28 января 2022 г. Пятница | Время МСК: 09:16:56
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Главные проблемы бизнеса сегодня - поиск и развитие новых направлений

Интервью с С.Б. Прониным, генеральным директором консалтинговой компании "ТАРЕСС", канд. эконом. наук



добавлено: 04-07-2005
просмотров: 26838

Что сейчас актуально в экономической жизни страны? Какие происходят изменения?

- В последнее время у меня сложилось твердое ощущение, что главная проблема, вокруг которой сейчас строится бизнес, - это проблема поиска новых путей для зарабатывания денег. В зависимости от ситуации актуальными проблемами могут быть взаимоотношения бизнеса с фискальными, правоохранительными органами, какие-то другие вопросы. Но, повторюсь, на мой взгляд, главный вопрос для бизнеса сегодня - как заработать деньги? Как это ни парадоксально, но, несмотря на то, что цены на нефть растут, стабилизационный фонд увеличивается, все у нас вроде бы замечательно, а свободных денег почему-то нет, и зарабатывать их с каждым днем труднее. Многие руководители предприятий, с которыми я лично знаком, практически все за редким исключением начинают серьезно оптимизировать издержки: сокращаются рабочие места, уменьшаются заказы, практически приостановился рост зарплат. Руководители постоянно находятся в поиске дополнительных источников доходов, но их становится все меньше. Для меня этот парадокс в какой-то мере загадка.

Возникает определенная ассоциация с советскими временами, когда деньги утекали в "закрома Родины", но где они и кто к ним имеет доступ, понять было невозможно. Так и сейчас - ощущение, что деньги куда-то утекают. Самая элементарная вещь - когда они используются для приобретения ценных бумаг американского резервного банка. Это "замечательное" вложение, на котором мы теряем огромные деньги, поскольку инфляция доллара выше, чем процентные доходы по этим бумагам. Недавно в СМИ называлась огромная сумма: в прошлом году мы потеряли больше $1 млрд только на этой разнице. И, как результат, проблема зарабатывания сегодня - самая актуальная проблема российского бизнеса.

Этот процесс происходит на фоне дискредитации отдельных направлений бизнеса. Причем пока идет по сегментам рынка. В принципе он возник не вчера и постепенно набирает обороты. В торговле, на мой взгляд, уже наступил серьезный кризис. Так, ранее наиболее перспективный рынок аудио-, видеотехники сегодня находится на грани краха. Что может его реанимировать? Возможно, появление качественно новой техники - плазменных панелей, жидкокристаллических телевизоров, но по ценам сегодняшних приемников. Возможно, недалеко то время, когда аналогичные процессы произойдут в других, на сегодняшний день благополучных, отраслях.

По моим наблюдениям, сегодня ситуация и на рынке недвижимости не внушает оптимизма, как бы риэлторы не пытались доказать обратное. В первую очередь это проявляется в предложениях аренды нежилых помещений.

Все объекты можно условно разделить на категории: эксклюзивные, так называемые VIP; совсем дешевые; и средний класс - наиболее удобные по качеству, месторасположению и цене. И этот наиболее рабочий сегмент и недавно очень востребованный сегодня полупустой. Я был в ряде европейских стран, когда они переживали нелучшие времена, и обращал внимание на многочисленные объявления о сдаче в аренду. А недвижимость - одна из системообразующих отраслей в экономике страны: на нее работает индустрия стройматериалов, огромное количество различных смежных производств, и огромный рынок рабочей силы. И если все это "просядет", то и до кризиса всей экономики страны не так далеко.

Поэтому главные проблемы сегодня, на мой взгляд, состоят в поиске и развитии новых направлений бизнеса. Причем проблемы не только бизнесменов, но и в первую очередь государства. Если завтра люди окажутся на улице (а они, безусловно, окажутся, так как процесс вымывания рабочих мест идет), это приведет к социальным потрясениям.

Некоторые экономисты, со своими своеобразными экономическими подходами, упорно нам доказывают, что количество денег в стране некоторое время должно быть ограничено. Однако, если вспомнить 90-е годы, то очевидна зависимость между экономикой и бюджетными деньгами. Были деньги в бюджете - все расцветало, потому что именно бюджет напрямую или опосредованно является источником и финансирования, и благосостояния многих наших бизнесменов. Нет денег в бюджете - воровать, извините, неоткуда. Сегодня бюджетные деньги оказались за пределами страны, и наши бизнесмены находятся в ожидании, откуда что упадет, так как многие привыкли работать на бюджетных деньгах. Я не говорю о каких-то криминальных вещах, когда деньги получали под северный завоз и кончилось это тем, что ни денег, ни завоза. Работать на бюджетных деньгах, получая их иногда совершенно беспроцентно, - очень выгодно. И сегодня многие бизнесмены столкнулись с проблемами, так как не стало этого инструмента в виде бесплатных или очень дешевых государственных денег.

