21 мая 2019 г. Вторник | Время МСК: 02:22:13
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Отчетность по РПБУ и МСФО: содержание бухгалтерской информации



Михаил Львович Пятов, д. э. н., профессор, СПбГУ
Ирина Алексеевна Смирнова, консультант-преподаватель НОУ «Институт проблем предпринимательства», к. э. н., доцент, СПбГУ
Источник: НОУ "ИПП"
добавлено: 24-11-2006
просмотров: 33288
Вот уже более десяти лет существование и развитие бухгалтерского учета в России проходит под флагом сближения отечественной системы учета с Международными стандартами финансовой отчетности. В этом направлении сделано очень и очень многое. Нормативно (согласно ПБУ 1/98) основу финансового учета в России стали составлять принципы (допущения и требования), определяющие методологию учета в рамках МСФО, Федеральным законом «О бухгалтерском учете» (п.4 ст.13) к российской учетной практике адаптирована идея приоритета профессионального мнения бухгалтера над предписаниями нормативных актов, принят целый ряд ПБУ, во многом воспроизводящих содержание соответствующих международных стандартов, в российскую практику вошло понятие учетной политики организации, составляемая российскими компаниями отчетность все больше соответствует формату МСФО. И тем не менее, несмотря на все происходящие перемены, методология формирования бухгалтерской отчетности в России продолжает существенно отличаться от методологических основ МСФО.

В чем же состоят эти отличия? В действительности их немного, но они существенны и делают бухгалтерскую информацию об одних и тех же компаниях, одних и тех же фактах хозяйственной жизни, а следовательно возможности пользователей отчетности по ее анализу, формируемую в соответствии с МСФО и РПБУ значимо различной.

Можно выделить пять ключевых различий:

  • трактовка актива,
  • трактовка обязательств,
  • оценка активов,
  • оценка обязательств,
  • концепция приоритета содержания над формой

Прежде всего, следует подчеркнуть, что в российских нормативных документах не даны определения основных отчетных элементов – активов, обязательств и капитала – в то время как производным понятиям доходов и расходов, определяемым движением активов, обязательств и капитала, дана официальная трактовка в соответствующих ПБУ. Поэтому анализировать соответствующие расхождения российских норм составления отчетности с требованиями МСФО можно опираясь именно на сложившуюся в нормативной среде трактовку элементов отчетности.

Трактовка актива

Бухгалтерская отчетность как средство отображения имущественного и финансового положения фирмы, а также результатов ее деятельности должна позволить ее пользователю оценить инвестиционную привлекательность отчитывающейся фирмы, то есть составить представление о ее платежеспособности, рентабельности и финансовой независимости. Отсюда вытекает бухгалтерская трактовка элементов отчетности, которая, однако, даже при очевидности цели, может варьироваться в зависимости от конкретизации задач анализа бухгалтерской отчетности.
В России трактовка актива определяется действием принципа имущественной обособленности и имеет совершенно определенное влияние на методологию бухгалтерского учета фактов хозяйственной жизни и составления бухгалтерской отчетности. В соответствии со ст. 8 Закона РФ «О бухгалтерском учете» общее правило учета имущества организации, исходя из объема прав на него, выглядит следующим образом: следует приходовать имущество на баланс с момента приобретения права собственности на него и списывать с баланса — в момент утраты права собственности на данное имущество. Таким образом, в российской учетной практике в активе баланса отражается только то имущество, которое принадлежит фирме на праве собственности. Имущество, находящееся во владении или владении и пользовании фирмы отражается на забалансовых счетах. Данное правило российский бухгалтер воспринимает его как нечто само собой разумеющееся.

Правило это составляет одно из ключевых отличий российской учетной методологии от методологии Международных стандартов финансовой отчетности, согласно которым под активом понимается ресурс, находящийся под контролем (точнее под управлением) компании и несущий в себе экономическую выгоду (то есть, в конечном счете, приносящий доход).

Формирование актива по признаку права собственности полностью отвечает задаче оценки платежеспособности. Ведь определяя то, насколько предприятие платежеспособно, мы рассматриваем его активы как обеспечение обязательств, коим может выступать только собственное имущество. Однако при оценке рентабельности или финансового левериджа фирмы актив трактуется как источник доходов, но тогда следование критерию собственности приводит к завышению значений рентабельности и левериджа тех предприятий, которые используют имущество не только на праве собственности.

Порядок оприходования и списания имущества в бухгалтерском учете зависит от того, в какой последовательности фирма становится его собственником или приобретает иные вещные права на это имущество.

