформой 1864 года, которая была крайне прогрессивной: появились суды присяжных, великолепная адвокатура, сильный судейский корпус. И в литературе того времени - в произведениях Толстого, Чехова - заметно было ее влияние. Возвращаясь к нашей реформе, отмечу, что оценки по ней были даны правильные и в целом положительные. Особенно приятно отметить, что здесь совпали внутренняя оценка – оценка самого судейского сообщества, и внешняя – прессы, общества, и, наконец, оценка, прозвучавшая на съезде в выступлении Президента России.

Корр.: Мы прекрасно знаем, что Вы положительно относитесь к открытости правосудия, к распространению правовой информации. Мы - компания  "Консультант Плюс" – безусловно, поддерживаем это. На Ваш взгляд, насколько эффективно сейчас решаются эти вопросы?

В.Ф.: Я думаю, что мы совместно сделали очень много. Очень много. В самом деле, ту информацию, которую сейчас  может получить любой практикующий юрист или вообще любой человек, интересующийся законодательством, еще 20 лет назад найти было чрезвычайно сложно. А в таком современном, обработанном виде и вообще было нельзя. А это очень важно, в том числе и для судей, располагать актуальным нормативным материалом.

Вы сегодня располагаете правовым материалом для ваших систем, который получаете от законодателей и от нас, судей. Таким образом, это означает, что мы открыты. А попадая к вам, информация становится и общедоступной. Тем не менее, есть над чем работать. Сейчас в справочной правовой системе Консультант Плюс публикуется судебная практика Высшего Арбитражного Суда, федеральных арбитражных судов. Я думаю, надо спускаться вниз: к апелляционным судам, судам первой инстанции.

Корр.: Мы уже начали работу в этом направлении.

В.Ф.: Объем там колоссальный, конечно. Здесь крупный следующий шаг – опубликование информации двадцати апелляционных судов. Ну а там - и к судам первой инстанции. Ведь открытость правосудия влияет и на его качество. Когда информация открыта, все лучше работают - и судьи, и адвокаты.

Корр.: вопрос Виктора Николаевича из Нижнего Новгорода: Насколько мне известно, проблема кадрового обеспечения судебно-арбитражной системы всегда находилась в зоне Вашего повышенного внимания. В этой связи вопрос: Не считаете ли Вы, что будущий состав судей арбитражных судов в основе своей должен коваться в недрах самой судебно-арбитражной системы, например, с использованием института помощников судей?

В.Ф.: Я согласен с такой постановкой вопроса. Действительно будущие судьи не должны приходить в судебную систему только извне, особенно плохо подготовленные. Оптимальный вариант – подготовка будущих судей из специалистов судов, которые наряду с высшим юридическим образованием к моменту рассмотрения вопроса об их назначении судьями имеют и достаточно приличный опыт работы в судебных органах. Именно с этой целью мы ввели должность помощников судей. За время их работы в этом качестве происходит не только изучение нами будущего кандидата как с точки зрения его профессиональных качеств, так и человеческих, но и освоение им будущей профессии судьи. Это, а их уже 2 600 человек при численности судей 3 000, хороший кадровый резерв для обновления судейского корпуса. Следует также обратить внимание – я об этом говорил уже неоднократно – на качество высшего юридического образования. Это отдельная и очень непростая тема, но работников кадров системы арбитражных судов мы ориентируем на то, чтобы при трудоустройстве на должности помощников судей брали выпускников серьезных вузов, которые были окончены ими преимущественно по дневной форме обучения. Поверьте, это очень важно.

Корр.: После создания арбитражных апелляционных судов можно будет сказать, что судебно-арбитражная система создана. Но что дальше? В каком направлении теперь будет двигаться судебная реформа в части, касающейся арбитражных судов? 