И уже на второй план отходят вопросы, связанные с административным давлением на бизнес. Когда не решаются вопросы экономического характера, административные рычаги давления уже не могут ни помочь, ни помешать. И если завтра отменят весь финансовый контроль и при этом продолжат такую же государственную политику по вывозу капитала за рубеж, я не думаю, что это серьезно потрясет экономику. А если контроль ужесточить и привлечь капитал из-за рубежа, будет совсем другая история. Поэтому вопросы административного давления сегодня уходят на второй план, за исключением давления на крупные предприятия. Мелкому и среднему бизнесу в какой-то мере дано сейчас право немного развиваться, "нагулять жир". Другое дело, с чего его нагуливать, если мы понимаем, что в экономике теперь непросто? А вот крупные предприятия, особенно связанные с добывающими отраслями, с энергоносителями, сейчас подвергаются более жесткому воздействию. С одной стороны, понятно, с них есть что получить. С другой, насколько я понимаю, это административное воздействие на бизнес носит в меньшей степени экономический, а в большей степени политический характер. Пример ЮКОСа очевиден.

Если работать с крупными предприятиями, то решается триединая задача. Во-первых, в какой-то мере пополняется бюджет. Но я бы сказал, что данная задача - самая последняя. Уничтожаются политические олигархические группировки. Это задача номер два. А задача номер один, вокруг чего. в принципе, все и выстраивается, - переход курочек, несущих золотые яйца, к другим хозяевам. Кто скрывается за этими хозяевами - вопрос другой. Иногда собственником является государство, но мы понимаем, что управляет и имеет возможности этим капиталом манипулировать не хозяин, а тот, у кого реальные рычаги управления. Если хозяин государство, но менеджер имеет полный набор инструментов для того, чтобы управлять этим бизнесом, то понятно, что хозяин чисто номинальный. Вот эта работа, я думаю, будет продолжаться.

После ЮКОСа сегодня на повестке дня ТНК BP, долги по налогам которой резко возросли с 4 млрд рублей до 26 млрд за один год. Думаю, что если все будет продолжаться таким темпом, то и этот корабль тоже может получить такую пробоину, что мало не покажется. И лояльность бизнесменов нынешней власти будет просто-напросто определять только то время, которое будет дано для того, чтобы еще пожить спокойно. В том, что за этими компаниями пойдут следующие, я не сомневаюсь. В том, что среди этих предприятий будут не только предприятия частного капитала, я тоже не сомневаюсь, потому что иногда даже на государственном или полугосударственном предприятии достаточно трудно сместить менеджеров. А таким способом можно.

У мелких предпринимателей сегодня заботы другие: как заработать деньги. Я не так часто, может быть, общаюсь с мелкими предпринимателями. Как правило, это происходит, когда мы встречаемся в союзе предпринимателей - ветеранов органов внутренних дел. Я являюсь членом президиума правления этого союза, и мы проводим встречи, на которые приглашаем членов союза. Они, как правило, в подавляющем большинстве представляют мелкий и средний бизнес. Обмениваясь мнениями по наиболее актуальным проблемам, я обратил внимание, что многие в последнее время стали часто менять место работы. Человек работал 10 лет в одной организации, теперь работает в другой организации. На вопрос: "Почему?" отвечает, что в той организации дела отлажены, объемы уменьшаются, делать нечего, и они переходят в другие организации, потому что надо деньги зарабатывать. Мелкие предприятия готовы браться за достаточно отдаленные от своего основного направления дела. То есть мелкий бизнес сейчас лихорадочно ищет сферы приложения своих усилий и своих незначительных финансовых ресурсов. Это проблема.

В 2004 году начата административная реформа, и на сегодняшний день даже не все структурные подразделения бывших министерств и ведомств приведены в тот порядок, который задумывался по реформе, не все люди переназначены. По ряду фискальных органов я могу сказать, что назначения прошли на федеральном уровне и на уровне субъектов федерации. Чуть ниже вопросы еще находятся в стадии решения, а значит, люди находятся в "подвешенном" состоянии, начальники еще не знают, кто и с кем будет работать завтра. Тем более, что есть такая интересная линия (она всегда имела место, но сегодня особенно актуальна), когда идут достаточно большие перемещения по горизонтали. Новая власть стремится насытить эти структуры своими представителями. А там, где таких возможностей не хватает, просто перетасовываются старые кадры, отрываются от сложившихся систем отношений, от своих подчиненных.

С одной стороны, в этом благо, поскольку с приходом новых людей появляется новое видение проблем, которые годами не разрешались. С другой стороны, это создает сложности. Была отработана какая-то система взаимодействия между начальниками и подчиненными, между сотрудниками, причем в некоторых местах очень даже неплохо отработана, в хорошем смысле слова. Но в угоду тому, чтобы все поменять, люди тасуются без особого разбора, а сотрудники находятся в состоянии неопределенности. Можете представить, какие у них настроения.

