22 октября 2021 г. Пятница | Время МСК: 01:24:41
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

«Если в начале 2012 года не будет результата, значит «Главстарт» – говно»



Павел Куликов
Источник: Slon.ru
добавлено: 17-03-2011
просмотров: 5333
Создатель Price.ru и экс-директор «Рамблера» Аркадий Морейнис рассказал, как работает его фабрика стартапов

Полгода назад Аркадий Морейнис создал компанию «Главстарт», которая проводит «Стартап-уикенды». На эти тусовки приходят десятки стартаперов с идеями интернет-проектов. Выглядит это, как телевизионное шоу. Гики, аутичные программисты, а также студентки, мечтающие стать бизнес-вумен, – все они хотят признания и денег и защищают свои бизнес-модели. На последнем «Стартап-уикенде» инвестиции получили сразу четверо. Морейнис объяснил Slon.ru, на что надеется, раздавая деньги направо и налево.

– Как работает «Главстарт»?

– С одной стороны, есть люди с идеями, с другой стороны – фонды и стратегические инвесторы, которые могут вложить в интернет-проект и $5 млн, и $10 млн. Ниже $500 000 никто не опускается. Значит, рынок есть, но до него еще надо дойти. Между стартапами и инвесторами – дыра, и задача «Главстарта» ее закрыть. Чтобы стартап стал инвесторам интересен, его надо удобрить и осеменить.

Мы вкладываем в стартапы деньги за долю в 10–49%, чтобы помочь им на первом этапе. На следующем этапе, когда проект можно представить инвестору или компании-покупателю, мы выходим из него. Оставляем небольшую часть – на случай, если нашли новый Google. Деньги, полученные на выходе, будем вкладывать в другие проекты, в десятки проектов. Я создаю фабрику стартапов.

В США есть такая фабрика – Y Combinator. Пол Грэм, который придумал ее, – человек, который меня вдохновляет. Он и трое сотоварищей начинали с того, что сами искали проекты, коучили их и нянчили. В прошлом году они выпустили 64 проекта, получивших инвесторов. В этом году после весенней сессии у них было уже 43 проекта. После истории с Мильнером и Конвэем, которые объявили, что не глядя станут вкладывать в выпускников Y Combinator по $150 000, у них будет лом бешеный.

– Какая между вами разница?

– Мы не то чтобы калька с Y Combinator. Масштаб не тот, и способы реализации другие. В Y Combinator принято трехмесячное инкубирование проектов. Они все съезжаются в одно место и там живут. Вот у нас этого сделать нельзя. Если человек вменяемый, то он, скорее всего, не только носится с идеями, но еще и работает. Другое отличие – Y Combinator может вкладывать в стартапы минимальное количество денег и времени, потому что есть рынок сбыта.

– Сколько вы даете денег стартаперам и на каких условиях?

– Мы выделяем деньги траншами. Ни за что не дадим стартапу всю сумму, чтобы через год встретиться и понять, что они все проели или пропили – кто что любит. Я человек простодушный, и все очень просто. Есть начальный этап, и есть этап, на котором потенциальный венчурный инвестор может войти в проект. На этом пути есть контрольные точки: доработка продукта, показатели аудитории. Выполнил план – получаешь следующий транш. Не выполнил – не будет тебе денег на зарплату. Думай, как из этой жопы вылазить. Предлагай мне другой план, который укладывается в те же деньги, но сдвинут по срокам. Три проекта, в которые вложился «Главстарт», получат максимум $250 000 на всех.

– Кто эти счастливчики?

– «Главстарт» инвестировал в три проекта: Datalite, «Море салонов» и «Друг другу». Все они разные и находятся на ранних стадиях развития. Один проект – в готовности к коммерческому запуску. Второй – в подготовке альфа-версии. Третий – там идут разработки прототипа, который, надеюсь, появится через два месяца.

На последнем «Стартап-уикенде» я предложил взять у меня инвестиции еще четырем проектам: Cospace, IT RockOut, Choose a place for rest и «Послушай новости». Они должны представить бизнес-планы, основанные на презентациях с Уикенда. Если планы будут разумными, а деньги вменяемыми, то мы договоримся.

– Вы уверены, что на начальном этапе стартапам вообще нужны инвестиции?