Каким способом, по Вашему мнению, необходимо решить проблему разграничения компетенции Конституционного Суда РФ, с одной стороны, и арбитражных судов и судов общей юрисдикции, с другой? - Виктор Николаевич (Нижний Новгород)

В.Ф.: В вопросе два подвопроса, начну с первого. В настоящий момент мы сильно озабочены проблемой разрешения административных споров. Дело в том, что административное судопроизводство существует в России уже давно – как в системе общих судов, так и в арбитражных судах. Однако с самого начала эта система была построена по неверной схеме. О чем речь? Сегодня любой гражданин или предприниматель (юридическое лицо) могут обжаловать в судебном порядке любой акт органа исполнительной власти, нарушающий его права и интересы. И это хорошо. Аналогичная же возможность есть и у административных государственных органов – это тоже правильно. Однако на практике мы столкнулись с "засильем" судебных исков в отсутствие споров, в частности от Пенсионного фонда или налоговых органов страны, на смехотворные суммы – 100 рублей и т.д. Судебные же издержки по таким искам многократно превышают саму цену вопроса. Безусловно, мы отдаем себе отчет о необходимости и важности взыскания подобных платежей в бюджет. Однако эту процедуру требуется рационализировать. И для этого совершенно нет необходимости изобретать колесо, поскольку во всем мире давно действует отлаженная система по досудебному урегулированию административных споров в специальных структурах самих органов государственной власти. Схема проста: гражданин, несогласный с решением органа власти, идет в такой квазисудебный орган для отстаивания собственных интересов, а чиновник, работающий в этом "конфликтном" подразделении госоргана, крайне заинтересован в том, чтобы пришедший к нему гражданин "не выносил сор из избы" - то есть не обращался в государственный суд за помощью в разрешении возникшего конфликта. Поэтому госслужащий, имеющий определенные полномочия в данном вопросе, внимательнейшим образом разбирается в сути возникшего конфликта. Если же гражданин и после этого остается недоволен – дорога в суд ему не заказана, то есть судебная защита присутствует везде и всегда. Зарубежная статистика, однако, свидетельствует об очень малом количестве судебных обращений по аналогичным делам. Таким образом гражданин находит защиту в короткие сроки и без затраты средств. Да и российские суды тоже могли бы разгрузиться от неимоверного потока административных дел. В настоящий момент подготовлены законопроекты по этому вопросу. Президент Российской Федерации поддерживает нас в этом начинании, поскольку данный институт очень органично ложится в схему осуществляемой сегодня в России административной реформы.

Применительно к совершенствованию работы арбитражных судов мы также планируем максимальное использование различных досудебных методов урегулирования споров – переговоры, консультации, посредничество, мировые соглашения и иные компромиссные варианты. Этот путь мы считаем очень перспективным и будем всячески внедрять его в нашу работу.

Что касается проблемы разграничения компетенций Конституционного Суда РФ, с одной стороны, и арбитражных судов и судов общей юрисдикции, с другой, то на мой взгляд здесь нет никаких проблем и недоговоренностей. В ходе осуществляемой ныне судебной реформы в России появилось четыре вида судопроизводства, что зафиксировано в Конституции РФ, а именно: конституционное, гражданское, административное и уголовное. Конституционный Суд осуществляет конституционное судопроизводство. Суды общей юрисдикции осуществляют гражданское судопроизводство с участием гражданина, административное – тоже с участием гражданина, а также уголовное. Арбитражные суды осуществляют гражданское судопроизводство между предпринимателями и административное – между предпринимателями и органами государственной власти. Все это я отношу к числу безусловных достижений судебной реформы. Что касается границ конституционного правосудия и его размежевания с другими видами судопроизводства – то это задача Конституционного Суда Российской Федерации.

Корр.: Насколько Вы оцениваете возможность создания в РФ отдельной ветви административных судов, в компетенцию которых входит рассмотрение дел из административных, налоговых и таможенных оснований? Ведь проблема рассмотрения государственными органами исполнительной власти в досудебном порядке вопросов, отнесенных к их компетенции, зачастую состоит в их ведомственной ограниченности возможности рассмотрения споров ведомственными актами, иногда изданными в противоречии с действующим законодательством. - Александр Сергеевич Захаров, начальник Договорно-правового управления ОАО ВО (г. Москва)