Провал в деятельности фискальных и правоохранительных органов в какой-то мере связан с затянувшейся административной реформой, поэтому и давление на мелкий и средний бизнес уменьшилось. Крупный бизнес давится не с низких уровней, а с уровней федеральных органов власти. Там уже все назначения состоялись, реорганизация в основном произошла, и работа, в общем-то, видна. На местах пока все находится в незавершенном состоянии, зато мелкий и средний бизнес в какой-то мере получил отдушину. Другое дело, что отдушина эта очень плохо ощущается, поскольку человек, который не способен заработать денег, фискалов не боится. Чего его проверять-то, если денег нет.

А каков Ваш прогноз на ближайшие год - два?

- Прогнозы - дело не очень благодарное, тем более что мы с вами понимаем: наша экономика выстраивается, к сожалению, не по экономическим законам, а, скорее, по политическим и каким-то иным соображениям. Например, обратите внимание на то, что сейчас происходит с реорганизацией нашей избирательной системы. С одной стороны, закрепление тех позиций, которые достигнуты на сегодняшний день властью - той же "Единой Россией", с другой - резкое отвержение тех позиций, которых они достичь не смогли. Одно время много говорилось о спорной правомерности выборов по избирательным спискам. Зачем во главе списков ставят людей, которые, однозначно, не будут работать в Думе, и кому это надо? У меня такое ощущение, что люди, которые отстаивают такую позицию, сами до конца не понимают, зачем это надо. Это может только вызвать взрыв народного негодования, социального протеста.

Вы хотите сказать, что, например, Ю. Лужков и С. Шойгу необходимы для поднятия престижа вашей партии? Да ради Бога, только в списки их вносить не надо. Все знают, что они входят в руководство "Единой России". Они агитируют за то, что надо голосовать за эту партию. Но зачем вносить в список Лужкова, если понятно, что он в Думе работать не будет? Такое ощущение, что люди пытаются застолбить новую позицию, а старую при этом не снимают, не понимая того, что получается игра в одни ворота.

Сегодня лишили людей возможности избирать губернаторов. Попробуйте не избрать кандидатов, которых внес Президент! Один - два раза не избрали, можно распустить и городскую думу. А люди, чтобы в эту думу войти, потратили немало моральных и физических сил, финансовых средств на избирательную компанию. Никто не хочет рисковать. Вот и получается, что дума становится ручной и назначает тех, кого народ не знает, а нередко и не хочет видеть в качестве своих руководителей.

Примерно то же самое, я думаю, будет происходить и в экономике. Если человек умеет что-то делать по определенной схеме, он, как правило, эту схему перекладывает на другие отрасли. Трудно предполагать, что человек, имея некий набор инструментов, приемов, которые он использует в политике, в экономике будет жить по совершенно иным принципам. Это значит, что постепенно будет происходить процесс огосударствления экономики. С одной стороны, ради уже приватизированных предприятий. С другой, будет продолжаться процесс разгосударствления экономики за счет продажи еще не приватизированных предприятий, но продажи по тем правилам игры, которые установлены нынешней властью. В этом случае особо удивляться не приходится, потому что предыдущая власть действовала точно так же. Только, может быть, более бесшабашно, более беспардонно. Нынешняя власть такими харизматическими лидерами не отличается. Такое ощущение, что у нас много клонированных чиновников. На них посмотришь - и появляется ощущение, что ты его видел, только в другом ведомстве. Все на одно лицо. Но тем неотвратимее их предстоящие победные результаты. Если сегодня мы можем говорить о том, что в 90-е годы при приватизации резко нарушались законы и сейчас можно поставить вопрос о привлечении тех или иных чиновников, тех или иных собственников к уголовной ответственности за незаконную приватизацию, отнять то, что ими было незаконно нажито (что в принципе делается в отдельных случаях), то с нынешней приватизацией такого уже не будет. Это другие люди, они не рассчитывают на свою харизму. Это чиновники, поэтому прежде чем что-то сделать, они под это примут закон. Тогда уже не будет никаких оснований утверждать, что сделано незаконно. Все будут понимать, что произошло беззаконие, произошло разграбление экономики, но при этом все будут понимать, что формальных оснований признать это незаконным нет.

Был период, когда нарождающаяся экономическая элита создавала политиков. А для того чтобы стать экономической элитой, растаскивали государственные предприятия. Сейчас же другой вариант. Сегодняшним политикам не хватает экономического базиса. Все мы прекрасно понимаем, что на сегодняшний день та политическая элита разных уровней, которая имеет место быть, не вполне совпадает с экономической элитой России. Экономическая элита процентов на 70 - 80 осталась от ельцинских времен. Но я думаю, что через несколько лет от той элиты останется процентов 20. Как говорится, иных уж не будет, а те далече. Ряды пополнят новые олигархи, появившиеся в результате приватизации нынешних государственных предприятий или предприятий с государственным участием. На мой взгляд, самые активные процессы на рынке следует ожидать в этой связи. Может быть, для этих целей и существуют где-то деньги, которых мы сегодня не можем найти в бизнесе. Нужно же будет покупать эти предприятия?

