22 сентября 2019 г. Воскресенье | Время МСК: 13:08:00
Карта сайта
 
Статьи
Как команде строитьсяРаботодатели вживляют чипы сотрудникамAgile в личной жизниСети набираются опта
«Магнит» хочет стать крупным дистрибутором
Задачи тревел-менеджера… под силу роботу?8 основных маркетинговых трендов, которые будут главенствовать в 2017 году
Статья является переводом одноименной статьи, написанной автором Дипом Пателем для известного англоязычного журнала «Entrepreneur»
Нужно стараться делать шедевры
О том, почему для девелопера жилец первичен, а дом вторичен

Сражение при Минфине

"Решение об увеличении бюджетных расходов - это та ситуация, когда проиграно сражение, но не проиграна война", - говорит министр финансов РФ Алексей Кудрин



Александр Чудодеев Мирный
Источник: Журнал "Итоги"
добавлено: 20-10-2005
просмотров: 11029
Президент объявил приоритетом в оставшиеся годы его второго срока ряд национальных программ - прежде всего в сфере здравоохранения, науки и образования. Владимир Путин сам возглавит совет, который будет контролировать их осуществление. Правда, средства для финансирования президентского "социального послания" придется искать Минфину. Причем средства немалые - забота о народе вплоть до президентских выборов в марте 2008 года обойдется примерно в 500 миллиардов рублей. О том, где их взять и не угрожает ли рост бюджетных расходов макроэкономической стабильности, в интервью "Итогам" говорит министр финансов РФ Алексей Кудрин.

министр финансов РФ Алексей Кудрин- Алексей Леонидович, чиновники окончательно запутались в цене обнародованного недавно президентом так называемого социального послания. У вас хватит денег на повышение зарплат бюджетникам и как эта мера повлияет на макроэкономические показатели?

- На следующий год весь пакет, который мы сейчас обсчитываем, учитывая последние предложения президента, стоит порядка 108 миллиардов рублей. Называются разные версии, но это стоит именно столько. Деньги будут изысканы внутри бюджета2006 путем уточнения некоторых программ и концентрации в них имеющихся ресурсов. В будущем году помимо планового повышения зарплат бюджетникам дополнительно предполагается повысить зарплаты только работникам здравоохранения первичного звена. У нас сейчас врачей общей практики насчитывается около 60 тысяч человек. Эти люди и получат доплаты. В общем пакете сумма равняется 16 миллиардам рублей. И она никак не повлияет на макроэкономические параметры, как и общая сумма в 108 миллиардов. Что же касается роста зарплат ученых, особенно молодых, которым предусмотрено ее поднять в течение двух-трех лет в среднем до 25 тысяч рублей в месяц, то в этом случае средства предусмотрим в бюджетах на 2007-2008 годы.

- А как быть с ипотекой?

- Ипотечные кредиты будут увеличены. Наше главное беспокойство вызывает то, чтобы наряду со спросом на кредиты появилось предложение. Общий ипотечный пакет составляет 26,5 миллиарда рублей. Из них 16 миллиардов непосредственно направим на увеличение кредитования населения для покупки жилья, а 10,5 - на создание инфраструктуры для жилищного строительства. То есть, с одной стороны, мы станем поддерживать спрос, а с другой - поддерживать предложение. Конечно, спрос наступает раньше, и те дома, которые построят, и та инфраструктура, которая будет под них подведена, потребуют больших вложений, но мы надеемся, что рынок создаст ориентир для инвесторов и предприниматели начнут активно строить доступное жилье.

- А вам не кажется, что это увеличение социальных выплат напоминает приснопамятную заботу власти о народе к очередному красному дню календаря? В данном случае - к грядущим президентским выборам.

- Вы знаете, любая власть в своих планах и конкретных поступках прежде всего должна ориентироваться на их оценку населением. Поэтому, что бы мы ни говорили о благородных поступках власти, истинность всего этого можно будет проверить лишь с помощью выборов. И именно грядущий выборный результат заставляет чиновничество сильно напрягаться, и это очень хорошо: нельзя давать нам расслабляться. Правда, здесь есть еще один более важный момент. Сперва мы выбрались из того периода, когда зарплаты вовремя не выплачивались. Потом стали их постепенно повышать. Причем мы уже давно вышли на эту тенденцию. Теперь начинается новый, более качественный момент, о котором недавно объявил президент. Назвать это лишь политической конъюнктурой - значит не видеть или не желать видеть всего того положительного, что было сделано нынешней властью за все предыдущие годы.