В.Ф.: Я уже неоднократно высказывался по поводу перспективы создания отдельных административных судов. Напомню вкратце. В принципе я не против создания специализированных судов. Мировая практика знает примеры семейных судов, финансовых, ювенальных и других. Специализация – всегда хорошо. Что касается России, то предусмотренное Конституцией Российской Федерации административное судопроизводство уже давно нашло свою реализацию в современном судоустройстве нашего государства, поскольку административные дела рассматриваются и в судах общей юрисдикции, и в арбитражных судах. В нашей судебной системе в каждом арбитражном суде существуют либо административные коллегии, либо административные судебные составы, рассматривающие исключительно административные споры (налоговые, таможенные и др.). И справляются с этим, на наш взгляд, весьма успешно. Если в начале деятельности арбитражных судов административные споры составляли всего лишь 1,5 процента от всех дел, то сегодня мы имеем уже 60 процентов таких споров. Этот факт бесспорно говорит о доверии граждан к судебной защите в сфере административных правоотношений в арбитражных судах. Что касается судов общей юрисдикции – там в ближайшее время предполагается создание административных судов внутри системы судов общей юрисдикции. То есть они будут рассматривать споры между гражданами – физическими лицами и государством. Сфера же деятельности арбитражных судов по административным спорам – правоотношения граждан-предпринимателей или юридических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, с органами государственной власти.

Если же говорить о создании отдельной ветви административных судов в России, то к ним должны будут отойти все административные споры – как из судов общей юрисдикции, так и из арбитражных. Однако создание такой системы – вещь достаточно дорогая как для государства в целом, так и для нас – налогоплательщиков. Думается, что это дело будущего.

Что касается второй части вопроса, то об этом я уже сказал выше.

Корр.: Посетителей сервера интересуют вопросы, касающиеся законодательства о банкротстве.

Как обстоит работа арбитражных судов в области применения законодательства о банкротстве? Что предполагается сделать для совершенствования правоприменительной практики в области законодательства о банкротстве? - Евгений Мостовской (Краснодарский край)

С момента принятия последнего закона о банкротстве прошло 2 года. Скажите, пожалуйста, когда Пленум выразит свою позицию по применению данного закона? - Марина Степановна (Москва)

В.Ф.: Эти два вопроса в принципе об одном и том же. Поэтому дам ответ одновременно сразу на оба. Волей-неволей вспоминается часто произносимое обвинение арбитражных судов в том, что их руками происходит передел собственности в стране. Но ведь суды всегда руководствуются законом. Закон же о банкротстве 1998 года, как мне кажется, чуть ли не специально был создан для этой противоправной цели. Как только суды стали буквально соблюдать этот закон – получилось, что их начали использовать в качестве орудия по переделу собственности. Но когда есть явные признаки преднамеренного банкротства – это ведь уголовное дело, а арбитражный суд рассматривает банкротное дело с точки зрения гражданского права. Суть такого судебного разбирательства в нашем суде состоит в том, чтобы установить признаки банкротства, если они есть,  наличие у банкрота имущества и кредиторов, справедливо распределить активы должника между кредиторами. Других задач арбитражный суд по этим делам не выполняет. Преднамеренное же банкротство (фиктивное банкротство) – это, как я уже сказал, уголовно наказуемое деяние. В этом случае должны возбуждаться уголовные дела, должно проводиться расследование – но это не наши функции. У нас нет на это полномочий!

Почему же арбитражные суды в этих случаях надо обвинять и делать их "крайними"? Мы проверяли тщательнейшим образом не один раз и не одно банкротное дело. Смотрим материалы – дело проведено судьями безупречно с точки зрения закона, но в итоге все же произошел передел собственности. Виноваты в этом суды? Нет! Как только закон о банкротстве 1998 года появился - я первым начал "бомбить" все инстанции предложениями о необходимости его изменения, потому что я видел, что делается нашими руками – и это при том, что мы закон строго соблюдали. Но закон этот не трогали много лет. Были соответствующие поручения Президента, но они не исполнялись. Потому что были силы (да и сейчас они есть), которым выгодно, чтоб это было именно так. Вот и попробуйте преодолеть такую силу. В таких случаях надо поднимать соответствующую общественную волну. Я был первым, кто стал комментировать закон о банкротстве 1998 года как закон "передела собственности". А уж потом эти слова стали "гулять" на страницах газет.