– Не нужны. Вначале мы вообще не хотели объявлять о том, что даем деньги, чтобы не приходили люди со знаком доллара в глазах. В первую очередь, нужны мозги – свои, чужие и совместные. Только они об этом не знают.

– Кого-то из своих питомцев вы уже запродали?

– Пока ничего не продал и не заработал. Я же не гнусное разводилово. Для того, чтобы продавать интернет-проект следующим инвесторам, должна быть все-таки определенная степень его готовности. Если даже этот проект уже готов к выходу на рынок, то его ну принципиально надо опробовать на первых клиентах.

– Помимо фондов есть потенциальные покупатели?

– Телекоммуникационные компании всероссийского масштаба. Когда договоримся – скажем, какие. Они либо активно используют интернет, либо чувствуют от него угрозу. Ритейлу тоже нужно в интернет выходить, иначе в какой-то момент интернет-торговля начнет их теснить. Но с ритейлом мы не разговаривали еще.

– А с интернет-компаниями?

– Они, к сожалению, не проекты покупают. Они людей хантят. У них огромный синдром Кулибина. Ну, то есть они считают, что сами могут сделать все. Конечно, могут. Но с помощью слияний и поглощений компании во всем мире экономят время, а у них этого понимания нет. Ну что же, делайте.

Хедхантинг – наша дополнительная бизнес-модель. Нашим заказчиком выступал «Яндекс». Они сказали: нас интересуют проекты по таким-то тематикам. Мы нашли несколько, и недавно с одним из них – с компанией Webvisor – они закрыли сделку. Мы с этого ничего не поимели. Первая доза может быть и бесплатной. А с Headhunter.ru и «Муз-ТВ» мы заключали контракты. Headhunter закрыл у себя несколько дыр. Пусть не покупкой, но партнерством. «Муз-ТВ» мы тоже предложили несколько проектов, и сейчас они думают – будут с ними работать или нет.

– Если среди тех, кто подает заявки на участие в «Стартап-уикенде», вы найдете гениальный стартап, оставите его себе?

– Конечно, нет. Предсказать, выстрелит он или нет, невозможно. Вряд ли ради одного проекта я буду продавать дом и машину. В данном случае я циник. Ну не верю я, что натолкнусь на что-то такое. Звездные стартапы – дело случая. Поэтому я строю фабрику. Тупо и буквально. Я не строю ручной конвейер, чтобы выпускать один «Роллс-Ройс» в год. Фиг его знает, купят его или нет. Я смотрел американские и английские исследования. Общая ситуация там такая. Шесть из десяти стартапов умирают вообще. Деньги закопаны. Три проекта окупают затраты на все десять. И один приносит еще столько же.

– По каким же принципам вы выбираете проекты?

– Бизнес должен быть алгоритмизирован. Интернет-сервис как гамбургер: кто-то дает информацию, кто-то потребляет информацию, а посередине надо брать деньги либо с тех, либо с других. Так работают 1С и «Консультант Плюс». Вы себе не представляете объемов этих компаний. Они зарабатывают конкретные бабки.

Еще один пример – сайт знакомств Mamba.ru. Есть энное число людей, которые хотят познакомиться. Поставщики информации – девочки, потребители – мальчики. Чтобы успешнее знакомиться, нужно отправить эсэмэску и подняться в списке вверх. Вот классический бизнес в интернете, а в рекламную модель я не верю.

– Вы сами в какие сервисы вложились?

– Нет ни одного проекта, который остался в первозданном состоянии. Все стартаперы, в которых я инвестировал, приходили с другими идеями.

– Как это?

– Например, проект про желания. Ребята пришли ко мне с такой идеей: давайте сделаем сайт, где люди могут высказывать свои желания. Одно желание в день мы будем удовлетворять, а базу продавать маркетологам. Но получилось так. С одной стороны, есть люди, которые хотят, чтобы их научили танцевать или сделали за них домашнее задание. С другой стороны, есть люди, которые это могут. Они находят друг друга. Вторая идея состоит в том, что любая помощь должна быть вознаграждена. Причем размер вознаграждения зависит только от того, кто награждает. А сервис забирает процент.

Или другой пример. Ребята пришли с такой мыслью: давайте озвучивать новости с популярных сайтов. Люди будут подписываться на подкасты и слушать новости в машине или в метро. Сервис вроде ничего. Но в результате получился другой.