На какие деньги можно приобрести крупное предприятие? Есть два варианта. Первый - продать свой бизнес и купить на эти деньги другой. Но, как правило, никто не хочет расставаться с тем, что есть, но хочет приобрести что-то новое. А за счет чего? Были варианты, когда можно было привлекать западные деньги, они в какой-то мере остались. На сегодняшний день главным кладезем больших и дешевых денег является бюджет России, поэтому я не исключаю, что может произойти некий круговорот денег. Сегодня наши бюджетные деньги оказались размещены за рубежом в целях не- нарушения неких пропорций и недопущения дисбаланса в экономике России. Оттуда эти деньги путем некоторых превращений одних бумаг в другие могут вернуться к нам, но уже в форме иностранных инвестиций какой-то группы компаний или каких-то других компаний, которые созданы при участии тех людей, которые сегодня могут оперировать бюджетными деньгами. На эти деньги будет благополучно покупаться наша государственная собственность при очередной приватизации. Речь идет о крупных предприятиях.

Понятно, что какие-то маленькие предприятия поступят на общую распродажу. Другое дело, если предприятия, даже очень маленькие, относятся к очень перспективным отраслям.

Наверное, это будет наиболее характерное движение нашей экономики в ближайшие три года.

Вы работаете в сфере экономического консалтинга. Какие основные проблемы волнуют сегодня клиентов?

- Клиенты в основном обращаются с вопросом, куда пойти, чтобы заработать деньги. Если года 3 - 4 назад они приходили с вопросами, как преодолеть те или иные барьеры в развитии бизнеса, связанные с административными препонами, с не совсем правомерными действиями фискальных и правоохранительных органов, то сегодня этих вопросов минимум. Главный вопрос - как эти деньги заработать, чем заняться. По большому счету, не возникает вопросов, как это сделать. Вопрос - чем заняться, где перспективное направление бизнеса. То, что мы сегодня видим как перспективное направление бизнеса, на самом деле уже неперспективно. На самом деле это уже вчерашний день, и если мы сегодня им займемся, то поспеем к затуханию процесса. Поэтому выигрывают те, кто видит на шаг, на два шага вперед.

Клиентов столичных и региональных волнуют одни и те же проблемы?

- В какой-то мере существует некая "линия задержки" в регионах. Не в обиду москвичам будет сказано, но мне кажется, что москвичи, у которых достаточно активная жизнь, постоянно в погоне за чем-то, они очень поверхностны. В регионах, поскольку там жизнь течет более медленно, нет такого обилия проблем, которыми нужно заниматься, люди имеют возможность более углубленно сосредоточиться на той или иной проблеме. Такая углубленность, сосредоточенность в первую очередь и позволяет людям из регионов становится на ноги, приезжать в Москву, и не с протянутой рукой. Это несколько иные люди, и бизнес там несколько иной. Я бы сказал, что сегодня в регионах я вижу то, что было в Москве год - два назад. Там в какой-то мере еще существуют и в достаточно активно работают фискальные органы.

В Москве огромный рынок труда. Сегодня человек, работая, например, налоговым инспектором, своей работой не дорожит. В регионах все по-другому, все на виду. Если ты ушел из той или иной структуры по не очень симпатичным основаниям, продолжить карьеру в смежной структуре будет непросто. В Москве генералов было не в пример больше, чем в регионах, но иногда мы не можем их найти, они где-то растворились. А в регионах все лучшие генералы, полковники никуда не исчезли. Кто-то переместился из одного ведомства в другое, кто-то работает в бизнесе, но все они на виду.

С точки зрения бизнеса, у меня такое ощущение, что регионы еще свой потенциал не растратили, на сегодняшний день там есть какой-то запас, внутренний резерв, который в Москве уже практически исчерпан. Это еще связано с тем, что зарубежный капитал активно идет именно в регионы. Там все немного по-другому: и люди более ответственно относятся, рабочая сила дешевле, и цены на землю, недвижимость в разумных пределах.

Мне кажется, что потенциал таких крупных центров, как Москва не исчерпан, конечно, но достаточно полно использован. Некоторые регионы не истратили свой потенциал и наполовину. У них большое будущее, просто не хватает харизматического лидера, который мог бы ситуацию поднять. Пример - Московская область. При г-не Тяжлове Московская область влачила беднейшее существование. Я не говорю, что при Б. Громове все хорошо, но в том, что все очень здорово изменилось и Московская область стала очень приличным субъектом федерации, сомнений нет. Элементарный пример: крупнейшие торговые центры расположены с внешней стороны МКАД, в Московской области, прежде всего потому, что там создаются более интересные условия для работы, чем в Москве. Это заметно и по развитию спорта в Московской области. Есть вложения денег, значит, в регионе бизнес встал на ноги. Не было бы успехов в бизнесе, не было бы денег, не было бы спорта. В бюджете появились деньги, потому что он стал более активно использовать свои ресурсы.