В 2002 году был принят новый закон о банкротстве – он, безусловно, значительно лучше своего предшественника. Однако и при его применении в судах возникает значительное количество разночтений и разногласий. Пленум Высшего Арбитражного Суда только что принял постановление "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". В этом постановлении даются рекомендации нижестоящим судам по его применению. Постановление включает в себя около 70 разных вопросов. В частности, по общим положениям закона о банкротстве, по разбирательству дел данной категории в арбитражном суде, по проведению основных процедур (наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство), по заключению мировых соглашений, по проведению упрощенной процедуры банкротства, а также по банкротству гражданина. Как видите, эта сфера все еще остается недоурегулированной. Судебно-арбитражная практика в таких случаях имеет огромное значение, и мы это хорошо понимаем. Работа будет продолжена и дальше.

Корр.: Следующий ряд вопросов связан с обобщением практики Высшим Арбитражным Судом.

В последнее время получили широкое распространение "захваты" зданий и предприятий. Не считаете ли Вы необходимым провести анализ и обобщение практики рассмотрения подобных дел? - Дэви (Москва)

В.Ф.: Одним из способов захвата чужого имущества, в том числе зданий и предприятий, является применение закона о банкротстве. И здесь, как я уже сказал, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации принял определенные меры как по совершенствованию законодательства, так и по практике применения закона, касающиеся данной категории дел.

Также мы выявляем и другие способы противоправного захвата чужого имущества, ориентируем суды на недопустимость их применения. В частности, даны разъяснения судьям арбитражных судов о пресечении практики необоснованного и незаконного применения обеспечительных мер (в том числе и предварительных). Более того, несколько судей были привлечены к ответственности вплоть до прекращения их полномочий в качестве судьи за грубые нарушения законодательства в данной сфере.

Корр.: Считаете ли Вы возможным добиться единства правоприменительной практики и что для этого следует сделать, если такая цель стоит перед ВАС РФ? – Кузьмичев (Саратов)

В.Ф.: Реализация конституционных функций судебного надзора в Высшем Арбитражном Суде требует особых форм деятельности высшего судебного органа, которые давали бы ему возможность, оставаясь судебным органом, сосредоточиться на вопросах выработки судебной политики при осуществлении правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, развития права, обеспечения качества принимаемых арбитражными судами решений, не сводя свои усилия к проблемам конкретного дела.

Решить эти вопросы было бы невозможно, если бы Высший Арбитражный Суд работал в режиме обычной вышестоящей судебной инстанции по пересмотру всех судебных актов, где были допущены ошибки нижестоящими судами. Такое понимание суда надзорной инстанции сделало бы невозможным обеспечение единообразия судебно-арбитражной практики. Благодаря нормам нового Арбитражного процессуального кодекса, у Высшего Арбитражного Суда появилось больше возможности заниматься проблемой обеспечения единообразия правоприменения в судах.

В 2004 году была проведена большая работа в этом направлении. Принято постановление Пленума "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении законодательства об административных правонарушениях". В арбитражные суды направлены важные информационные письма, касающиеся оспаривания нормативных правовых актов; применения Арбитражного процессуального кодекса; рассмотрения дел, связанных с исполнением судебных решений; споров, касающихся обязательного пенсионного страхования; применения Кодекса торгового мореплавания РФ, Гражданского кодекса РФ и т.д.

Нами подготовлен проект совместного постановления Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда о подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам. Мы его направили в Верховный Суд, который поддержал наше предложение о создании совместной рабочей группы для дальнейшей работы над указанным проектом.

Дорабатывается проект постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда о подготовке дела к судебному разбирательству. Ведется работа над шестью проектами постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда: по рассмотрению споров с участием государственных муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса, а также с применением Арбитражного процессуального кодекса, Бюджетного кодекса, земельного законодательства.

Работаем над проектами обзоров судебной практики по вопросам рассмотрения судами споров, возникающих в сфере жилищно-коммунального хозяйства, связанных с договором об ипотеке, с предъявлением претензий и исков, вытекающих из железнодорожных перевозок; с рассмотрением судами дел об оспаривании решений третейских судов, о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, по признанию и исполнению решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, по налогам на прибыль и НДС, по распределению судебных расходов, и т.д. Вы видите, что все это чрезвычайно актуальные вопросы.

Для нас сейчас чрезвычайно важно, чтобы обеспечивалось единство практики на уровне 10 федеральных окружных судов. Мы выстроили такую схему, которая позволяет нам осуществлять контроль за единством судебной практики на уровне судов кассационной инстанции. В свою очередь, они должны обеспечивать единообразие практики на подведомственной им территории. И, таким образом, мы имеем возможность обеспечивать единство судебной практики в целом по России - что является обязательным элементом в осуществлении правосудия.