Путин, Кудрин
По словам Алексея Кудрина, "социальное послание" Владимира Путина обойдется бюджету-2006 в 108 миллиардов рублей. Называемая же некоторыми чиновниками более высокая цена - это от лукавого

- Судя по вашим последним, достаточно критическим высказываниям по поводу текущей экономической ситуации, повышенные социальные обязательства влетают в копеечку.

- Сейчас наступил очень важный этап, когда мы закладываем будущую модель всей экономики России. В этой ситуации у многих появилось желание, ничего не делая, за счет шальных нефтедолларов решить многие вопросы. А нас учили, что, если где-то что-то прибавится, то где-то что-то должно убавиться. Я хочу этим сказать, что российская экономика без угрозы высокой инфляции и ущерба для отечественных компаний может переварить только определенную сумму денег от сверхвысоких цен на нефть. А потому эмиссия должна носить ограниченный характер. Но сегодня, когда кто-то решил, что таких ограничительных барьеров нет, это толкает российскую экономику к существенному снижению темпов роста. К примеру, потратив дополнительно около 324 миллиардов рублей (при 27 долларах цены отсечения при зачислении выручки от экспорта нефти в стабфонд), мы можем получить плюс один процент инфляции. Причем даже если мы потратимся только на инвестиции. Вроде бы один процент дополнительной инфляции - немного, поскольку в прежнее время мы привыкли к более высоким темпам. Кроме того, правительство в своих прогнозных расчетах по инфляции может допустить погрешность и на один, и даже на два процента. Но, к сожалению, тот один процент точно гарантирован, а это дополнительный процент ставки кредитования всех проектов в нашей стране. То есть это ведет к ограничению доступности жилья, обесцениванию зарплат и пенсий... Таким образом, можно увидеть, что те 324 миллиарда рублей, которые мы потратили, легли инфляционным налогом на каждого. Когда правительство нарушает свои же обещания по снижению инфляции даже на один или два процента, доверие к такому правительству значительно падает, как и многократно уменьшается стимул к инвестированию. Поэтому политика, направленная на большие траты со стороны государства за счет временной нефтяной сверхприбыли по сути больно бьет по экономическому росту. В данном случае я говорю о тратах, которые производятся выше определенного предела. Сейчас мы как раз подошли к этому пределу. В следующем году правительство ставит задачу получить инфляцию в 8,5 процента. В этом смысле 2005 год, на который был запланирован как раз такой уровень инфляции, а получится гораздо больший, стал для нас хорошим уроком. Выводы правительство делает: сейчас у нас даже имеется дефляция (август дал снижение потребительских цен на 0,1 процента). Короче, если не будем делать глупостей, в следующем году вполне реально выйти на обозначенную цифру в 8,5 процента. Я думаю, что это станет показателем того, насколько мы контролируем ситуацию.

- Убедили. Тем не менее вы же согласились с повышением планки отчислений в стабфонд с 20 до 27 долларов за баррель и с увеличением прогноза средней цены российской нефти до 40 долларов. Ваши попытки отстоять консервативный бюджет2006 провалились: к внесению законопроекта в Госдуму госрасходы повышены с 3685 миллиардов до 4253 миллиардов рублей. Почему же к министру финансов не прислушиваются?

- А вы знаете, чью-то правоту часто видишь лишь тогда, когда сам набьешь шишки. Я согласился, но не отступил. Решение об увеличении бюджетных расходов - это та ситуация, когда проиграно сражение, но не проиграна война за экономический рост в России. Я до сих пор не изменил своего мнения, а тогда зафиксировал свое несогласие с выводом правительства по вопросу изменения цены отсечения. Но решение было принято, и Минфин его исполнит. Но уверен, что мы будем сохранять сбалансированность финансовой политики и не выйдем за рамки предельных параметров.

- Вы как-то заявили, что "за последние 35 лет страна не проводила более эффективной политики, чем сейчас". На чем зиждется такой оптимизм? Ведь у этой политики есть немало оппонентов.

