8 декабря 2019 г. Воскресенье | Время МСК: 00:11:38
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Интервью: Уильям Томас, гендиректор и совладелец Urals Energy

Мы ценим свою независимость



Олег Черницкий
Источник: Газета "Ведомости"
добавлено: 27-09-2005
просмотров: 11982
Гендиректор Urals Energy Уильям Томас собирается удвоить капитализацию компании за два года

Томас Уильям - гендиректор и совладелец Urals Energy
На сайте Лондонской фондовой биржи новость об IPO, проведенном Urals Energy, остается главной уже неделю. Акции компании, которая добывает нефть в России, вызвали ажиотаж — спрос превысил предложение в пять раз. Хотя в сравнении с нефтяными гигантами России Urals Energy выглядит скромно, ее гендиректор и совладелец техасец Уильям Томас горд тем, что ему вместе с российскими партнерами удалось буквально за 1,5 года создать бизнес, который так понравился инвестфондам.
Долгое время его компания славилась закрытостью, но перед IPO ей пришлось раскрыть своих акционеров. Оказалось, что Леонид Дьяченко, бывший зять Бориса Ельцина, не является главным владельцем компании. Выпускник МАТИ, когда-то работавший инженером в КБ “Салют”, 41-летний Дьяченко сейчас руководит деятельностью Urals Energy в России. Его старшими партнерами являются 46-летний Вячеслав Ровнейко и 53-летний Георгий Рамзайцев. Ровнейко, возглавляющий совет директоров компании, в 1980-е гг. работал в “Союзнефтеэкспорте”, а сейчас является совладельцем бельгийской нефтетрейдинговой компании Nafta (B) N.V., которую возглавляет Рамзайцев. Оба партнера — выпускники МГИМО. О том, как их пути пересеклись с Уильямом Томасом, гендиректор Urals Energy с удовольствием рассказал “Ведомостям”.
— Вы провели успешное IPO в Лондоне. С какой целью?
— Всего мы получили от размещения около $130 млн. Эти деньги будут использованы на эксплуатационное бурение, геологоразведку и возможные приобретения новых активов. В ближайшие два года мы намерены инвестировать более $75 млн в программы геологоразведки и добычи. Частично мы их уже реализуем.
— Сумма $75 млн кажется не очень большой для такого проекта как “Сахалин-6”?
— Наша стратегия в отношении компании “Петросах” (которая владеет лицензией на блок “Сахалин-6”. — “Ведомости”) очень ясная. Мы собираемся делать так же, как и Exxon [в проекте “Сахалин-1”], — бурить разведочные скважины с берега. Бурение стоит дорого. Но у нас там уже есть вся необходимая инфраструктура:. Нам не нужно тратить на это деньги.
— То есть вам партнер не нужен?
— Совершенно не нужен. Мы вышли на биржу, чтобы привлечь необходимый для развития капитал у портфельных инвесторов. Мы ценим свою независимость. Хотя, если вдруг мы откроем какое-нибудь гигантское месторождение, нам, конечно, придется пересмотреть свои планы.
— Хотите еще кого-нибудь купить?
— Да. Мы очень активная компания, мы постоянно ищем новые возможности, мы намерены стать намного больше, чем мы есть сейчас. И ставим перед собой цель увеличить капитализацию компании до $1 млрд в течение двух лет. Сейчас она равна примерно $390 млн.
— Для этого вам надо увеличить добычу?
— Мы ее удвоим с нынешнего уровня 5600 барр./сутки [280 000 т в год] до более 11 000 барр./сутки [более 550 000 т в год]. Ну а если бурение на блоке “Сахалин-6” будет успешным, то это будет просто здорово.
— А рост добычи за счет покупки новых предприятий?
— За последние полтора года мы рассмотрели более 60 предложений по поглощению различных компаний и в итоге совершили пять покупок. Сейчас мы активно работаем над новыми сделками, о которых пока рано говорить.
— Зарубежные компании не хотите покупать?
— Мы сосредоточены на работе в России. Может быть, в будущем мы придем в Казахстан, но пока мы полностью сфокусированы на России.
— Почему вы предпочли IPO кредитам?
— Компания может позволить себе долг только определенного размера, основываясь на размере своих финансовых потоков и активов. Если денег нужно больше, приходится продавать акции. Кроме того, разведочное бурение — не тот вид деятельности, который можно профинансировать с помощью кредитов. Если ничего не найдено, кредит трудно вернуть. Поэтому мы не занимаем на геологоразведку, мы привлекаем деньги через акционерный капитал.
— А что бы вы отметили привлекательного для инвесторов в вашей компании?