Полностью отвечая задаче оценки платежеспособности фирмы, такая трактовка актива не соотносится с задачами определения рентабельности и степени зависимости от привлеченных источников средств. Оценка рентабельности заключается в соотнесении полученной прибыли с величиной затрат, обеспечивших эту прибыль.
Под затратами, обеспечившими прибыл, в рамках различных подходов к оценке рентабельности понимаются разные величины. Классический подход к оценке рентабельности под затратами понимает вложения в имущественный потенциал компании, то есть имущество, приносящее предприятию доходы. В рамках этого подхода рентабельность исчисляется отношением величины прибыли к сумме актива или его элементов. Таким образом рассчитываются такие показатели как рентабельность активов, рентабельность основных средств, рентабельность товаров, рентабельность оборотных средств и т.п.

Итак, в этом случае актив рассматривается как имущественный потенциал компании, приносящий ей доходы. Но доходы организации может приносить не только собственное имущество, но и ценности, находящиеся у фирмы на правах владения и пользования, например, то есть полученные по договору аренды, лицензионному или иному аналогичному соглашению.
Например, фирма арендует помещения и производственное оборудование. При этом она выпускает продукцию из материалов заказчиков. По российским стандартам, практически все имущество, с помощью которого фирма зарабатывает прибыль, отражается за балансом. В активе баланса – совсем небольшой объем обеспечивающего прибыль имущества, а в пассиве, если деятельность фирмы успешная – большая прибыль. Анализ рентабельности путем соотнесения прибыли и соответствующего актива покажет, что фирма сверхрентабельна, а пользователи отчетности будут недоумевать как эти гении бизнеса зарабатывают такую прибыль на «паре калькуляторов», отраженных в активе. Данный эффект сверхрентабельности объясняется тем, что весь имущественный потенциал, с помощью которого фирма зарабатывает прибыль, выведен за баланс.

С этой точки зрения более оправданным видится подход международных стандартов отчетности, где под активом понимаются ресурсы, контролируемые компанией и приносящие ей доход.

Это же относится и к проблеме определения финансового левериджа компании. Суть определения финансового левериджа состоит в оценке риска, связанного с зависимостью предприятия от привлеченных источников средств, то есть от обязательств как источника финансирования деятельности. Имея определенный объем источников финансирования (собственных источников средств и обязательств), руководство фирмы рассчитывает на них при организации определенных объемов деятельности. Если фирма имеет кредит, она финансируется за его счет, обеспечивая тем самым определенные масштабы деятельности. Однако кредит может быть прекращен, нового кредита может быть не получено, и тогда фирме придется сокращать объемы деятельности. Риск этого всегда имеет место в том случае, когда деятельность финансируется за счет привлеченных источников средств.

Структура пассива баланса, на основе которого оценивается финансовый леверидж, обусловливается структурой его актива. Если же в активе показывается только имущество, принадлежащее предприятию на праве собственности, в пассиве отражаются также только обязательства, связанные с приобретением имущества в собственность. Таким образом, весь комплекс обязательств, связанных с владением имуществом, приносящим компании доход, например, арендованными основными средствами, уходит «за баланс».

Вместе с тем участие в обороте предприятия имущества, не принадлежащего компании на праве собственности также формирует зависимость деятельности фирмы от привлеченных источников финансирования. Так, например, арендодатель, сдавая в аренду имущество, вкладывает в него деньги, тем самым предоставляя кредит арендатору. И этот кредит точно также может быть прекращен с расторжением договора аренды, на основе которого в определенной степени организуется деятельность фирмы (например, завод работает на арендованном оборудовании). Объема же такого финансирования деятельности компании со стороны баланса, актив которого представляет собой имущество, принадлежащее фирме на праве собственности, просто не видно.

Трактовка обязательств

В соответствии с МСФО обязательства признаются в балансе фирмы, если на отчетную дату у нее есть обязанность, которую можно оценить, и выполнение которой повлечет за собой отток активов. Здесь важно подчеркнуть два ключевых момента – наличие обязанности (подтверждаемое, в частности, совершившимся обязывающим событием) и вероятный отток ресурсов. Если один из этих моментов отсутствует, в бухгалтерском балансе обязательство не признается. То, по какой статье следует отражать обязательство определяется достижимой точностью стоимостного выражения обязательства – если очевидно когда, кому и сколько надо заплатить, то признается кредиторская задолженность (счета к оплате), если эти параметры носят оценочный характер – в балансе отражается резерв. Понятие «вероятный» здесь не означает прямого указания на какую-либо расчетную величину вероятности, речь идет о том, что отток ресурсов «скорее всего» состоится, то есть ожидается. Поэтому в балансе не может быть обязательств (в виде резерва) по оплате будущих, пока не признанных расходов, например расходов по ремонту основных средств, в то же время предстоящие выплаты отпускных требуют признания кредиторской задолженности, а не резерва.