Мы знаем, что сейчас в Московской области земля дорогая. Я не думаю, что она стала лучше за это время, просто 5 - 7 лет назад эту же дорогую землю продавали почти бесплатно для бюджета. В бюджете денег было мало, соответственно не шли деньги на инфраструктурные изменения, и бизнес туда не шел. Сегодня ситуация изменилась. Появились налоговые поступления, хороший спрос и на землю, и на недвижимость в Московской области. Это один из примеров, а таких примеров много.

В Калужской области раньше были проблемы с привлечением иностранных инвестиций. А за последние несколько лет привлекли огромную сумму порядка $1 млрд. Я считаю, что за предыдущие 10 лет и десятой доли этого не было.

Мы зачастую можем нелицеприятно оценивать ситуацию в стране, но то, что она стала стабильнее, очевидно. А для капитала страна стала более интересной, нежели во время Ельцина. Непредсказуемость нашей политики сдерживала иностранных инвесторов. В то время было очень много желающих ловить рыбку в мутной водичке и всевозможных авантюристов, прохиндеев от зарубежного бизнеса. Сегодня приходит бизнес более серьезный. Раньше никто не хотел делать капитальные вложения в России в недвижимость, оборудование, в обучение персонала. Все думали поставить что-либо, иногда то, что можно было выбросить, но русским можно продать и на этом заработать приличные деньги. А если дать хорошую взятку, то государство в лице бюджетополучателей купит это все по тройной цене. К нам приезжали такие люди, им было не до регионов, все вопросы крутились в Москве.

Сейчас другая ситуация, и руководители настраиваются на более серьезный бизнес, а серьезный бизнес все-таки прирастает регионами. Москва очень плотная, здесь и норма прибыли для любого бизнеса ниже, вакантных ниш маловато. Я думаю, что в ближайшие годы развитие ждет многие российские регионы.

Насколько, на Ваш взгляд, актуальна сегодня тема лидерства в бизнесе?

- Как в политике, так и в бизнесе лидер - это ледокол, который сможет вывести любую позицию из застоя, из кризиса. Пришло время для людей с новыми взглядами, которые смогут на совершенно вроде изученном поле той же аудио- и видеотехники найти какие-то новые решения. Сегодня говорят, что новые устройства замечательные, но к ним нужна соответствующая инфраструктура, что требует больших денег, поэтому в ближайшие несколько лет это все нереально. Так рассуждают люди, которые исповедуют традиционные подходы. Но всегда найдется человек, который посмотрит на эту же проблему под другим углом зрения, и выяснится, что на самом деле нужны не такие уж большие деньги и не такое уж длительное время. Просто к решению этой проблемы нужно идти другим путем. Когда появятся такие люди и поведут свои предприятия в этом направлении, тогда будут прорывы. Особенно это касается ключевых отраслей экономики.

Сегодня у нас нет харизматических лидеров в машиностроении. Есть старая гвардия, которая большей частью выдохлась. Раньше машиностроение было до такой степени большой отраслью, что его нельзя было вместить в рамки одного министерства. Кстати, какие сегодня министерства на слуху? Министерство социального развития - там все "замечательно", реформы будоражат всю страну. Только не может министерство социального развития быть главным в государстве, потому что главными в государстве должны быть создающие министерства. Если мы будем во главу угла ставить министерство топлива и энергетики, то наше место будет среди тех, кто торгует бананами, только на другом "полюсе": сегодня получаем чуть больше, потому что сейчас спрос хороший; потом наступит время, когда нефть будет дешевле, а бананы дороже.

Сегодня ситуация перевернута с ног на голову. Министерство культуры на виду, министерство образования и науки тоже. Дело, конечно, хорошее. У нас много говорят об образовании. А я считаю, что больше про науку говорить нужно. С наукой тяжелее, там нужны другие вложения и другой, более ответственный подход. У нас до такой степени хорошо была выстроена образовательная система, что по большому счету менять-то особо нечего, нужно отлаживать, совершенствовать. А вот науку мы уже потеряли: на 90% вообще ничего от науки не осталось. Ученые уехали, институты готовят не тех специалистов и не того качества. Сейчас государство пытается каким-то образом изменить ситуацию. Нам не нужно столько экономистов, юристов. То, что у нас их стало много, - в какой-то мере отклик на то, что в свое время их производилось недостаточно. Зачем нужны были юристы, если не с кем было спорить, все было понятно. Сегодня не хватает главным образом инженеров, которые будут заниматься производством, базовыми отраслями - тяжелым машиностроением, авиационной промышленностью, приборостроением...