Корр.: вопрос Александра (Москва): Уважаемый Вениамин Федорович, большое спасибо за Ваш добросовестный труд, ту огромную работу, которую Вы вместе с Вашими коллегами проделали при проведении судебной реформы.

Вопрос в свете дальнейшего совершенствования арбитражных судов: как показывает практика, арбитражные суды не знают такого института как пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам в результате обнаруженной судебной ошибки. При этом в судах общей юрисдикции такая практика появилась (например, определением Президиума Верховного Суда РФ от 14.07.2004 было отменено им же принятое определение по причине неправильного истолкования правовой нормы). Конституционный Суд РФ также неоднократно указывал на право стороны по делу поставить перед судом, принявшим судебный акт, вопрос о пересмотре дела из-за наличия судебной ошибки.

Как Вы считаете, может ли появиться такая практика в системе арбитражных судов и если нет, то почему? 

В.Ф.: Этот вопрос уже попал в поле нашего зрения. Сейчас готовится к рассмотрению на Пленуме проект постановления о применении положений Арбитражного процессуального кодекса при  пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Так что очень скоро практикующие юристы его увидят.

Корр.: Еще летом 2003 года ВАС РФ разослал по арбитражным судам страны проект постановления Пленума "О пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам". Однако до сих пор проблемы применения норм АПК, посвященных пересмотру судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, в поле зрения Пленума не попали. С чем связана подобная задержка и планируется ли рассмотрение данного вопроса на Пленуме в ближайшее время? - Дмитрий (Санкт-Петербург)

В.Ф.: Я знаю, что все ждут этого постановления Пленума. В ближайшее время работа будет завершена, и данное постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, полагаю, появится.

Корр.: Создается впечатление, что пристальное внимание к единству судебной практики является вынужденной мерой, призванной восполнить (компенсировать) отсутствие каких-то важных элементов правового регулирования. Каких именно? - Крылова Г.А. (Москва)

В.Ф.: Не соглашусь с Вами. Достижение единообразия судебной практики везде и во все времена являлось и является одной из важнейших функций высшего судебного органа. В дореволюционной России этим занимался Сенат. Однако он как бы "сидел на двух стульях" – одновременно занимался исправлением ошибок нижестоящих судов и анализировал, обобщал судебную практику. Но поскольку из этих двух занятий не было приоритетным ни одно, то, по свидетельству современников, Сенат часто подвергался критике за плохую работу и в одном, и в другом направлениях.

Зарубежные высшие суды – все без исключения – тоже занимаются обеспечением единообразия судебной практики. Это норма. Конечно же, в России на сегодняшний день еще есть сферы, недоурегулированные законом, но, поверьте мне, когда и эти ниши будут заполнены законодателем, Высший Арбитражный Суд все равно будет толковать нормы права, применяемые арбитражными судами в своей работе.

Корр.: Как Вы относитесь к идее разделения Президиума ВАС РФ на две палаты: по гражданским и административным спорам? Вопрос задается в контексте большого количества налоговых споров. - Юрков Александр, ген. директор (Москва)

В.Ф.: Не вижу в этом необходимости, поскольку в Высшем Арбитражном Суде есть коллегия по административным делам и коллегия по гражданским делам. По действующему АПК РФ появилась возможность предварительного судебного отбора дел для рассмотрения в Президиуме Высшего Арбитражного Суда. Критериями такого отбора являются предусмотренные в статье 304 АПК РФ основания для отмены или изменения в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу. Таким образом, перед тем как попасть в Президиум Высшего Арбитражного Суда, дело тщательнейшим образом изучается в соответствующей коллегии (в соответствующем судебном составе). С учетом того, что членами Президиума Высшего Арбитражного Суда являются высокопрофессиональные судьи, я бы даже сказал – асы права, принять решение после обстоятельнейшего доклада судьи-докладчика по делу не является проблемой.

Корр.: Два вопроса о досудебном урегулировании споров.

Вениамин Федорович, возвращаясь к прошлогоднему Вашему интервью, какие мероприятия уже были проведены и какие проводятся ВАС РФ совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации в связи с инициативой введения обязательного досудебного урегулирования налоговых и таможенных споров?