Традиция российского учета - отражение юридически свершившихся фактов хозяйственной жизни, то есть фактического изменения структуры и/или состава имущества и обязательств фирмы. Отражение в учете таких фактов как «условные факты хозяйственной жизни» (ПБУ 8/01) непривычно российскому бухгалтеру и плохо приживается у нас на практике. Тем более, что российские нормы разрешают создавать резервы, но не обязывают делать этого. Кроме того, в соответствии с указанным ПБУ в бухгалтерском балансе появляются резервы предстоящих расходов, что по МСФО в принципе недопустимо. Подход МСФО более последователен в этом вопросе и позволяет обоснованно раздвинуть временные рамки бухгалтерской отчетности. Безусловно, он соответствует идее приоритета экономического содержания над юридической формой отражаемых фактов.

Оценка активов

Традиция российской бухгалтерии, вытекающая из концептуальных основ континентально-европейской школы учета и прежде всего идей теории динамического баланса Э. Шмаленбаха – это оценка активов по себестоимости. Именно он преимущественно реализуется в современной российской бухгалтерской практике. Согласно п.1 ст. 11 Закона «О бухгалтерском учете», оценка имущества, приобретенного за плату, осуществляется путем суммирования фактически произведенных расходов на его покупку, … произведенного в самой организации, - по стоимости его изготовления».

Оценка активов по себестоимости прежде всего отвечает целям определения рентабельности. При исчислении финансового результата сопоставляется полученный дохода и декапитализированные затраты (расходы отчетного периода), благодаря которым эти доходы были получены. С этой точки зрения активы – это капитализированные затраты фирмы, то есть те, которые пока не принесли ей доходов. Актив в этом случае рассматривается как сделанные фирмой инвестиции, которые предположительно должны окупиться. Именно себестоимость демонстрирует сумму расходов на формирование конкретного актива – сумму денежных средств, в которую он (актив) обошелся компании. Такой подход в МСФО отвечает концепции финансового капитала.

Прекрасно соответствуя целям определения рентабельности, оценка по себестоимости противоречит целям определения платежеспособности компании. В случае, когда опираясь на данные бухгалтерской требуется оценить платежеспособность фирмы, актив рассматривается как обеспечение долгов фирмы. Следовательно, пользователя отчетности интересуют не те цены, по которым имущество было когда-то приобретено, а те цены, по которым его можно сегодня продать, чтобы вырученными деньгами расплатиться по долгам. Как правило в качестве альтернативы себестоимости в данном случае называются рыночные цены. Посмотрим, насколько это справедливо.

Существует два подхода к оценке платежеспособности компании. Первый из них соответствует теории статического баланса. В этом случае баланс компании рассматривается как последний – ликвидационный. Разделение активов и обязательств на долгосрочные и краткосрочные теряет смысл, и оценивая платежеспособность определяется, насколько всего имущества фирмы хватит, чтобы погасить все ее долги. Платежеспособность в данном измеряется так отношение актива баланса к долгам фирмы (ее обязательствам, привлеченному капиталу).

Однако в этом случае аналитика интересуют не рыночные цены на активы, а их ликвидационная стоимость, так как прекращение деятельности предприятия (которое допускается в этом случае) не предполагает возможности продажи активов по рыночным ценам.

Теория динамического баланса предполагает оценку платежеспособности исходя из допущения непрерывности деятельности фирмы. В этом случае исходят из отсутствия необходимости распродажи активов для погашения имеющихся обязательств, что определяет подход к оценке платежеспособности путем сопоставления наиболее ликвидного имущества фирмы (оборотных активов) и краткосрочных обязательств

Казалось бы в этом случае и следует говорить о преимуществе рыночных цен при оценке оборотных средств. Однако это не совсем так. Соответствие коэффициента общей (текущей) платежеспособности идее определения платежеспособности фирмы исходя из допущения непрерывности деятельности весьма сомнительна. Ведь если фирма в ближайшем обозримом будущем будет нормально функционировать у нее не возникнет необходимости распродавать свои запасы чтобы расплатиться по долгам. Обеспечением текущих долгов в этом случае будут выступать «сегодняшние» и «завтрашние» деньги, то есть денежные средства, эквиваленты денежных средств и дебиторская задолженность. Таким образом, и здесь идея о необходимости переоценки активов по рыночным ценам при определении платежеспособности терпит фиаско. Это доказывает тот факт, что при анализе финансового положения предприятия исходя из допущения непрерывности деятельности фирмы, оценка активов по себестоимости отвечает задачам как определения рентабельности, так и определения платежеспособности.