— Мы экспортируем около 80% добываемой нефти. С месторождений, расположенных на о. Колгуев и Сахалин, можно отправлять нефть на экспорт танкерами. При этом качество добываемой там нефти значительно превосходит средний российский показатель.
— Этой весной было объявлено о продаже блокпакета акций банка “Зенит” группе Urals Energy. Это вы его купили?
— Нет. Я не знаю, кто купил эти акции.
— А как случилось, что вы стали президентом Urals Energy?
— В 2000 г. я встретился в Лондоне с господами Ровнейко и Дьяченко. Нас познакомили общие друзья. Они тогда искали исполнительного директора, который мог бы управлять их бизнесом. В 2001 г. мы решили стать партнерами и основали компанию Urals Energy N. V., зарегистрированную в Нидерландах, с целью консолидировать имевшиеся активы, привести их в порядок. Конечной целью этих действий должен был стать выход компании на биржу, но вмешалась судьба. Мы получили очень выгодное предложение от “ЛУКОЙЛа” и продали ему все свои активы.
— Почему вы приехали в Россию?
— Я приехал сюда в 1993 г. Меня позвал знакомый, который создал одно из первых совместных предприятий в нефтяной отрасли в России. Я обнаружил, что большие возможности открываются даже не в создании новых предприятий, а в покупке существующих, превращении их в более прибыльные компании с целью последующей продажи.
— А какая история у Urals Energy?
— Первоначально была компания Urals Trading, которую в начале 1990-х гг. создали господа Ровнейко, Рамзайцев и их партнеры. Это были известные нефтяные трейдеры. У них были хорошие отношения с “ЛУКОЙЛом”, и они занимались реализацией значительной части продукции “ЛУКОЙЛа” на экспорт. Они много помогали российским нефтяным компаниям продвигать их продукцию за рубежом. Но потом крупные нефтяные компании консолидировали свои активы, создали собственные трейдинговые подразделения, и поэтому возможность подобного бизнеса для таких компаний, как Urals Trading, исчезла. И тогда партнеры решили вложить заработанные на трейдинге деньги в покупку нефтедобывающих активов.
— В начале 2003 г. эти активы были проданы “ЛУКОЙЛу”. Перед продажей вы выступили с заявлением о возможности судебного преследования “ЛУКОЙЛа”. Это помогло?
— Угрозы не предрешают судьбу той или иной сделки. Просто когда на тебя нападают, необходимо защищаться, что мы и делали. В последующем мы пришли к соглашению с руководством “ЛУКОЙЛа” и по сей день гордимся хорошими рабочими отношениями с ним.
— У вас что-то осталось после сделки с “ЛУКОЙЛом”?
— Ничего. Только деньги. После продажи активов мы устроили двухмесячный перерыв, потом встретились и договорились, что остаемся партнерами и реинвестируем полученные деньги в российский нефтяной бизнес. И начали все сначала по той же программе.
— Президент Путин недавно заявил, что недоволен большим дисконтом российской марки нефти Urals к марке Brent. Есть ли какое-то решение этой проблемы?
— Я думаю, что он абсолютно прав. Возможно, введение нефтяного “банка качества” поможет решить проблему. Это будет хорошо для России, но в целом вопрос очень сложный. За день его не решить.
— Вы чувствуете, что налогообложение нефтяной отрасли изменилось в последнее время?
— Да, оно выросло. Экспортная пошлина слишком высока, и ее необходимо пересмотреть. А налог на добычу полезных ископаемых не должен быть увязан с экспортными ценами.
— Высокие налоги вредят вашему бизнесу?
— Они вредят всей нефтяной промышленности России. Темпы роста добычи падают. Заработанные деньги надо реинвестировать в увеличение добычи и, что еще важнее, в геологоразведку. Кто это будет делать? Правительство? Я не думаю, что это будет очень эффективно. Систему налогообложения надо пересмотреть так, чтобы появились стимулы для реинвестирования прибыли у частных инвесторов.
Вы можете сказать, что я американец, который дает советы российскому правительству о том, как ему лучше управлять страной. Но это не так. Мы находимся здесь, в России, мы инвестируем свои деньги. И могли бы инвестировать больше.
— Бюджет на 2006 г. правительство сверстало из расчета $40 за баррель. Это обоснованное решение?
— Наступили трудные времена для принятия решений такого рода. Цены на нефть сильно колеблются. Но, на мой взгляд, на фоне нынешнего уровня цен прогноз $40 за баррель — вполне консервативный.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.304 сек.
Яндекс.Метрика