Какие сейчас мероприятия проводятся для усовершенствования механизма рассмотрения налоговых и таможенных споров в досудебном порядке? - Александр Сергеевич Захаров, ОАО ВО (г. Москва)

В.Ф.: Фактически это один и тот же вопрос. Как я уже отмечал ранее, более несовершенным сегодня является судопроизводство по административным делам, поскольку с самого начала оно было выстроено по дефектной схеме. Но наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки. По нашему предложению Президент Российской Федерации дал соответствующее поручение. Были созданы межведомственные рабочие группы по подготовке законопроектов, касающихся как расчистки государственного реестра от "мертвых душ", так и по административным процедурам во взаимоотношениях с налоговым и таможенным ведомствами и т.д. Проекты уже готовы. Они были написаны с участием всех заинтересованных структур, прошли соответствующую экспертизу. Сейчас находятся в Администрации Президента России, и мы надеемся, что они будут в ближайшее время внесены в Государственную Думу. Таким образом, административное судопроизводство, по крайней мере в некоторых массовых сферах – в налоговых, таможенных и т.д. – будет приведено в нормальное состояние и станет достаточно цивилизованным.

Корр.: Следующие вопросы касаются Арбитражного процессуального кодекса РФ.

АПК РФ содержит достаточно положений, позволяющих принимать судебные акты (чаще определения), не подлежащие обжалованию. В частности, определения об отложении судебного разбирательства, об отказе в правопреемстве и ряд других. Между тем, такого рода судебные акты существенно затрагивают права стороны, зачастую необоснованно и значительно удлиняя сроки рассмотрения дел. Таким образом, возникает ситуация, при которой права нарушены, но нет защиты. Так, зачастую складывается ситуация, когда скорейшее рассмотрение дела жизненно важно - например, в связи с истечением срока полномочий руководителя, и т.п., что на руку недобросовестным оппонентам. Возможности же, предусмотренные АПК - упрощенная процедура, - судьями используются крайне неохотно. Как можно повлиять здесь? Как Вы относитесь к идее о возможности обжалования всех судебных актов? - Федор Баршуков (Калининград)

В.Ф.: Не могу с Вами согласиться. К нашему удовлетворению, арбитражные суды стали чаще использовать предоставленную новым Арбитражным процессуальным кодексом возможность применения упрощенного судопроизводства. Статистика свидетельствует, что за 9 месяцев 2004 года по такой форме судопроизводства было завершено свыше 104 тыс. дел - что составляет примерно 13 процентов от общего количества рассмотренных дел. Это в высшей степени позитивный показатель, который позволяет нам говорить о том, что наш новый Арбитражный процессуальный кодекс – в действии, и что судам, действительно, удается использовать ускоренные формы судопроизводства без нанесения вреда отправлению правосудия. В порядке упрощенного судопроизводства рассматриваются, в основном, бесспорные дела по заявлениям о взыскании обязательных платежей и санкций, а также дела по расчетам за коммунальные услуги и услуги связи.

Возможность обжалования судебных актов различного вида и достоинства тщательнейшим образом обсуждалась при подготовке нового АПК РФ. Было принято такое решение, которое нам кажется оптимальным – ведь нельзя же загружать суды до бесконечности. Действительно есть такие определения арбитражного суда, обжалование которых в Кодексе не предусмотрено. Это, в частности, определение об отводе судьи, о передаче дела в другой суд, об отложении разбирательства дела, об оставлении искового заявления без движения и др. Из Вашего вопроса я понял, что Вас беспокоит проблема затягивания одной из сторон (чаще неправой) сроков рассмотрения дела. Однако в АПК РФ 2002 года мы намеренно ввели обязанность оплаты всех судебных расходов (обеих сторон!) той стороной, которая в результате рассмотрения судебного дела окажется неправой. Таким образом, сегодня существует очень мощный стимул для спорящих закончить судебное разбирательство в  кратчайшие сроки.