Очевидно, что изменение экономических условий хозяйствования делают оценку по себестоимости не соответствующей реальному положению дел (в случае, когда под реальностью мы понимаем текущее положение дел на рынке). Здесь следует согласиться с тем, что активы следует переоценивать. При этом возникают вопросы о том по каким ценам целесообразно проводить переоценку и как это делать.

Самый казалось бы очевидный ответ на первый вопрос: по рыночным ценам. Однако здесь возникают определенные сложности. Если у запасов и финансовых вложений компании в большинстве случаев есть рыночная цена, то, что касается внеоборотных активов, то уже хотя бы такая их характеристика как определенная степень изношенности весьма затрудняет определение рыночных цен на них. Более взвешенный ответ на этот вопрос дают МСФО, вводя понятие справедливой стоимости: «это та сумма, на которую можно обменять актив при совершении сделки между хорошо осведомленными, желающими совершить такую сделку и независимыми друг от друга сторонами» («Международные стандарты финансовой отчетности» – М.: «АСКЕРИ», 2004 г., с.198).

Помимо денежной оценки элементы бухгалтерской отчетности имеют временну’ю характеристику. Относительно активов баланса – это момент капитализации затрат и предполагаемый момент декапитализации. Оценка по себестоимости делает элементы баланса несопоставимыми по временной характеристике. Все активы приобретались в разное время и их оценка относится к разным моментам времени. В этой связи переоценка до справедливой стоимости обеспечивает большую сопоставимость элементов отчетности, так как они становятся оцененными на один и тот же момент времени – отчетную дату. Особую важность это имеет при оценке платежеспособности, прежде всего в рамках статического баланса.

В настоящее время в российской практике переоценка активов, а именно основных средств, разрешена нормативными документами. Согласно п. 15 ПБУ 6/01, «коммерческая организация может не чаще одного раза в год (на начало отчетного года) переоценивать группы однородных объектов основных средств по текущей (восстановительной) стоимости». Данный подход в рамках концепции экономического (физического) капитала предусмотрен МСФО. Компании, придерживающиеся политике поддержания экономического капитала, о чем они объявляют в своей финансовой отчетности, с определенной периодичностью переоценивают по текущей стоимости не только основные средства, но и нематериальные активы (с некоторыми ограничениями).

Таким образом вопрос «по каким ценам?» имеет вполне определенный ответ. Гораздо сложнее ответить на вопрос «как переоценивать». Любая переоценка активов, не связанная с ростом кредиторской задолженности, означает рост собственных источников средств предприятия, то есть фактический доход (доход не всегда включается в отчет о прибылях и убытках, а в случае переоценки относится к «добавочному капиталу», или «резерву переоценки», но в любом случае не к обязательствам как доход будущих периодов). Таким образом, переоценивая активы в сторону увеличения, мы сталкиваемся с необходимостью демонстрации в отчетности нереализованной прибыли, прибыли не ставшей деньгами. Таким образом, переоценка, как средство адекватного отражения экономического (имущественного) потенциала фирмы, а значит одного из аспектов ее инвестиционной привлекательности, формирует завышенный объем собственных источников средств, демонстрируемый в отчетности.

В своем стремлении придать бухгалтерской отчетности аналитические качества МСФО идут еще дальше – все более широкое распространение получает оценка по справедливой стоимости: первоначальная оценка всех финансовых инструментов осуществляется по справедливой стоимости, допустима и предпочтительна переоценка по справедливой стоимости финансовых инструментов, займы предоставленные и полученные учитываются исходя из рыночных условий кредитования, а не предусмотренных конкретным договором. С позиций российских учетных норм это представляется чересчур либеральным. В то же время обязательное дисконтирование будущего оттока денежных средств в случае признания статьи актива при отсроченной его оплате (например, первоначальной стоимости приобретенных основных средств) или будущих поступлений денежных средств (в случае признания дебиторской задолженности покупателей и соответствующей выручки) демонстрирует, что в МСФО принцип консерватизма не сдал своих позиций.