Об автомобилях я не говорю, там надо разобраться, надо ли нам развивать автомобилестроение или посчитать, что на этом деле нужно поставить крест. Хотя в принципе серьезная страна не должна иметь изъянов в экономике. Есть международная кооперация, но такая большая страна, как наша, должна быть самодостаточной. Надо проанализировать ситуацию. Возможно, привлечение иностранных производителей решит проблемы российского автопрома. Допустить их не к источникам нефти и газа, куда они рвутся, а дать им возможность развивать российское автомобилестроение.

Когда мы это осознаем, тогда и в экономике будет лучше. Но для решения существующих проблем нужны харизматичные лидеры, способные повести за собой, вдохнуть жизнь в новые идеи и планы.

Не раз на страницах поднималась тема гендерного менеджмента. Каковы, на Ваш взгляд, различия между лидерами-мужчинами и лидерами-женщинами? И почему у нас так мало женщин на руководящих постах, в том числе и в бизнесе?

- Мое глубокое убеждение состоит в том, что мужчины и женщины на самом деле разные люди, по определению предназначеные для решения разных задач. Так, среди мужчин есть люди, которые могут замечательно делать какое-нибудь дело, из них вырастают специалисты, доктора наук, академики, но они ничего не умеет делать своими руками. Это, может быть, и не совсем нормально, но это имеет место быть. А есть люди, которые хорошо исполняют чужие поручения, они ответственные, исполнительные, добросовестные. Есть те, кто умеет организовывать работу, при этом сами, может быть, не лучшие специалисты в своей области. Это говорит о разных способностях людей, как мужчин, так и женщин.

В качестве мужских черт я бы отметил черты руководителей, организаторов. Мужчины по своим психофизическим свойствам, по наличию тестостерона в организме более решительны, более энергичны, более целеустремленны, я бы сказал, более рискованны, поэтому из них получаются хорошие руководители. А из женщин хорошие руководители получаются, как правило, тогда, когда в женщине очень много мужских черт.

Кроме того, мужчину с детства воспитывают, что он должен принимать решение, брать на себя ответственность, к чему-то стремиться. Равно как женщину по своим природным задаткам и по воспитанию, как правило, учат другому. Она должна создать стабильность, удерживать мужчин от неоправданных действий, необдуманных поступков. По моему глубокому убеждению, женщина - это хороший противовес мужчины, якорь, который удерживает корабль от того, чтобы его носило, особенно в плохую погоду. Как только начинаются сложные в психологическом плане ситуации в бизнесе, мужчины зачастую начинают паниковать, нередко кончают жизнь самоубийством. Женщины так далеко не заходят за край. С другой стороны, они и к тяжелым ситуациям стараются, как правило, относиться более спокойно.

Для себя я делю людей на несколько номеров. Мужчины в классическом смысле - ярко выраженные, харизматические, по моему мнению, первые номера. Женщины - этот тот разумный противовес, который удерживает мужчин от глупостей, помогает им сконцентрироваться в сложные минуты. Мужчина - ледокол, он прорывается вперед. А жизнь состоит в первую очередь из рутинной работы, и эту рутинную работу выполняют зачастую женщины. Поэтому я считаю, что управленческая структура наиболее оптимальна только тогда, когда она является сплавом людей разных типов, в том числе по своим психофизическим и социальным свойствам, и из мужчин, и из женщин. Потому что мужчины вносят жесткость, решительность в любую систему, женщина, наоборот, придает устойчивость, стабильность. Тогда система обретает некую живучесть, потому что если у корабля будет два якоря, он не поплывет, но если у него якорей не будет вообще, он окажется в свободном плавании.

Человек должен найти свой уровень. Кому-то на роду написано быть президентом, кому-то - начальником цеха или мастером. Это не значит, что это плохо, просто он таким родился и вырос. Нужно изучать это и находить каждому то место, которое для него и для всех нас комфортно.

То же касается спора о мужчинах и женщинах. Для каждого человека нужно находить то место, ту клеточку, которой он достоин, в которой ему комфортно. Чтобы эта клеточка не ограничивала, но с другой стороны, была с запасом роста, но не с таким большим, чтобы человек не допрыгнул до этой перекладинки.

Но при этом женщин-руководителей я, откровенно говоря, встречал крайне редко. Зато заместителей, помощников, которые способны за мужчиной подработать ситуацию до идеальной, достаточно много. Больше того, мне кажется, что на этом уровне мужчины им в подметки не годятся.

Мы говорим, что нам нужны свежие идеи. Но чтобы внести свежие идеи в политику и в ситуацию, достаточно десятка человек, а вот для того, чтобы потом заставить всю эту махину работать, нужны десятки, сотни тысяч людей, что гораздо серьезнее и гораздо сложнее. Это рутинная работа, и здесь как раз женщины, в отличие от мужчин, незаменимы.