Корр.: Довольны ли Вы новым Арбитражным процессуальным кодексом России? Почему так получилось, что мы снова получили полусырой нормативный акт? Осуществлялся ли контроль за проектом до его принятия? Что делает ВАС РФ в направлении усовершенствования процессуального закона? Подготовлены ли поправки? - Федор Баршуков (Калининград)

В.Ф.: Необходимо заметить, что за 13 лет работы арбитражных судов действующий АПК уже третий по счету. Каждый предыдущий Кодекс был прорывом для своего времени. АПК 2002 года – едва ли не самым мощным. Однако современная жизнь, особенно в сфере экономики – вещь чрезвычайно динамичная. Тем более с учетом российских реалий. Законодатель часто не успевает за развитием предпринимательской сферы общественной жизни, хотя прикладывает значительные усилия.

АПК РФ 2002 года был подготовлен рабочей группой, в которую входили как представители Высшего Арбитражного Суда, так и видные ученые – процессуалисты. Подготовленный проект прошел серьезнейшую правовую проверку со стороны экспертов Совета Европы и был признан ими чуть ли не самым прогрессивным в мире на текущий момент. Но вот прошло всего 2 года, и некоторые элементы процесса уже требуют дальнейшей доработки – опять же с учетом реалий сегодняшнего состояния экономики.

Вы видимо уже знаете, что мы провели большую законопроектную работу по совершенствованию нашего процессуального кодекса – внесли в Государственную Думу законопроект по совершенствованию Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в котором предлагаем допустить возможность восстановления пропущенного трехмесячного срока обращения в Высший Арбитражный Суд с надзорной жалобой, если это произошло по обстоятельствам, не зависящим от стороны, до шести месяцев.

Также мы предлагаем в качестве основания для пересмотра дела в порядке надзора ввести в статью 304 Арбитражного процессуального кодекса нарушение норм международного права в сфере регулирования прав и свобод человека с тем, чтобы Высший Арбитражный Суд более эффективно функционировал как завершающее звено в национальной судебной системе по защите прав наших граждан, и, таким образом, в какой-то степени разгрузил бы Европейский Суд по правам человека, начинающий испытывать перегрузки от количества поступающих заявлений, в том числе и из России.

Корр.: Как Вы оцениваете ситуацию с кадровым обеспечением арбитражными судьями в г. Калининграде? - Федор Баршуков (Калининград)

В.Ф.: По штатному расписанию в Калининградском арбитражном суде должно быть 28 судей, фактически же работают 24. В принципе, по сравнению с другими арбитражными судами, ситуация здесь неплохая. К тому же в настоящее время прорабатывается вопрос о возможности расположения судебного присутствия апелляционной инстанции именно в Калининграде – что даст возможность дополнительно назначить в этом регионе еще какое-то количество судей.

Корр.: Виктор Николаевич (Нижний Новгород): Вениамин Федорович! Если позволите вопрос хоть и личного характера, но все же связанный с Вашим трудом на научном поприще. Планируется ли переиздание Вашей книги: "Экономика. Право. Суд. Проблемы теории и практики"? Она сразу после выхода стала библиографической редкостью и недоступна даже для большинства работников судебно-арбитражной системы.

В.Ф.: Я думаю над этим.

Корр.: Чем Вы собираетесь заниматься после отставки с должности Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ? - Александр Владимирович, зам. ген. директора Центр ЮСБ (Москва)

В.Ф.: Моя последующая деятельность будет связана с юридической наукой, с правом вообще. Буду преподавать в Российской академии госслужбы при Президенте РФ – я там являюсь заведующим кафедрой "Правовое обеспечение рыночной экономики". Но недавно поступило еще одно очень интересное предложение. На VI Съезде судей Президент России В.В.Путин предложил мне перейти на работу в Кремль в качестве Советника Президента по правовым вопросам. В тот момент я обратил внимание на реакцию зала – а в нем сидели лучшие представители судебной власти страны – она была явно одобрительной. Я подумал, что если юридическая общественность доверяет мне, то я не могу обмануть это доверие.

Корр.: Вениамин Федорович, и еще один вопрос вне темы интервью. У Вас очень напряженный график работы, а как Вы отдыхаете? Есть ли у Вас хобби и время на него?

В.Ф.: Времени, конечно, немного. Я всегда любил туризм на байдарках и пешком. Очень нравятся горные лыжи, если удается выкроить время, в этом году один раз на них стоял. Ну и, конечно, чтение -  люблю мемуары.


Постоянный адрес: http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=000883
Rambler's Top100