Оценка обязательств

Традиционно в России для отражения в бухгалтерской отчетности обязательств компании (как и дебиторской задолженности), применяется их номинальная стоимость, поскольку особенностью правил бухгалтерского учета в России является доминирование юридического понимания обязательств. Исходя из него предметом денежного обязательства выступают не сами ценности, а их денежные знаки – рубли. Из этого следует, что обязательство должно отражаться в бухгалтерском балансе в сумме, определенной или договором, или законом, или деликтом, т.е. в сумме, причитающейся к выплате.

При этом, финансовый результат от исполнения договоров, по которым организации продают свои товары, работы и услуги, определяется в бухгалтерском учете как разница между номинальными суммами обязательств контрагентов перед организацией (обязательства покупателей) и номинальными суммами обязательств организации перед контрагентами (поставщиками, работниками, бюджетом и прочь).

Если с юридической точки зрения величина обязательства, определенная сторонами договора или нормам закона, с течением времени остается неизменной, то с экономической точки зрения она постоянно меняется. Если обязательство в балансе выражает оценку существующей на отчетную дату обязанности, которая приведет в будущем к оттоку ресурсов, то этот отток должен быть «приведен» к отчетной дате. Такое приведение выполняется с помощью техники дисконтирования на каждую отчетную дату. Новое балансовое значение обязательства по сравнению с его значением на начало отчетного периода позволяет рассчитать величину его прироста, которая признается расходом отчетного периода.

Таким образом, господствующий в теории и практике бухгалтерского юридический подход к определению величины обязательств игнорирует тот факт, что реальная величина обязательства все время меняется. Вместе с тем именно экономическая трактовка обязательств организации имеет определяющее значение при оценке ее финансового состояния.

Проблема оценок методом дисконтирования, вызывающая значительный объем дискуссий, заключается в том, как определить ставку дисконтирования. Теоретически это может быть ставка процента по банковскому кредиту, стоимость капитала компании, уровень рентабельности и т.д. Выбор каждого из названных вариантов может быть оправдан конкретными обстоятельствами. Международные стандарты обычно указывают, какой именно ставкой дисконтирования следует пользоваться в определенном случае. В настоящее время, согласно МСФО, в дисконтированной оценке в отчетности должны показываться обязательства, срок погашения которых превышает 1 год с отчетной даты (кроме резервов и статей по сути, являющихся резервами, как например, обязательств по отложенным налогам).
Одна из идей, заключающихся в переоценке статей отчетности, состоит в том, чтобы привести их балансовую стоимость к одинаковой временно’й характеристике. Оценка активов по справедливой стоимости позволяет продемонстрировать их ценность на дату составления отчетности. Дисконтированная оценка обязательств делает их сопоставимыми со справедливой стоимостью активов.

Концепция приоритета содержания над формой

Пожалуй, самым плохо приживающимся в российской практике принципом учета является принцип приоритета содержания над формой. Этот принцип, фактически являющийся центральным в МСФО, отражающих идеи англо-американской школы учета остается наименее понятным нашим коллегам, пока имеющим слабый шанс на воплощение на практике в России. При этом следует сказать, что именно реализация данного принципа на практике является залогом реального перехода к международным стандартам.

В чем же состоит суть этого бухгалтерского принципа? Каждый факт хозяйственной жизни, отражаемый в бухгалтерском учете, имеет как экономические, так и юридические характеристики. С точки зрения юриспруденции в первую очередь имеют значение права и обязательства лиц – участников хозяйственных процессов, связанные с фактом хозяйственной жизни, с экономической – влияние данного факта на имущественное, финансовое положение фирмы и финансовые результаты ее деятельности. Отражение данных характеристик является задачей бухгалтерского учета. Однако экономические и юридические характеристики факта хозяйственной жизни нередко противоречат друг другу, и формируя методологию бухгалтерского учета, необходимо выбрать: с точки зрения экономики или права следует отражать данный факт в бухгалтерском учете

Так, например, с экономической точки зрения характеристиками актива являются подконтрольность компании и способность приносить ей доход, независимо от наличия права собственности на конкретное имущество. Эта позиция описывает, например, факт финансовой аренды с точки зрения экономики как факт покупки объекта аренды, и ее следствие – отражение арендованного имущества на балансе. С точки зрения права арендованное имущество следует отражать за балансом. Независимо от потребностей пользователей отчетности в раскрытии как экономического, так и юридического содержания фактов хозяйственной жизни, неизбежен выбор в пользу первого или второго подхода, так как имущество не может одновременно отражаться и на балансе и за балансом фирмы. С юридической точки зрения товары проданы и списываются с баланса продавца тогда, когда к покупателю перешло права собственности на них, с экономической – когда покупатель принимает на себя риск, который несет товар, и получает возможность извлекать экономическую выгоду, носителем которой товар выступает, то есть в момент, который может не совпадать с моментом перехода права собственности.