- Политика всегда оценивается по результатам. Так вот, если экономический рост в пятилетку с 2000 по 2004 год составил 6,8 процента, то пятилетка, которая превысила этот показатель, была только в 1966-1970 годах, и рост тогда составил около семи процентов. Кроме того, именно в последние пять лет были самые высокие темпы прироста инвестиций, зарплат, основных фондов предприятий за 15-летие. Но сохранить такие темпы в пятилетку с 2005 по 2009 год будет весьма сложно. Пока - в 2005 году - мы с такими темпами справляемся. Однако, повторяю, сохранить или превысить эти темпы мы можем лишь в рамках либерализации экономики, а не наоборот. Сейчас возникло очень много желающих, с одной стороны, потратить нефтяные сверхдоходы, а с другой - увеличить роль государства в виде поддержки отдельных отраслей. В нашей экономике самым слабым местом являются пока еще некрепкие рыночные институты. К ним я отношу в первую очередь честную конкуренцию, естественный отбор наиболее технологичных производств. Тот или иной предприниматель должен просчитать перспективы рынка, обратиться в банк и убедить его предоставить ему кредит, активным трудом и верным расчетом окупить свое производство и покрыть все свои дальнейшие риски. Но такая нормальная конкурентная среда легко может быть разрушена государством, которому нет нужды брать какие-то кредиты или просчитывать те или иные риски. Оно приходит на "тепленькое местечко", согретое бизнесом, строит аналогичное предприятие и, следовательно, убивает инициативу и рыночную среду, которые с таким трудом нарождаются. А еще хуже просто тратиться на неэффективный, убыточный проект. Надо наконец и у нас в России понять, что с увеличением участия государства мы не увеличиваем возможности нашей экономики, а, наоборот, убиваем их.

В закромах Минфина много чего есть. И это не только стабилизационный фонд, но и, к примеру, алмазы, добываемые компанией "Алроса", на чей 50-летний юбилей прилетел в Якутию министр финансов

Недавно спикер Совета Федерации как раз говорил о необходимости активного участия государства в экономике страны, и президент его поправил...

- Вы абсолютно правы. Президент отметил, что это участие должно происходить в рамках создания и поддержания непреложных правил игры. Речь шла о нежелательности увеличения государственного финансирования отдельных отраслей. Все это говорит о том, что мы подходим к созданию очень здравой модели оказания государственных услуг там, где они необходимы, и поддержки конкуренции.

Кстати, совсем недавно я побывал в Минске, где у меня развернулась дискуссия с белорусским премьером. Он сказал о том, что вот, дескать, у нас есть Координационный Совет при правительстве, который определяет, нужна нам та или иная предпринимательская деятельность или не нужна. В частности, им немцы предложили построить стекольный завод. По словам белорусского премьера, они подумали и решили от такой услуги отказаться, поскольку в республике уже есть несколько стекольных заводов. Это как раз типичный пример отторжения конкуренции, с чем я никак согласиться не могу. На что мне ответили, что у вас - своя модель, а у нас - своя, и нам при такой экономике живется хорошо. Да ради бога. Но это тупиковый путь, и мы - в России - не должны идти подобной дорогой и ограничивать свободу предпринимательства. Нам очень важно, чтобы на рынок выходило больше конкурентных предприятий, которые производят качественную, конкурентоспособную продукцию, на которую есть платежеспособный спрос. Предприятие с сильным менеджментом заранее видит свою слабину и должно искать более эффективные решения или переводить капитал в другую сферу. Но даже если и будут происходить банкротства, то они станут полезными в целом для экономики. Рынок всегда бьет по менее эффективным предприятиям и тем самым очищает себя от слабых и больных. Ограничивая право на конкуренцию, мы тем самым замораживаем рынок, помогаем неэффективным, плодим их. Сегодня, когда в стране полно денег, многим кажется, что в экономике царит полное благополучие, которое можно еще увеличить за счет вливания средств из бюджета. Но это абсолютно ложное представление. Свидетельство того, что мы расслабились.

- Вам на это скажут, что очередные либеральные реформы могут разрушить ту хрупкую социально-политическую стабильность в стране, которая с таким трудом создавалась.

- Реформы - это всегда баланс интересов. Понятно, что при их проведении кому-то чем-то придется пожертвовать. Но отсутствие реформ ведет к жертвам гораздо большим и для большего числа людей. Сейчас некоторые считают, что раз появились деньги, то давайте их потратим. Нерешенных проблем масса. Мол, мы заслужили право хорошо пожить. Но я считаю, что все это говорится не ради интересов народа, а как раз для того, чтобы под эту сурдинку истратить средства в свою пользу. В итоге мы получим традиционную ситуацию - деньги куда-то пропали, а реформы не провели. На чашу весов положено многое, ибо в дальнейшем, уже при менее благоприятных условиях, наши наболевшие реформы, особенно в ЖКХ, образовании и здравоохранении, будет проводить гораздо сложнее и мучительнее.

- Вы так себе немало врагов наживете. Вот Юрий Лужков уже назвал вас "большевиком, бравшим Зимний", обвиняя в желании лишить Москву принадлежащей ей собственности...