Часто бывает, что на работе ты не успеваешь прочитать все интересное, что нашел в интернете. Ну реальная ситуация, да? Идея в том, что ты можешь нажать на кнопочку, и это передастся на озвучку. Вторая идея сервиса – цена озвучки зависит числа людей, которые хотят послушать то же самое. У тебя есть шанс приглашать друзей и для всех будет дешевле. Убедительно?

– Не знаю. Сложно предсказать.

– Нет. Предсказать, как я уже сказал, невозможно ничего. Тут, как в математике: есть  «необходимое» условие и «достаточное». В моих примерах есть все необходимые условия, чтобы проекты выстрелили. Но этих условий недостаточно. Все зависит от кучи причин. Вплоть до того, как звезды встанут.

– Кого же выбрать, если идея все равно изменится?

– Идея – это ничто. Я гляжу на человека. Если он нормальный и обладает хоть какой-нибудь ключевой компетенцией, значит, с ним можно работать. Если просто пришел, высказал идею и ничего не может сделать, значит, не нужен проект.

Не знаю, хвалиться или нет. У меня есть две черты, которые редко встречаются в людях. Первая – сочетание разных сильных сторон. В Price.ru у нас не было ни отдела маркетинга, ни отдела PR, ни отдела планирования. Я занимался всем этим и к тому же руководил программистами. Вторая черта – харизма. Без нее тяжело рассказывать о продукте инвестору. Если я вижу людей, которые в чем-то похожи на меня, то начинаю с ними более плотно работать.

– На вас никто не похож. Зачем вам цветастая рубашка и малиновый костюм?

– Это не специально. Лет до 35 я ходил в черных джинсах и футболке. Мне было удобно. Потом мне захотелось купить себе второй костюм – первый я купил на свадьбу, в молодости. Я поехал в Пассаж и случайно забрел в магазин Etro. Вот, собственно, и все. Я купил себе тогда костюм в разноцветную полоску. Мне сильно понравилось – яркое все. Так получилось, что мой имидж стал разноцветным.

– Не плавятся мозги от постоянного общения с людьми, у которых Есть Идеи?

– Конечно, плавятся. Но мне это нравится. Я не замыкаюсь: думаю то об одном проекте, то о другом. Это отвечает моим желаниям-потребностям. С другой стороны, если я лет десять буду отсматривать все проекты, которые к нам приходят, и каждому что-то советовать, то я, наверное, от этого умру. Поэтому в «Главстарте» существует институт менторства.

Идеальная схема, которую я строю, состоит в том, чтобы поток стартаперов проходил через стену менторов-экспертов. Кто-то из них приходит ко мне и говорит: «Вот отличный проект, я знаю, что с ним делать и доказываю серьезность своих намерений, вкладывая $1000». Зашибись! Вот тебе еще деньги, делай.

– А вы что будете делать?

– Через 3–5 лет я не хочу заниматься «Стартап-уикендами». Честно. Хочу, чтобы я просто сидел, а ко мне приходили люди со своими идеями и проектами.

– Сколько должно быть стартапов и менторов, чтобы фабрика заработала?

– Сейчас менторов около 30-ти. Некоторые ходят на «Стартап-уикенды», некоторые – не ходят. Некоторые выбирают стартапы, некоторые – нет. Моя задача иметь 50–60 активных менторов. Если ментор возьмет на себя какой-нибудь проект, то на время выпадет. Значит, всего их  должно быть 100–120. Стартапов нужно просеять много. Думаю, по итогам этого года мы вложимся в 10–15 проектов. Для этого нам надо увеличить входной поток в два–три раза. Это реально.

– И когда ждать первых результатов?

– Через год. Чтобы довести проект до состояния, когда о нем можно разговаривать с инвестором следующего раунда – где-то 12 месяцев. Мы начали вытаскивать стартапы в конце прошлого – начале этого года. Так что в начале следующего года будет понятно, насколько модель конкурентоспособна. «Главстарт» ведь тоже стартап. Если до этого времени понятных результатов не будет, значит мы говно.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
190005, Санкт-Петербург,
ул. Егорова, д. 23а
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: https://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2021, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.292 сек.
Яндекс.Метрика