Совершенно идентичные с экономической точки зрения операции могут иметь различные юридические характеристики. Так, например, операции по приобретению товаров для заказчика за определенное вознаграждение могут быть оформлены как договором поставки, так и договором комиссии. Экономическое содержание операций от этого не измениться, а вот объем прав и обязательств участников сделки будет существенно различаться. Соответственно, если методология учета будет основываться на юридических характеристиках рассматриваемых операций, то в первом случае товары будут отражаться на балансе организации – исполнителя, а во втором – на забалансовых счетах.

Смысл принципа приоритета содержания над формой состоит в том, чтобы определяющим для методологии учета было не юридическое, а именно экономическое содержание фактов хозяйственной жизни. Насколько реализация данного принципа возможна в условиях современной российской практики?

В то время как в основе МСФО лежат взгляды и традиции англо-американской школы учета, для которой свойственно негосударственное регулирование бухгалтерской практики профессиональными организациями, российская бухгалтерия тяготеет к континентально-европейской школе, где сложились иная традиция – нормативного, законодательного регулирования бухгалтерской практики, который возглавляет Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 21 ноября 1996г. №129-ФЗ.

Согласно ст.3 Закона, «законодательство Российской Федерации о бухгалтерском учете состоит из настоящего Федерального закона, устанавливающего единые правовые и методологические основы организации и ведения бухгалтерского учета в Российской Федерации, других федеральных законов, указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации».

Статьей 5 Закона устанавливается, что «Общее методологическое руководство бухгалтерским учетом в Российской Федерации осуществляется Правительством Российской Федерации. Органы, которым федеральными законами предоставлено право регулирования бухгалтерского учета, руководствуясь законодательством Российской Федерации, разрабатывают и утверждают в пределах своей компетенции обязательные для исполнения всеми организациями на территории Российской Федерации: а) планы счетов бухгалтерского учета и инструкции по их применению; б) положения (стандарты) по бухгалтерскому учету, устанавливающие принципы, правила и способы ведения организациями учета хозяйственных операций, составления и представления бухгалтерской отчетности; в) другие нормативные акты и методические указания по вопросам бухгалтерского учета. Нормативные акты и методические указания по бухгалтерскому учету, издаваемые органами, которым федеральными законами предоставлено право регулирования бухгалтерского учета, не должны противоречить нормативным актам и методическим указаниям Министерства финансов Российской Федерации».

Мы привели эти объемные цитаты из текста Закона не случайно. Из них следует, что нормативные акты, регулирующие ведение бухгалтерского учета в России являются неотъемлемой частью общей системы права, регулирующей экономические отношения. Существуя в общей системе права они не могут быть обособлены от нее. Отсюда, методология бухгалтерского учета в России определяется прежде всего юридическим содержанием отражаемых фактов хозяйственной жизни. При этом формулировка конкретных норм Закона «О бухгалтерском учете» и нормативных документов Министерства Финансов определяют связи методологии учета с нормами смежных с бухгалтерским отраслей законодательства, и прежде всего гражданского и налогового. Таким образом, фактически для российского учета в настоящее время свойственен скорее принцип приоритета юридической формы фактов хозяйственной жизни над их экономическим содержанием.

Юридическая ориентация учета безусловно обедняет бухгалтерскую информацию. Пользователям отчетности необходимо знать не только и не столько о юридическом содержании отражаемых фактов хозяйственной жизни, но и об их экономическом смысле для деятельности компании. Однако данный недостаток присущ финансовому, официальному бухгалтерскому учету. При формировании системы управленческого учета компании, то есть в ситуации, когда мы не ограничены не только предписаниями нормативных документов, но даже и возможностями двойной записи, мы можем строить методологию учета, закладывая в основу экономический смысл фактов хозяйственной жизни. Таким образом, лозунг МСФО о свободе профессионального суждения бухгалтера и определении этим суждением методологии учета в России в настоящий момент может получить реальное воплощение скорее не в финансовом, а в управленческом учете.

Популярные статьи по теме:
Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.422 сек.
Яндекс.Метрика