- Юрий Михайлович всегда восхищал меня своими образными сравнениями. При этом они часто у него имеют политический подтекст. Он, как говорится, крепкий хозяйственник, и когда ему в отличие от прежних времен приходится добывать каждую копейку, особенно в условиях бюджетных правил игры, у него всегда возникают эмоции. Недавно я спросил московского мэра: как же так получилось, что с 1992 по 1999 год, несмотря на ваши героические усилия, промышленное производство столицы по сравнению с остальной Россией неуклонно, а порой и опережающими темпами, падало? А вот с 2000 по 2004 год, когда была скорректирована бюджетная и макроэкономическая модель, в Москве начался экономический рост и рост доходов населения. При этом то же самое происходило и происходит во всех российских регионах. И я буквально на пальцах доказал Юрию Михайловичу, что все эти успехи обусловлены не столько высокими нефтяными ценами, оздоровлением после дефолта или даже талантами мэров и губернаторов, сколько правильно выбранной и проводимой экономической и макроэкономической политикой центральных властей.

- Но насколько я понимаю, Юрий Лужков не за это вас обвиняет, а за попытку отобрать у московского правительства часть принадлежащей городу собственности.

- По этому поводу президентом был подписан закон, который ранее одобрили обе палаты российского парламента. Так что тут Юрий Михайлович явно лукавит, обвиняя во всех смертных грехах лишь министра финансов. По логике его претензии должны касаться наших законодателей. Но он почему-то решил всю критику сосредоточить на мне. Я не в обиде - все можно решить полюбовно. Кроме того, мэр забывает, что в свое время федеральное правительство передало столице достаточное количество собственности. Сейчас в рамках разграничения полномочий часть собственности отходит к Москве, часть - федеральному правительству. Понятно, что правительство Москвы вложило деньги, чтобы привести это хозяйство в порядок. С другой стороны, каждый год от федерального правительства московское получало немалые средства на столицу нашей родины, многократно превышающие те суммы, которые были вложены в поддержание оспариваемого сейчас имущества. Это огромное преимущество - быть столицей: в Москве все деньги крутятся. Так что в данном случае об экспроприации говорить смешно. Ну а полемика в этом вопросе - вещь вполне нормальная.

- Принято считать, что Россия сидит на нефтяной "игле". Но ведь существует другая "игла" - алмазная. В эти дни отмечается 50летний юбилей компании "Алроса". Какое будущее вы ей уготовили?

- Конечно, по сравнению с нефте- или газодобычей алмазная отрасль не приносит стране такой выручки. Но все равно она является важным источником пополнения казны. До последнего времени эта специфическая сфера деятельности оставалась закрытой. Сейчас она все больше открывается и переходит на рыночные рельсы. В ближайшее время, я надеюсь, будут приняты указы по системе квотирования, то есть отмене квот на продажу алмазов, и равного доступа к сырью. Компания не должна каждый раз испрашивать разрешения Кремля об экспорте своего товара. Такие меры сразу повысят ее авторитет и доверие среди инвесторов. Короче, мы намерены не только сохранить в нынешних параметрах, но и наращивать добычу алмазов. Причем и в других странах. Ныне мы все больше переходим на добычу алмазов подземным методом. Освободившиеся благодаря этому трудовые ресурсы можно было бы перебросить на другие разработки, в частности в энергетической сфере. "Алроса" обладает технологическим потенциалом и финансовой устойчивостью, которые позволяют ей, не снижая алмазодобычи, идти в смежные отрасли горной добычи, в разработку энергоресурсов. В Якутии находятся большие запасы нефти и газа. Компания "Алроса" могла бы заняться их разработкой.

Группа компаний "ИПП"
Группа компаний Институт проблем предпринимательства
ЧОУ "ИПП" входит
в Группу компаний
"Институт проблем предпринимательства"
Контакты
ЧОУ "Институт проблем предпринимательства"
191119, Санкт-Петербург,
ул. Марата, д. 92
Тел.: (812) 703-40-88,
тел.: (812) 703-40-89
эл. почта: info@ippnou.ru
Сайт: http://www.ippnou.ru


Поиск
Карта сайта | Контакты | Календарный план | Обратная связь
© 2001-2019, ЧОУ "ИПП" - курсы МСФО, семинары, мастер-классы
При цитировании ссылка на сайт ЧОУ "ИПП" обязательна.
Гудзик Ольга Владимировна,
генеральный директор ЧОУ «ИПП».
Страница сгенерирована за: 0.232 сек.
Яндекс.Метрика