В чем, на Ваш взгляд, залог создания успешной команды?

- Представьте, что некую картинку, которую вы хотите видеть в результате, вы разбиваете на ячейки, как мозаику, и начинаете выкладывать из разных кусочков. Вы берете людей и пытаетесь вставить в эту картинку на то место, где они должны быть. Тогда у вас что-то получится. Как складываете мозаику, так получается коллектив. Очень большие шансы, что он получится. А если действовать по другому принципу, людей не оценить, не понять, кто что может принести компании, тогда точно не получится.

Я считаю ошибочной и вредной для нас практикой, когда в команды берут замечательных земляков. Много было "уральских", до этого были "днепропетровские", сейчас "питерские". Причем они, как правило, чуть ли не из одного кабинета. Во главу угла ставится вопрос личного доверия, но это только один из необходимых элементов. Если я знаю свою собаку 20 лет, это не означает, что она может быть моим заместителем. Нужно подбирать людей по их профессиональным качествам, по человеческим качествам. Доверие - один из моментов. Человеку нужно доверять по определению. У каждого есть кредит доверия, пока этот кредит не исчерпан, я человеку доверяю.

Нужен профессионализм, должны совпадать качества личности, направленность должна стоять в первую очередь, темперамент, способности, характер. И если два человека равны по этим характеристикам, но одного из них я еще знаю по совместной работе, вот тогда я его беру. Если же, скажем, один более профессионален, то, несмотря на то, что другого я знаю, я беру именно профессионала.

Какие вопросы актуальны сегодня в Вашей профессиональной деятельности?

- Поскольку мне как руководителю компании нужно в первую очередь идти за пожеланиями моих клиентов и партнеров, я вынужден в какой-то мере расширять и диверсифицировать профиль своей деятельности. Сейчас главное - вопросы, связанные с налоговым консалтингом, с взысканием долгов, с представлением интересов наших клиентов, партнеров в тех или иных структурах, где нужно профессионально эти интересы представлять. Сегодня приходится, хотим мы этого или не хотим (я не совсем этого хочу, так как не являюсь высоким профессионалом в данной области), расширять спектр своей деятельности за счет консалтинга в сфере инвестиций, международного сотрудничества - в тех отраслях, которые сегодня рассматриваются многими моими партнерами как направления выхода из кризиса, направления для дополнительных импульсов в развитии их бизнеса.

С одной стороны, меня радует, что люди в меньшей степени стали подвергаться совершенно излишнему иногда влиянию контролирующих органов. На них перестали давить, хотя я понимаю, что это временно, это связано с реорганизацией. С другой - если люди, которые раньше работали, создавали, развивали свой бизнес, сегодня вынуждены обращаться ко мне с этими вопросами, хотя и они понимают, что я не самый главный специалист в этой области, это внушает некие опасения, тревогу.

Насколько расширился за последнее время круг ваших клиентов?

- Новые клиенты постоянно появляются. Другое дело, что многое зависит от того, какую мы перед собой выстраиваем защитную сеточку, какого размера клиенты через эту сеточку проходят. Когда я ушел с государственной службы и создал консалтинговую компанию, я понимал, что мне отказываться ни от чего не стоит. Всем, кто приходил, я помогал, и через некоторое время я понял, что определенная категория клиентов не только не приносит прибыли, она приносит убытки. Убытки как чисто экономические (затраты времени), так и имиджевые. Когда я с какими-то непродуманными вопросами выхожу куда-то, то люди думают, что это мои вопросы. И если я этот вопрос не привел в нужное состояние и передал его напрямую, это означает, что я такого же уровня специалист. С другой стороны, я не мог отказать клиенту, коль взялся помочь. Поэтому со временем я стал эту сеточку делать под свои потребности, и не со всеми вопросами, и не все категории клиентов ко мне попадали. Другое дело, старые клиенты, с которыми меня связывают, как правило, не только деловые, но и чисто человеческие отношения. Я в любом случае с ними работаю, им помогаю. А вот что касается новых клиентов, то сейчас я стараюсь уже на первом этапе отсеивать тех людей, вопросы которых, как мне кажется, экономически неинтересны. Я получил некоторую степень стабильности бизнеса, и имею возможность выбирать те вопросы и тех клиентов, которые мне просто нравятся.

В людях все взаимосвязано, и иногда выясняется, что человек вызывает интуитивно некоторое недоверие, антипатию не зря. Перерабатываешь эту ситуацию и постепенно понимаешь, что первое впечатление было не обманчиво. Поэтому я взял за аксиому, что, если человек мне антипатичен по манерам поведения, я стараюсь под разными предлогами отказываться от дальнейшего сотрудничества с ним.

Больше того, я для себя завел ступенчатую систему взаимоотношений. Если я не знаю людей, но у меня есть сомнение в том, что мы будем с ними работать, я к себе в офис их не приглашаю. Я не хочу, чтобы отношения хоть на йоту заходили дальше, чем это можно. Нужно посмотреть на человека, понять, что это не твой человек, а ты не его консультант, и на этом отношения закончились. У меня были случаи, когда приходили люди с просьбами и в ходе беседы выяснялось, что это по ту сторону закона. Есть некие принципы, без которых не было бы нормального бизнеса, я их не нарушаю, и количество денег роли не играет. Мы помогаем тем людям, которые ошибаются, заблуждаются, чего-то недопонимают. С людьми, которые осознанно идут на нарушения и думают о том, что, если прижмет, всегда можно откупиться, я не разговариваю. Если я понял, что человек такого рода, на этом общение заканчивается.

Насколько годы в бизнесе изменили Вас как личность? Какие новые качества Вы приобрели?

- Во-первых, я стал видеть мир бизнеса более адекватно. Был взгляд с одной стороны, сейчас с другой стороны. И в какой-то мере это позволяет более адекватно оценивать ситуацию. В этой связи отношение к людям стало более терпимое.

Служба в налоговой полиции имеет свою специфику. Если человек попадает в сферу наших интересов, значит, на то есть какие-то причины. У тех, кого я проверял, всегда находились какие-то недостатки. Это значит, что люди шли на нарушения. Другое дело, что у меня никогда не было желания перевоспитывать их. Я занимался интеллектуальными вопросами, связанными с внешнеэкономической деятельностью. Руководители, которых я проверял, были серьезными нарушителями, но я не считал, что их надо изолировать от общества и прятать за решетку. Их можно наказать, взять под жесткий контроль, перевоспитать - вряд ли (это взрослые люди), но можно заставить их играть по установленным правилам, направить, убедить, принудить, если надо.

Сейчас я на ситуацию смотрю жестким взглядом, я понимаю, что бизнесмены разные. Они не только работают, создают рабочие места, кого-то обеспечивают, многие из них создают необходимую для нас сферу услуг. Другое дело, что контроля над ними не хватает, что позволяет людям с неустоявшимися моральными принципами ради эгоистических интересов идти на какие-то глупости, подлости, обман. Мне кажется, в цивилизованных странах Запада этого меньше, потому что эти явления пресекаются системой контроля. У нас, к сожалению, такого пока нет.

Я думаю, что нам необходима система достаточно жесткого контроля, проверяющего не кого попало, а тех, кого надо. Законы должны обеспечивать нормальное существование бизнеса. Наверное, можно избавиться от всевозможных проверок, если создать систему мониторинга.

Недавно мне предложили вернуться на госслужбу. Но, честно признаюсь, не хочется, так как понимаю, что тогда придется снова смотреть на мир с одной стороны. Кроме того, система госструктур построена по такому принципу, что она должна ожесточить чиновника. В те времена, когда я служил, особенно в начале службы, в нас развивали негативное отношение к бизнесу. Перед носом проходили большие деньги, было такое впечатление, что нас испытывали на прочность. Сейчас ситуация немного другая, но желания возвращаться на позицию человека, стоящего перед морем соблазнов, нет. Да и оплата труда в госструктурах совершенно не зависит от достигнутых результатов.

Ваши пожелания читателям журнала.

- Хочу пожелать, чтобы они с честью вышли из нынешней непростой ситуации в экономике и в политике, чтобы они не потеряли веру ни свой бизнес, ни своих сотрудников, а самое главное - веру в себя. Законы экономики таковы, что за спадом обязательно придет подъем, надо просто до этого подъема дожить. А самый простой способ - добросовестно делать свое дело. Если ты будешь на своем участке каждый день отрабатывать ситуацию, как ты должен отработать, ты не заметишь, как эти тяжелые времена пройдут.

Не надо опускать руки. Не так страшен сам процесс объективно, как твое психологическое его восприятие. С утра не заладилось, то не получилось, это не срослось - это не повод считать, что день тяжелый и лучше закончить работу, не начав ее. Надо просто делать дело и понимать, что чем больше неудач случилось сегодня, тем больше вероятность того, что завтра обязательно будет удача, если будешь ситуацию отрабатывать на все сто. Если мы будем так трудиться, то все трудности благополучно переживем.

Хотелось бы всем пожелать, чтобы что-то изменилось в нашей стране, потому что то, куда мы движемся, не внушает особого оптимизма. Какой-то псевдогосударственный капитализм с ярко выраженной олигархической, бюрократической собственностью. Но мы реально понимаем, что это на самом деле некая форма, а власть все более сосредотачивается в руках нескольких кланов. Это очень грустно. Если данная тенденция каким-то образом исчезнет, тогда можно надеяться на хорошие перспективы. Если нет, будет плохо. Но я всегда надеюсь на лучшее.

Спасибо!

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2022, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.100 сек.
Яндекс.Метрика